The words you are searching are inside this book. To get more targeted content, please make full-text search by clicking here.
Discover the best professional documents and content resources in AnyFlip Document Base.
Search
Published by vstroganov, 2022-07-10 11:47:37

“Учение Десяти Сфирот” (талмуд эсер hа-сфирот, ТЭС), часть 5

Учение десяти сфирот-05

Талмуд Десяти Сфирот

Часть 5

Десять сфирот Акудим во втором распространении,
называемые «приходит и не приходит»
(ма́ тэ вэ-ло ма́ тэ)

Врата Начал

*1 1) Знай, что десять сфирот, называемые миром Акудим, суть света́ и
ветви, что вышли изо рта Адама Кадмона. И вот, как известно, в само́ м этом
рту есть свои десять сфирот, и в их десятой сфире, называемой их Малхут,
есть десять корней тех десяти сфирот, которые вышли вовне и называются
миром Акудим. Они тоже называются десятью сфирот, от Кетера до Малхут,
и являются корнями для тех десяти сфирот Акудим, что вышли вовне, ибо
так это во всех мирах.

2) И получается, что, когда изошли света к Маацилю, свет Кетера
остался навсегда прилепленным к Маацилю и не спустился вновь – из-за
того, что встал там, книзу от сфиры Малхут, что в десяти сфирот,
называемых корнями Акудим, и все эти десять – в сфире Малхут, что в
десяти сфирот совокупности «рот» Адама Кадмона. И получается, что эти
десять корней собою представляют их Малхут – ту, что изъявила те десять
сфирот, называемые Акудим, и называется она для них Маацилем.

3) И вот, у всех десяти корней их лики вниз, дабы светить в мир Акудим
через этот Кетер Акудим, навсегда оставшийся там, под Малхут корней. И
высший Кетер этих корней тоже страстно желает передавать благодать в
Кетер Акудим, который туда поднялся, поскольку непрестанное влечение
корней – светить своим ветвям, ведь те – их сыновья, и светят они в них в
достатке, дабы и ветви их, их сыновья, тоже сочетались в зивуге и породили
порождения.

4) А так как ветви тоже страстно желают получать свечение, питаясь
от корней, то и захар, и некева, которые в сосуде Кетер высших ветвей, оба
поднимаются наверх, под Кетер, который поднялся под Малхут корней, и
там получают от него своё свечение. А после, когда получили они всё, что им
необходимо, Кетер ветвей, который там остался навсегда, обращает теперь
лицо своё от них наверх, к корням, а спину свою – к захару и некеве.

1 «Врата Начал (шаар hа-hакдамот, ША), толкование (друш) 3, «Присутствует» и «отсутствует»
(ма́ тэ вэ-ло ма́ тэ).

5) Причина же того, что до́ лжно им подняться вверх, в том, что сосуды
Акудим суть первые сосуды, что были изъявлены, а выше них сосудов не
было изъявлено, поскольку свет там столь велик, что сосудам невозможно
там существовать, и потому, если бы высший свет протянулся вниз до места,
что внутри их сосудов, упразднились бы сосуды, и только потому необходимо
было, чтобы их света́ , захар и некева, которые в сосуде Кетер, поднялись
наверх.

Внутренний Свет

1) Знай, что десять сфирот, называемые миром Акудим, суть света́ и
ветви, что вышли изо рта (пэ) Адама Кадмона. И вот, как известно, в само́ м
этом рту есть свои десять сфирот, и в его десятой сфире, называемой его
Малхут, есть десять корней тех десяти сфирот, которые вышли вовне и
называются миром (ола́ м) Акудим. И они тоже называются десятью сфирот,
от Кетера до Малхут, и являются корнями для тех десяти сфирот Акудим,
что вышли вовне, ибо так это во всех мирах.

В Малхут есть десять корней. Как мы уже выяснили, при распространении
всякого парцуфа высший свет распространяется сначала для ударного зивуга
(зивуг де-акаа) к экрану, что в сосуде Малхут, а возвратный свет поднимается от
экрана вверх и облачается на те десять сфирот, что в высшем свете. И это
облачение называется десятью сфирот головы (рош). А затем Малхут
расширяется посредством возвратного света, который она подняла, в десять
сфирот «от себя и в себя», сверху вниз. И это облачение называется «тело» (гуф) а
в парцуфах АК они [эти сфирот] называются Акудим (досл. «связанными»). И
вот, получается, что Малхут с десятью сфирот своего возвратного света нисходят
и изъявляют (маацилим) десять сфирот тела, и потому они называются по имени
её десяти сфирот корней, что над сфирот тела.

2) И получается, что, когда изошли света к Маацилю, свет Кетера
остался навсегда прилепленным к Маацилю и не спустился вновь – из-за
того, что встал там, книзу от сфиры Малхут, что в десяти сфирот,
называемых корнями Акудим, и все эти десять [находятся] в сфире Малхут,
что в десяти сфирот совокупности «рот» Адама Кадмона. И получается, что
эти десять корней собою представляют их Малхут – ту, что изъявила (ацила)
те десять сфирот, называемые Акудим, и называется она для них Маацилем.

Встал там, книзу от сфиры Малхут. Как мы уже выяснили, первое
распространение Акудим произошло на уровне Кетер, поскольку ударный зивуг
произошёл там в экране в авиюте Далет. А как известно, после исхождения
первого распространения Акудим, при втором распространении уровень Кетер
уже не спускается снова, но остаётся в своем источнике, Маациле, то есть в
Малхут головы, которая и является его Маацилем. И сказано, что встал там, книзу

2

от сфиры Малхут из числа десяти сфирот, называемых корнями Акудим. Иными
словами, уровень Кетер, что возвратился к Маацилю, то есть к Малхут головы,
будучи ветвью этой Малхут, при возвращении к ней встаёт под ней. И до́ лжно
знать различие между Малхут головы, обладающей (баа́ ль) экраном, где
[происходит] ударный зивуг и [возникает] возвратный свет, и поднимающимся
светом Кетер, который является светом, который уже облачался в сосуд, но снова
оттуда вышел и является теперь светом без сосуда, и запомни это раз и навсегда.

3) И вот, у всех десяти корней их лики (паним) [обращены] вниз, дабы
светить в мир Акудим через этот Кетер Акудим, навсегда оставшийся там,
под Малхут корней. И высший Кетер этих корней тоже страстно желает
(хоше́ к) передавать благодать (леhашпи́ а) в Кетер Акудим, который туда
поднялся, поскольку непрестанное влечение (хе́ шек) корней – светить своим
ветвям, ведь те – их сыновья, и светят они в них в достатке, дабы и ветви их,
их сыновья, тоже сочетались в зивуге и породили порождения.

Их лики [обращены] вниз, дабы светить в мир Акудим через этот Кетер.
Объяснение: после исхождения [света из] Акудим, до́ лжно сосудам Акудим
получать свет от десяти сфирот головы для [поддержания] жизни, то есть малое
свечение, достаточное для их существования и только. И вот, свечение это им
до́ лжно получать посредством света Кетер, который стоит под Малхут головы,
ибо правило таково: всё, что приходит и передаётся в парцуф, передается через
сфиру Кетер этого парцуфа, который есть высший корень этих десяти сфирот. И
потому и здесь, хотя свет Кетер уже исшёл из парцуфа, всё же сосуды не могут
получить свечение для [поддержания] жизни, иначе как посредством света Кетер,
который стоит под Малхут головы.

И высший Кетер этих корней тоже страстно желает передавать
благодать <…> и породили порождения. Иными словами, помимо жизни,
которую ветви получают от своего света Кетер, который стоит под Малхут
Головы, есть у высших корней, что в Голове, влечение передавать ветвям
преизобильное свечение, дабы смогли они в зивуге сочетаться и порождать
порождения. И это преизобильное свечение передается им только через высший
Кетер корней, то есть в результате зивуга в экране Малхут головы, который
передает свету Кетер, стоящему под этой Малхут, а оттуда тот передаётся ветвям,
как еще будет разъяснено ниже.

4) А так как ветви тоже страстно желают получать свечение, питаясь
(линок, «сосать») от корней, то и захар, и некева, которые в сосуде Кетер
высших ветвей, оба поднимаются наверх, под Кетер, который поднялся под
Малхут корней, и там получают от него своё свечение. А после, когда
получили они всё, что им необходимо, Кетер ветвей, который там остался
навсегда, отворачивает теперь лицо (паним) своё от них наверх, к корням, а
спину (ахораим, «зад») свою – к захару и некеве.

3

Захар и некева, которые в сосуде Кетер высших ветвей – это решимо
Кетера и решимо бхины Гимель, включенные в экран, который поднялся и исшёл
после первого распространения к Малхут головы (как мы выяснили в ч. 4, гл. 4,
см. ОП, п. 50). Но ведь бхина Далет не оставила решимо! Откуда же в таком
случае здесь решимо уровня Кетер? Однако, [дело в том, что] в каждом состоянии
есть два вида решимот, поскольку есть решимо притяжения (hамшаха́ ), которое
относится к нижнему свойству (бхина) ступени, и есть решимо облачения света,
которое относится к высшему свойству уровня ступени (см. об этом во
«Внутреннем созерцании», ч. 4, п. 41). И эти два решимо соотносятся как
свойство мужское (захар) и женское (некева), где решимо облачения является в
решимо мужским, а решимо притяжения – женским. И знай, что скрылось только
женское решимо четвёртой стадии, то есть то, которое относится к Малхут, а
мужское решимо, которое относится к Кетеру, осталось и включилось в экран,
который поднялся к Малхут головы.

Оба поднимаются наверх <…> и там получают от него своё свечение.
Итак, подъем соделывается в результате очищения экрана, что в табуре, доколе не
соделывается [таким же] чистым (зах), как Маациль, то есть Малхут головы,
поскольку совпадение по свойствам (hашваат hа-цура, «равенство формы»)
объединяет духовные [объекты] в один. А так как экран тела соделался [таким же]
чистым, как экран головы, считается, что он поднялся и объединился с ним
воедино на его уровне. А, как известно, исхождение [света] не имеет никакого
отношения к голове, и экран, который там, всегда находится непрерывном зивуге
с высшим светом. Поэтому и поднявшийся туда экран тоже включается с ним в
его зивуг и получает с ним вместе высший свет. Об этом и сказано «оба
поднимаются <…> под Малхут и там получают от него свое свечение» –
благодаря тому, что он включается в высший зивуг, который [происходит] там.

А после, когда получили они всё, что им необходимо. Объяснение: пока
не стали пригодными к тому, чтобы распространиться вместе с тем свечением,
которое получили, на свое место в теле, как будет сказано ниже.

Поворачивается теперь лицом своим от них наверх. То есть, когда
прервался зивуг, относящийся к свету Кетер, свечение его перестало
распространяться к захару и некеве (ЗоН), которые [находятся] под ним. И это
[явление] называется, что «спина» (ахор) его обращена к (кнегед, «напротив»)
ЗоН, поскольку недопущение (мениа) свечения называется «спиной». А причина
прерывания свечения, как будет объяснено ниже, в том, что зивуг достиг некевы,
которая включена в решимо, а это авиют Гимель, который привлекает [свет]
только от уровня Хохма высших корней, а не от Кетера корней, и потому свет
Кетер, который под Малхут, не получает более свет для ЗоН, которые под ним. А
после того, как соделывается зивуг стадии Гимель, тотчас захар и некева
распространяются в тело – в сосуд Кетер, который там находится, как будет
сказано ниже. И соделывается второе распространение Акудим.

5) Причина же того, что до́ лжно им подняться наверх, в том, что сосуды
Акудим суть первые сосуды, что были изъявлены, а выше них сосудов
изъявлено не было, поскольку свет там столь велик, что сосудам невозможно
там существовать, и потому, если бы высший свет протянулся вниз до места,
что внутри их сосудов, упразднились бы сосуды, и только потому необходимо

4

было, чтобы их света,́ захар и некева1, которые в сосуде Кетер, поднялись
наверх.

Сосуды Акудим суть первые сосуды, то есть сосуды первого
распространения, откуда поднялись эти захар и некева Кетера (см. выше, ч. 4, гл.
1, п. 5, в словах Ари и в ОП).

Если бы высший свет протянулся вниз <…> упразднились бы сосуды.
Иными словами, если бы уровень Кетер снова распространился в сосуды, как
было изначально, до его исхождения, тогда сосуды, которые соделались во время
исхождения, упразднились бы по причине, о которой писал Ари выше (см. ч. 4,
гл. 6, п. 3).

Необходимо было, чтобы их света, захар и некева, которые в сосуде
Кетер, поднялись наверх. Из-за того, что у этих захара и некевы Кетера, которые
поднялись наверх в результате высветления экрана, есть авиют только бхины
Гимель, (см. в смежном комментарии, со слова «Захар»2), они привлекают только
уровень Хохма, и свет Хохма облачается в сосуд Кетер, свет Бина – в сосуд Хохма
и т. д. И оказывается, что каждому сосуду недостаёт весьма многого от меры
света, которая ему положена – ведь в сосуде Кетер есть теперь только свет Хохма,
намного более низкий. И так же в сосуде Хохма – у неё3 есть только свет Бина и
т. д. И из-за этого проявляется авиют сосудов так, чтобы они не могли
упраздниться.

●●●

Древо Жизни

*4 6) А теперь разъясним, что происходит при этом подъёме. И скажем
так: когда не приходит он в Кетер из-за того, что захар и некева Кетера
поднимаются наверх, в то место Кетера, что в конце высших корней, они не
могут там пребывать вместе, поскольку он больше, чем они, и потому они
остаются на его месте, а он поднимается на место корня Малхут. Тогда и
корень Малхут тоже поднимается в корень Есода, и там они оба остаются в
Есоде как захар и некева, и тогда корень высшего Кетера передаёт благодать
вниз, поскольку нижние уже подготовлены к тому, чтобы её принять, и тогда
нуква Кетера включается в захара.

7) Объяснение же таково, что есть несколько видов взаимовключения:
первый – когда два све́та находятся в двух сосудах каждый отдельно, а затем,
когда оба эти све́та входят в один сосуд, это называется взаимовключением,

1 Ари использует здесь аббревиатуру ЗоН. Не путать с ЗоН как «ЗА и Нуква».
2 ОП, п. 4, с начала.
3 так у БС – местоимение в ж. р: соотносит не со словом «сосуд» (кли, м. р.), но со словом Хохма
(ж. р.).
4 «Древо жизни» (эц хаим, ЭцХ), Врата 7, гл. 4.

5

поскольку они включаются друг в друга в одном сосуде. И есть ещё понятие
другое – когда оба эти све́та, захар и некева, находятся в двух сосудах, и
между ними случается, как сказано в главе Трума, таинство любви, и это
означает, что включается свечение захара в нукву, и оба они в одном сосуде,
и так же возвращается свечение нуквы, дабы включиться в сосуд захара.
Итак, есть четыре све́та, по два в каждом сосуде, взаимно включённые друг в
друга, и в этом тайна четырёх букв «любовь».

8) И есть ещё другой вид взаимовключения – действительность, в
которой мы находимся: это два света без сосудов, то есть ЗоН Кетера, что
поднялись наверх, и они не в сосуде, и тогда их взаимовключение таково, что
они получают свечение друг от друга, и это их взаимовключение.

9) И вот, теперь нуква включается в дхуру, поскольку некева – это свет
Хохма, а захар – это свет Кетер, который остался в сосуде, и потому именно
захар получает сейчас от своего корня, корня Кетера. И тот протягивается к
нему благодаря тому, что высветлился тот Кетер, который остался наверху,
в конце корней. Благодаря высшему свечению корня Кетера он очень
высветлился, и в захар Кетера светит великий свет. И тогда некева
включается в захара и получает от него своё свечение. Таким образом,
получается, что теперь в своих свечениях равны три состояния: захар и
некева сосуда Кетер, и тот Кетер, что над ними. И затем, будучи равными,
они получают свой свет от корня высшего Кетера.

10) И тогда необходимо, чтобы и некева Кетера тоже получала от своего
высшего корня, высшей Хохмы. И потому высший корень Хохмы спускается
в Бину, Бины – в Хесед и так далее, до Есода, который спускается в Малхут.
И тогда тот Кетер, что поднялся на место корня Малхут, спускается на своё
место, поскольку он не может там находиться – ведь нет у него подобия с
корнем Малхут. К тому же, он является ветвью, а Малхут – корнем, и потому
он «хуже» неё, и, хотя и получает от Кетера, он спускается на своё место, где
может находиться вместе с ЗоН, которые были на его месте, поскольку тогда
все трое они равны, так как все они равны в получении от корня высшего
Кетера.

11) И тогда нисходит свечение корня Хохмы вниз, и тогда захар
включается в нукву. И сначала получает нуква, поскольку по высоте она
сравнялась с захаром, и оба равно получили от корня высшего Кетера. А так
как теперь они получают от корня Хохмы, то нуква получает первой из всех
трёх, что здесь, а они получают от неё и в неё включаются. И в этом тайна
«доблестная жена – венец мужа своего».

12) Однако тому, что корень Хохмы спускается вниз, на место корня
Бины и так далее, есть несколько причин. Во-первых, из-за близости к
корню Кетера она светить не может – ведь свет её упраздняется в свете,
который нисходит от Кетера.

Кроме того, ей необходимо снизиться, чтобы Нуква, что в Кетере, могла
получить от него первой, и это приводит к тому, что корень приближается к
ней на одну ступень больше, чем приближается Захар, что в Кетере, к своему
корню.

6

А кроме того, как мы выяснили, корни никогда не отстраняются от
передачи благодати вниз, когда нижние желают получать. Поэтому корень
Кетера не отстраняется от передачи благодати вниз всё время, пока ЗоН
находятся вне их сосуда, и если так, то Хохма передавать не может. И потому,
когда Хохма отдалится и спустится вниз, в место Бины, её место освободится,
и в то время, когда благодать, передаваемая от корня Кетера, наполняет это
место опустевшего пространства, Хохма передаёт благодать вниз. И
получается тогда, что, хотя Кетер и передаёт, свечение Хохма не
упраздняется.

13) Однако спуск Хохмы не наносит ущерба её свечению при отдалении
от Маациля на одну ступень по той причине, что высший Кетер наполняет
место этого пространства, поскольку, если бы, на самом деле, там осталось
место опустошённого пространства, прервался бы свет к Хохме от Маациля
и, напротив, понесла бы ущерб Хохма, и лучше было бы ей оставаться на
своём месте. Но теперь, когда Кетер наполняет место этого пространства,
есть путь и переход для света Маациля, дабы передавать благодать в корень
Хохмы, и нет ей ущерба никакого.

14) И вот, после того, как ЗоН получили также и от корня Хохмы, им
более не нужно пропитание, и ЗоН спускаются в свой сосуд, а корень Хохмы
поднимается на своё место. А также корень Кетера частично забирает свет
себе, и тот Кетер, что в конце корней, получает только минимум,
необходимый ему для жизни. И теперь считается, что приходит в Кетер по
отношению к сосуду, поскольку свет вернулся в свой сосуд. Однако,
считается, что корень высшего Кетера не приходит вниз, в Акудим, ведь из
всего этого мы выяснили, что согласно свету первый сосуд называется
«Кетер», но в нём есть только свет Хохма, поскольку свет Кетер остался
наверху, в конце корней. И в этом тайна: «всё мудростью» и далее.

Внутренний Свет

6) А теперь разъясним, что происходит при этом подъёме. И скажем так:
когда он не приходит (ло матэ) в Кетер из-за того, что ЗоН Кетера
поднимаются наверх, в то место Кетера, что в конце высших корней, они не
могут пребывать там вместе, поскольку он больше, чем они, и потому они
остаются на его месте, а он поднимается на место корня Малхут. Тогда и
корень Малхут тоже поднмается в корень Есода, и там они оба остаются в
Есоде как захар и некева, и тогда корень высшего Кетера передаёт благодать
(машпи́ а) вниз, поскольку нижние уже подготовлены к тому, чтобы её
принять, и тогда нуква Кетера включается в захара.

Не приходит (ло матэ) в Кетер из-за того, что ЗоН Кетера поднимаются
наверх. Иными словами, исхождение уровня Кетер первого распространения,
называемое [состоянием] «ло матэ» в Кетер, представляет собой исхождение ЗоН
(захара и некевы) Кетера наверх, то есть, когда они поднимаются туда, дабы
включиться в высший зивуг, который [происходит] в Малхут головы. Это уже

7

подробно разъяснено в части 4 (см. «Внутренний свет» (ор пними, ОП), гл. 4, п.
50), и здесь я изложу это вкратце лишь в мере, достаточной для того, чтобы
понять, что говорит Ари здесь.

Итак, там разъясняется, что, по сути, единственной причиной исхождения
светов из первого распространения Акудим был подъем Малхут, который
объясняется высветлением экрана, что в сосуде Малхут, в таком порядке, что при
подъёме Малхут к ЗА, бхине Гимель, исчезает уровень Кетер. Затем, когда экран
поднимается из ЗА к Бине, исчезает также уровень Хохма. Затем, когда он
поднимается из Бины к Хохме, исчезает уровень Бина, а когда он поднимается из
Хохмы к Кетеру, исчезает также уровень ЗА. А затем, когда он поднимается из
сосуда Кетер к Маацилю, то есть к Малхут головы, полностью исчезает весь свет
этого распространения.

И вот, все света, что изошли оттуда, оставили после себя решимот в своих
сосудах, кроме Малхут, бхины Далет, которая после исхождения не оставила
после себя никакого решимо. Также там разъясняется, что когда Малхут, то есть
её экран, высветляется и поднимается от бхины к бхине, включаясь в решимот,
которые оставили после себя света́ в своих бхинот при высветлении от бхины
Далет до бхины Гимель, то есть сосуда ЗА, экран включается в решимо, которое
там осталось от света ЗА после его исхождения, так и затем, когда он поднимается
и высветляется до бхины Бет, то есть сосуда Бина, он включается также в решимо,
которое осталось там от света Бина после её исхождения. И так же, когда он
поднимается к Хохме, включается в решимо Хохмы. А когда поднимается к
Кетеру, включается в решимо Кетера.

Таким образом, при последующем подъеме из Кетера к Маацилю
оказывается, что экран состоит из всех решимот, которые есть в десяти сфирот
первого распространения, кроме решимо бхины Далет, поскольку оно исчезло
даже из само́ й Малхут первого распространения.

И знай, что сущностная основа (ика́ р) решимот, что включены в экран, – это
авиют бхины Гимель, оставшийся1 от уровня Хохма, и авиют бхины Далет
облачения, оставшийся от уровня Кетер, поскольку решимот от более низких
уровней включены в эти высшие решимот.

И знай, что хотя уровень Кетер неизмеримо выше уровня Хохма, тем не
менее, оба эти решимот могут здесь находиться на одной ступени, различаясь
только как захар и некева. И это потому, что решимо уровня Кетер – это только
половина решимо. И более того: ему недостаёт той половины, что более важна,
поскольку, как уже мы выяснили выше, всякое решимо состоит из двух: решимо
притяжения и решимо облачения. Это означает, что величина уровня измеряется
мерой авиюта в экране, так как более плотный (ав) притягивает более высокий
уровень. Однако, из-за того, что большему уровню требуется более прозрачный
(зах) сосуд, нам следует различать на каждом уровне два свойства (кцавот),
между собой противоположных: чем выше уровень, тем непреложно должны
быть у него, с одной стороны, более плотные (авим) экран и сосуд Малхут,
притягивающие наивысший уровень, а с другой стороны – сосуд получения

1 слово «авиют» на иврите – ж. р. В данном переводе как термин используется в м. р., аналогично
словам «катнут», «гадлут» и некоторым другим. Но не «малхут» (всегда в ж. р.).

8

непреложно должен быть более прозрачный, подходящий для облачения
наибольшего света.

И потому считается, что каждое из решимот, оставшихся от первого
распространения, состоит из двух половин: решимо притяжения и решимо
облачения. И знай, что решимо притяжения – основное, поскольку на него
происходит высший зивуг, и от него поднимается возвратный свет, который
связывает и облачает высший свет в парцуфе.

И из того, что мы разъяснили, поймёшь, почему решимот уровня Кетер с
решимо уровня Хохма определяются как захар и некева, что на первый взгляд
удивительно весьма – ведь, как известно, захар и некева должны быть равны
между собой, иначе как смогут они друг с другом соприкоснуться, как будут
отдавать и получать друг от друга? А здесь захар – от уровня Кетер, а некева – от
уровня Хохма? Но ведь Кетер неизмеримо выше, чем Хохма, как известно!
Однако, как мы выяснили, решимо уровня Кетер – это только половина этого
решимо, причём половина более слабая, поскольку не способна привлечь свет
самостоятельно, в то время как решимо бхины Гимель – решимо полное как
относительно притяжения, так и относительно облачения. И потому оказывается,
что полное решимо бхины Гимель уравнивается с половиной решимо уровня
Кетер. И пойми это, и запомни раз и навсегда.

А далее будет разъяснено, как эти захар и некева соединяются с экраном в
Малхут головы в одном зивуге в результате подъема туда, благодаря чему они
ещё раз заново привлекают распространение высшего света в парцуф, что
называется «вторым распространением».

И говорит он, что когда он не приходит (ло матэ) в Кетер из-за того, что
захар и некева Кетера поднимаются наверх <…> тогда корень высшего
Кетера передаёт благодать вниз. Как говорилось выше, когда «не приходит» в
Кетер, то есть при первом распространении, которое в общем аспекте называется
«Кетер», с этого уровня Кетер поднимаются захар и некева, где захар – это
решимо Кетера уровня Кетер, а некева – решимо Хохмы того же уровня Кетер. И
поднимаются они под Малхут головы и обновляются там в новом зивуге, о чём
будет сказано ниже.

Они остаются на его месте <…> и корень Малхут поднмается в корень
Есода. И до́ лжно тебе узнать здесь такое правило: подъем ветвей, то есть
высветление их авиюта, вызывает также и подъем их корней. И несмотря на то,
что в корнях, то есть в десяти сфирот головы, не существует высветления, всё же
подъем корней является следствием высветления ветвей, поскольку ветви
соотносятся со своими корнями, как соотносятся действие и потенциал – ведь
сущность (маhут) у них одна, и в действии нет иного, чем то, что есть в
потенциале. И потому, если есть какое-либо раскрытие в ветвях, то есть в сфирот
тела, то прежде непременно то самое раскрытие обязано проявиться в десяти
сфирот корней. И потому поистине невозможно, чтобы высветление и
исхождение светов из облачения в сосуды случилось в десяти сфирот головы –
ведь облачение светов там в сосуды – всецело только в потенциале. Однако,
подъем места зивуга, несомненно, там происходит, но это соделывается только
вследствие подъема туда ветвей.

9

И это знание – в числе важнейших в этой мудрости. Далее Ари подробно
рассмотрит этот вопрос во всех деталях, а здесь он излагает его в самых общих
чертах и говорит, что подъем ЗоН уровня Кетер тела в место под Малхут головы
вызывает включение света Кетер в сосуд Малхут головы, и оба этих включения, а
именно – включение ЗоН Кетера тела под Малхут головы в место света Кетер
тела, и включение света Кетер тела в сам сосуд Малхут – приводят к тому, что
корень Малхут, то есть экран, включенный в сосуд Малхут головы, поднимается к
месту корня Есода, то есть в авиют бхины Гимель.

Корень высшего Кетера передаёт благодать вниз. Это то самое
преизобилие благодати от зивуга с целью породить порождения (леhолид
толдот), то есть десять сфирот второго распространения, называемого парцуфом
АБ де-АК, который определяется как порождение (толада) и сын (бен) первого
парцуфа Адама Кадмона.

Нижние уже подготовлены к тому, чтобы её принять. Говорится об
устроении экрана таким образом, что он будет пригоден и готов к тому, чтобы
сочетаться в зивуге с высшим светом.

Нуква Кетера включается в захара. Пояснение: этот зивуг соделывается
не на решимо бхины Гимель, то есть некевы, но на решимо бхины Далет, захара
Кетера, а некева включается с ним в свечение зивуга.

7) Объяснение же таково, что есть несколько видов взаимовключения:
первый – когда два све́та находятся в двух сосудах, каждый отдельно, а
затем, когда оба эти све́та входят в один сосуд, это называется
взаимовключением, поскольку они включаются друг в друга в одном сосуде.
И есть ещё понятие другое – когда оба эти све́та, захар и некева, находятся в
двух сосудах, и между ними случается, как сказано в главе Трума1, таинство
любви, и это означает, что включается свечение захара в нукву, и оба они в
одном сосуде, и так же возвращается свечение нуквы, дабы включиться в
сосуд захара. Итак, есть четыре све́та, по два в каждом сосуде, взаимно
включённые друг в друга, и в этом тайна четырёх букв [слова] «любовь»
(аhава́ – Алеф-hЕй-Бет-hЕй).

[Несколько видов] взаимовключения: первый <…> два све́та в двух
сосудах <…> включаются друг в друга в одном сосуде. Всякое разделение в
духовном происходит в результате различия по форме, а всякое соединение – это
совпадение по форме. Поэтому если, к примеру, один свет облачается в бхину
Далет, а другой – в бхину Гимель, они считаются двумя [света́ми] – ведь их
различие по форме отделяет их друг от друга, и они определяются как два
отдельных света в двух сосудах, каждый сам по себе. Но когда сосуд бхины Далет
высветляется, а бхина Гимель [в нём] всё ещё остаётся, два сосуда
взвимовключаются и соделываются одним сосудом, будучи оба одной формой.
Так и два света включаются друг в друга своим свечением, несмотря на то, что
относительно их выхода из десяти сфирот прямого света это два вида, например,
этот – руах, а этот – нефеш.

1 см. Зоhар с комм. Сулам, Трума, статья «Поцелуи», пп. 368-383 (прим. перев.)

10

Оба све́та <…> в двух сосудах <…> таинство любви, и это зивуг
поцелуев (де-нешикин), как будет разъяснено в своем месте.

8) И есть ещё другой вид взаимовключения – действительность, в
которой мы находимся: это два света без сосудов, то есть ЗоН Кетера, что
поднялись наверх, и они не [находятся] в сосуде, и тогда их взаимовключение
таково, что они получают свечение друг от друга, и это их взаимовключение.

Действительность, в которой мы находимся: это два света без сосудов.
Здесь захар и некева находятся в состоянии подъёма в результате высветления
экрана от всего авиюта, который в нём был, и по форме он стал полностью равен
Маацилю. И эти захар и некева суть не более чем «тихие» решимот, так как нет в
них никакого авиюта. Но из-за того, что прежде они облачались в тело: это – на
уровне Кетер Тела, а это – на уровне Хохма Тела, мы называем их захар и некева.
И Ари говорит нам здесь, что «это два света без сосудов, то есть ЗоН Кетера,
которые поднялись наверх», подчёркивая, что при подъёме в этих ЗоН нет ничего
от состояния «сосуды».

9) И вот, теперь нуква включается в дхуру, поскольку некева – это свет
Хохма, а захар – это свет Кетер, который остался в сосуде, и потому именно
захар получает сейчас от своего корня, корня Кетера. И тот протягивается к
нему благодаря тому, что высветлился тот Кетер, который остался наверху,
в конце корней. Благодаря высшему свечению корня Кетера он очень
высветлился и в захар Кетера светит великий свет. И тогда некева
включается в захара и получает от него своё свечение. Таким образом,
получается, что теперь в своих свечениях равны три состояния: захар и
некева сосуда Кетер, и тот Кетер, что над ними. И затем, будучи равными,
они получают свой свет от корня высшего Кетера.

Некева – это свет Хохма, то есть решимо, которое оставил свет уровня
Хохма после свего исхождения.

А захар – это свет Кетер, который остался в сосуде, то есть решимо,
которое оставил свет уровня Кетер после своего исхождения, то есть которое он
оставил в сосуде уровня Кетер, а теперь поднялся к Маацилю в результате
высветления экрана.

Высветлился тот Кетер, который остался наверху, в конце корней. Здесь
Ари излагает нам полный порядок зивуга и порождения нижнего парцуфа
посредством высшего. И потому нам до́ лжно понять его слова с предельной
точностью. Итак, он пишет, что решимот, которые поднялись вследствие
исхождения первого распространения – то есть решимо света, который остался в
сосуде Кетер, и решимо от света, который остался в сосуде Хохма – поднялись
под Малхут головы, на место, где пребывал общий свет уровня Кетер первого
распространения после исхождения оттуда.

11

И получается, что есть здесь, в Малхут головы, три вида све́та тела первого
парцуфа АК, которые вышли из него после исхождения и пришли в голову этого
парцуфа, и это

- общий уровень Кетер тела
и
- решимо, которое этот уровень Кетер оставил в сосуде Кетер тела после
исхождения, после чего и оно тоже поднялось в голову в результате включения в
поднявшийся экран Малхут тела, и это решимо называется захаром сосуда Кетер.
И до́ лжно понимать, что это решимо является ветвью общего уровня Кетер. На
самом деле, это больше, чем ветвь – ведь оно является частью само́ й его сути, и
всё различие между ними в том, что общий свет уровня Кетер полностью исшёл
из тела тотчас после высветления экрана от авиюта бхины Далет, а решимо – это
та часть его, которая осталась там, в его сосуде. Итак, ты видишь, что по сути они
– одно;

- и есть здесь ещё второе решимо, то есть свет, который свет уровня Хохма
тела АК оставил в своём сосуде после исхождения из тела, и называется оно
некевой Кетера, так как и оно тоже поднялось из своего сосуда тела к Голове
посредством включения в экран, когда он высветлился.

(Мы это уже подробно рассмотрели в части 4, в ОП, гл. 4., п. 50, и теперь
до́ лжно тщательно исследовать всё, что там сказано, и следовало бы здесь всё это
повторить, но я решил, что не буду вдаваться в подробности, и потому здесь буду
предельно краток.)

И хорошо запомни названия этих трёх светов – захар Кетера, некева Кетера
и свет Кетер, – согласно тому как мы разъяснили выше, поскольку невозможно
разъяснять их всякий раз. Также запомни, что все три эти све́та суть ветви Малхут
головы, поскольку именно она их вывела в тело силой изменения свойств и
авиюта тела, которые она им придала, что называется «авиютом сверху вниз».
Теперь же, когда они снова высветлились от этого авиюта, снова возвратились к
ней и включились в неё, как прежде. И это определяется как подъём этих трёх
светов на место Малхут головы. Однако относительно порядка их расположения
там определяется, что каждая ветвь стоит под наиболее близким к ней корнем:
свет Кетер, то есть общий свет, который поднялся и исшёл из тела, является
ближайшим к Малхут, за ним стоит захар Кетера, поскольку он является ветвью
света Кетер и решимо, которое свет Кетер оставил в своём сосуде, а за ним стоит
некева Кетера, поскольку она имеет авиют бхины Гимель и является ветвью от
захара Кетера, который имеет авиют бхины Далет.

И знай, что подъёмы захара и некевы Кетера к голове вызвали там два
зивуга, поскольку экран и Малхут головы тотчас поднялись в Есод головы, что
означает, что Малхут оставила (азва́ ) свою бхину Далет и приняла авиют бхины
Гимель головы. И причина этого подъёма в том, что исхождение светов первого
распространения из тела вызвало прекращение передачи благодати [со стороны]
Малхут головы, поскольку передавать ей больше некому. А поскольку естество
Малхут головы состоит всецело и только в том, чтобы передавать, так как сама
она с момента сокращения и далее может получать только посредством ударного
зивуга, который в ней происходит, то она поднимает возвратный свет, и
посредством этого возвратного света передаёт благодать и низводит высший свет
в тело. И вот, когда исходят света́ из тела, она может передавать в тело благодать

12

только сокращённую, достаточную только для [поддержания] существования
сосудов тела, дабы они не упразднились окончательно.

И потому, когда приходят экран и решимот захара и некевы Кетера на место
Малхут, где зивуг не прекращался, они тотчас обретают авиют от авиюта головы
на всю ту меру, что включена в эти решимот. А так как бхина Далет не оставила
своего решимо, то не могли они обрести авиют бо́ льший, чем от бхины Гимель, и
тогда Малхут головы, [пребывая] в великом желании передавать благодать,
оставила свой авиют бхины Далет и приняла авиют бхины Гимель. И потому
считается, что она поднялась на место Есода, дабы соделать там новый ударный
зивуг на экран бхины Гимель, благодаря которому некева Кетера сможет
получать её благодать. И это – один зивуг, который вызвали ЗоН де-Кетер своим
подъёмом в голову.

Но есть здесь также и решимо бхины Далет, только оно от облачения, то
есть захар Кетера. И вот, само это решимо не способно привлечь свет своею
силой, что означает совершить ударный зивуг с высшим светом, дабы поднять
возвратный свет, чтобы этот возвратный свет привлёк к нему этот свет, как
известно. Однако, оно способно соединиться с некевой, то есть с авиютом
притяжения. И хорошо пойми.

И потому Малхут головы совершила здесь ударный зивуг на авиют
совмещённый: от бхины Далет облачения и от бхины Гимель притяжения, тем
самым подняв возвратный свет до уровня Кетер головы, что стало возможным
благодаря авиюту бхины Далет.

Итак, мы чётко разъяснили два зивуга, вызванные подъёмом захара и некевы
Кетера в Малхут головы, силой их подъёма и включения в неё:

- первый – зивуг на совмещённый авиют от бхины Далет облачения и бхины
Гимель притяжения, и этим зивугом был привлечён уровень Кетер головы;

- второй – зивуг на авиют только бхины Гимель, и этим зивугом
привлекается только уровень Хохма головы.

И из того, что мы до этого момента разъяснили, ты хорошо поймёшь слова
Ари [приведённые] в п. 6, что ЗоН Кетера поднимаются наверх, в то место
Кетера, что в конце высших корней, и это означает, что их местоположение
(мециют) в голове определяется таким образом, что каждая ветвь [находится] под
своим корнем: некева – под захаром, а захар – под светом Кетер (см. в ОП,
[абзац] со слов: «И хорошо запомни»).

А он поднимается на место корня Малхут, и тогда корень Малхут тоже
поднмается в корень Есода, и там они оба остаются в Есоде как ЗоН, то есть,
ради передачи благодати поднявшимся захару и некеве она оставляет свю бхину
Далет, место Малхут головы, и принимает авиют бхины Гимель, а это место
Есода головы (см. выше, [абзац] со слов: «И потому»).

Однако, обрати внимание на уточнение Ари. Он говорит: и там они оба
остаются в Есоде как захар и некева. Тем самым он указывает на отличие того,
что происходит здесь [от прочих случаев]. Как правило, когда Малхут
поднимается в Есод, Есод [в свою очередь] поднимается в сфиру, которая
находится над ним, поскольку Малхут приняла авиют бхины Гимель, а зивуг,
который возникает на бхину Гимель, пользуется только уровенем Хохма, и тогда

13

свет Хохма входит в сосуд Кетера, Бина – в сосуд Хохмы, ЗА – в сосуд Бины, а
Малхут – в сосуд ЗА. Здесь же ЗА не поднялся в сосуд Бины, но они оба остались
в Есоде, как говорит Ари.

Причина этого явления становится вполне понятной из сказанного выше
[см. абзац] со слова «Однако»: здесь соделался зивуг, совмещающий авиют
облачения бхины Далет с авиютом притяжения бхины Гимель, из которых стала
состоять Малхут головы от потенциала захара и некевы Кетера, поднявшихся в
неё. И вследствие совмещения с бхиной Далет облачения в ней соделался
ударный зивуг, привлекающий уровень Кетер головы. И в этом случае свет Кетер
приходит в свой сосуд, и сфирот своих мест не меняют. Естественно, и Есод тоже
остался в своём сосуде вместе с поднявшейся к нему Малхут. Таким образом,
теперь в сосуде Есода имеются одновременно два света вместе, и они тоже суть
захар и некева, то есть, свет его собственный – это захар, а свет Малхут – некева.
Об этом и сказано: как захар и некева. И пойми.

И тогда корень высшего Кетера передаёт благодать вниз, покольку
нижние уже подготовлены к тому, чтобы её принять. То есть, уровень,
который возникает в результате этого совмещающего зивуга – это уровень Кетер
головы. И потому корень высшего Кетера, Кетер головы, передаёт благодать вниз,
свету Кетер, который включён в сосуд Малхут, и от Кетера этот свет достигает
своего решимо, называемого захаром сосуда Кетер, а от захара свет достигает
некевы сосуда Кетер, притом что все три вместе взаимно включаются друг в
друга.

И тогда нуква Кетера включается в захара, поскольку пока ещё не
соделывается для неё отдельный зивуг в Малхут головы, то есть второй зивуг, на
авиют бхины Гимель, но она включается в совмещении с решимо облачения
захара. И хорошо пойми это.

И сказано здесь, в п. 9: и тот протягивается к нему благодаря тому, что
высветлился тот Кетер, который остался наверху, в конце корней. Здесь он
даёт очень важное понятие. Тот зивуг, который здесь теперь соделывается,
является высшим зивугом головы, то есть соделывается с помощью экрана в
Малхут головы. И как же в этом случае в этот зивуг включится свет Кетер – свет,
который уже включился в авиют тела, которое по свойствам весьма далеко от
головы? Об этом нам Ари и говорит: «и тот протягивается к нему благодаря тому,
что высветлился тот Кетер». Иными словами, экран тела поднялся и настолько
очистился от всего авиюта тела, что поднялся в голову, и из-за того, что
полностью освободился (нишъав) от свойств тела, которые включались в свет
Кетер, и соделался таким же чистым, как сама голова, он включился с Малхут в
зивуг головы, принял свет Кетер головы и передал его захару и некеве сосуда
Кетер.

И тогда некева включается в захара. Как сказано в смежном
комментарии, её бхина Гимель включилась и совместилась с бхиной Далет
облачения захара, а затем вышла из этого совмещения, поскольку Малхут головы
соделала отдельный зивуг на бхину Гимель некевы, как он здесь нам разъясняет.

В своих свечениях равны три состояния <…> [и] получают свой свет от
корня высшего Кетера. Все три включились в зивуг Малхут головы, в экран,
совместивший авиют облачения бхины Далет с авиютом притяжения бхины

14

Гимель. Таким образом, возвратный свет, поднявшийся от него, облачил [прямой
свет] до уровня высшего Кетера, то есть Кетера головы. А о взаимовключении
трёх этих светов мы уже разъяснили выше, что каждая ветвь включается в
ближайшей к ней корень, то есть: нуква Кетера – в захар Кетера, захар Кетера – в
свет Кетер, а свет Кетер – в Малхут.

10) И тогда необходимо, чтобы и некева Кетера тоже получала от своего
высшего корня, высшей Хохмы. И потому высший корень Хохмы спускается
в Бину, Бины – в Хесед и так далее, до Есода, который спускается в Малхут.
И тогда тот Кетер, что поднялся на место корня Малхут, спускается на своё
место, поскольку он не может там находиться – ведь нет у него подобия с
корнем Малхут. К тому же, он является ветвью, а Малхут – корнем, и потому
он «хуже» неё, и, хотя он и получает от Кетера, спускается на своё место, где
может находиться вместе с ЗоН, которые были на его месте, поскольку тогда
все трое они равны, так как все они равны в получении от корня высшего
Кетера.

И тогда необходимо, чтобы и некева Кетера тоже получала от своего
высшего корня. Это означает, что весь тот великий зивуг, который соделался на
экран, совместивший в себе захара и некеву, который, как мы выяснили, привлёк
огромный свет высшего Кетера, весь остался в голове и не может
распространиться в тело по той причине, что недостаёт там авиюта притяжения
бхины Далет, а совмещения, которое соделалось со свойством притяжения бхины
Гимель, было достаточно только для десяти сфирот головы, поскольку в них
реального облачения (бе-поаль) нет, а для облачения в действии в тело его не
достаточно.

И потому, когда в захаре сосуда Кетер пробудился авиют облачения, дабы
распространиться вместе с этим огромным светом для реального облачения, то
есть, для облачения в десять сфирот тела, тотчас проявилось из-за этого свойство
тела, включённое в свет Кетер, который стоит в месте Малхут головы. И вместе с
этим его форма стала отличаться от Малхут головы, и этим определилось, что он
тотчас отделился от Малхут и вышел из неё на своё место, поскольку изменение
формы разделяет (мавдиль) и отделяет (мафриш) духовные [сущности] друг от
друга. А так как он вышел из места Малхут, он тотчас отделился от света высшего
Кетера, и в нём осталось только прежнее, сокращённое свечение. И об этом
говорится, что свет Кетер обратился своим «лицом» вверх, а «спиной» – вниз.

И тогда необходимо, чтобы и некева Кетера тоже получала от своего
высшего корня – ведь этот зивуг не восполняется великим зивугом высшего
Кетера, поскольку его свечение не распространяется в тело, и потому они
нуждаются в зивуге, который соделывается на нукву Кетера, то есть на авиют
бхины Гимель, который восполнен как по притяжению, так и по облачению.

От своего высшего корня, Хохмы. Решимо, которое осталось от уровня
Хохма первого распространения после её исхождения, которое представляет
собой авиют бхины Гимель, соделывается здесь нуквой Кетера и истоком (мако́ р)
второго распространения.

15

Высший корень Хохмы спускается в Бину, Бины – в Хесед и так далее.
Зивуг, который соделывается на нукву Кетера, бхину Гимель, вызывает спуск
ступеней из головы до конца (соф): Кетер спускается на ступень Хохма, Хохма
спускается на ступень Бина, Бина спускается на ступень Хесед и т. д, и, наконец,
Есод спускается на ступень Малхут.

И этому причина в том, что зивуг, который соделывается на авиют бхины
Гимель, поднимает возвратный свет и привлекает только уровень Хохма, и
оказывается, что свет Хохма от этого зивуга спускается и облачается в сосуд
Кетер, и потому определяется, что Кетер спустился со своей ступени и пришёл на
ступень Хохма. Таким же образом свет Бина облачился в сосуд Хохма, и сфира
Хохма спустилась на ступень Бина и т. д. и, наконец, свет Малхут облачился в
сосуд Есод, и Есод спустился на ступень Малхут.

Кетер <…> ведь нет у него подобия с корнем Малхут. Когда экран и
сфирот поднимаются наверх, к Маацилю, то есть, когда они полностью
очистились от всякого авиюта тела, то есть [авиюта] сверху вниз, они тем самым
пришли к совпадению по форме с Малхут головы. И потому определяется, что
свет уровня Кетер, поднявшийся из тела, пришёл на место Малхут, поскольку
теперь он столь же чист, как Малхут, и нет между ними совершенно никакого
различия по форме, как говорит Ари выше, в п. 9: «и тот протягивается к нему
благодаря тому, что высветлился тот Кетер, который остался наверху, в конце
корней» (см. там же, в ОП, со слов: «И сказано здесь»). Однако после того, как
завершился первый зивуг, который привлёк уровень высшего Кетера в состоянии
«снизу вверх», как это имеет место в голове, наступает момент, когда он
обращается и распространяется также сверху вниз, то есть облачается в тело, что,
как известно, происходит во всех зивугах. И вот, тогда пробуждается свет Кетера,
что в месте Малхут головы, чтобы снова распространиться в тело, как уже
произошло раньше. Однако, из-за того, что нуква головы не находилась на своём
месте, в бхине Далет, поскольку там недоставало бхины Далет притяжения (см.
ОП, со слов «И тогда необходимо»), она не могла распространиться сверху вниз в
10 сфирот «от себя и в себя» до табура тела, и весь великий свет этого зивуга
остался в голове.

Однако, из-за того, что свет Кетера пробудился, чтобы снова
распространиться в тело, хотя [сам] и не возвратился, всё же это его пробуждение
вызвало раскрытие в нём авиюта тела, который был в нём изначально, а из-за
того, что в нём раскрылся авиют тела, он теперь отличается по форме от Малхут
головы, и нет уже у него с ней никакого подобия, поскольку он отдалился от неё,
как свойство (бхина) «тело» далеко от свойства «голова».

И тогда тот Кетер, что поднялся на место корня Малхут, спускается на
своё место, поскольку он не может там находиться – ведь нет у него подобия с
корнем Малхут. К тому же, он является ветвью, а Малхут – корнем. После
того, как зивуг завершился, в нём пробудился авиют тела, и он стал отличаться по
форме от Малхут настолько, что у него с ней никакого подобия, и потому он
обязан вновь спуститься оттуда на своё место. Об этом и сказано, что это –
корень, а это – ветвь, ведь тело – это ветвь от головы, корня.

Спускается на своё место под сосудом Малхут головы, то есть в
промежуточное состояние между головой и телом, ведь в тело он не мог
спуститься и распространиться по той причине, что нуква головы не

16

распространяется в десять сфирот своего возвратного света, дабы стать сосудами
и облачить его. И в голове не может он оставаться из-за различия по свойствам и
потому определяется как промежуточное состояние между ними.

Все они равны в получении от корня высшего Кетера. До второго зивуга
на экран авиюта бхины Гимель, то есть, только на некеву Кетера, некева всё ещё
была включена в бхину Далет захара, а захар Кетера включён в свет Кетер, и
потому в своём получении от высшего Кетера все три они равны – в том смысле,
что все они всё еще получают от уровня Кетер головы.

11) И тогда нисходит свечение корня Хохмы вниз, и тогда захар
включается в нукву. И сначала получает нуква, поскольку по высоте она
сравнялась с захаром, и оба равно получили от корня высшего Кетера. А так
как теперь они получают от корня Хохмы, то нуква получает первой из всех
трёх, что здесь [находятся], а они получают от неё и в неё включаются. И в
этом тайна [слов] «доблестная жена – венец мужа своего»1.

И тогда нисходит свечение корня Хохмы вниз. То есть, соделываетя зивуг
на экран бхины Гимель Малхут головы без совмещения с авиютом притяжения
бхины Далет, и тогда возвратный свет, который поднимается снизу вверх,
достигает уровня не высшего Кетера, но только уровня высшей Хохмы головы.
Об этом и сказано: и тогда нисходит свечение корня Хохмы вниз, то есть,
Хохмы головы.

Захар включается в нукву <…> равно получили от корня высшего
Кетера. Теперь, когда соделался зивуг на экран бхины Гимель, который
притягивает только уровень Хохма головы, получается, что свет Хохма головы
облачается в сосуд Кетер головы, и далее он разъясняет, что в голове Кетер и
Хохма тоже включились друг в друга. Из этого следует, что также и захар,
решимо уровня Кетер, и нуква, решимо уровня Хохма, тоже включились друг в
друга, и захар получает свет зивуга некевы. Об этом и сказано, что так же, как
захар и некева равно получили в первом зивуге от высшего Кетера головы, так и
теперь, когда пришёл свет Хохма в сосуд Кетера головы, они оба так же получают
от сосуда Кетер в равной мере.

Нуква получает первой из всех трёх, что здесь [находятся], а они
получают от неё. Это означает, что сначала, в первом зивуге, который привлёк
уровень Кетер головы, свет зивуга относился к свету Кетер, который поднялся из
тела в Малхут головы, а также к захару сосуда Кетер, то есть решимо уровня
Кетер, а нуква к этому свету высшего Кетера не имела никакого отношения,
поскольку она собою представляет решимо уровня Хохма. И получается, что
нуква получала от всех этих трёх светов вследствие включения в них. Но теперь,
когда зивуг соделывается на её состояние (бхина), то есть бхину Гимель, нуква
оказывается при получении главной (икар) из этих трёх светов, поскольку
остальные два [сами] не имеют отношения к Хохме, но получают от неё.

1 Притч. (Мишлей) 12:4.

17

12) Однако тому, что корень Хохмы спускается вниз, на место корня
Бины и так далее, есть несколько причин. Во-первых, из-за близости к
корню Кетера она светить не может – ведь свет её упраздняется в свете,
который нисходит от Кетера.

Кроме того, ей необходимо снизиться, чтобы нуква, что в Кетере, могла
получить от него первой, и это приводит к тому, что корень приближается к
ней на одну ступень больше, чем приближается захар, что в Кетере, к своему
корню.

А кроме того, как мы выяснили, корни никогда не отстраняются от
передачи благодати вниз, когда нижние желают получать. Поэтому корень
Кетера не отстраняется от передачи благодати вниз всё время, пока ЗоН
находятся вне их сосуда. И если так, то Хохма передавать не может. И
потому, когда Хохма отдалится и спустится вниз, в место Бины, её место
опустеет (досл. «останется опустошённым»), и в то время, когда благодать,
передаваемая от корня Кетера, наполняет это место опустевшего
пространства, Хохма передаёт благодать вниз. И получается тогда, что, хотя
Кетер и передаёт, свечение Хохма не упраздняется.

Из-за близости к корню Кетера она светить не может – ведь свет её
упраздняется в свете, который нисходит от Кетера. Это означает, что если бы
ступени не спустились, и свет Кетер был бы в сосуде Кетер, свет Хохма – в сосуде
Хохма и т. д., то свет Хохма не смог бы передавать благодать в тело из-за того,
что тогда он упразднился бы в свете Кетер, поскольку все нижние сфирот
упраздняются и не различимы на фоне высшей сфиры данной ступени. И потому,
несмотря на то, что в каждой ступени есть десять сфирот, она называется по
имени только высшей из них, как известно, и потому свету Хохма невозможно
раскрыться внизу иначе как если соделается зивуг исключительно на бхину
Гимель, когда ступени спускаются, свет Хохма приходит в сосуд Кетер, и свет
Хохма становится высшей сфирой, и проявляется её свечение.

ЗоН находятся вне их сосуда, и если так, то Хохма передавать не может.
До тех пор, пока они находятся в голове, у них нет сосуда. И потому до тех пор,
пока ступени находятся на своих местах, а свет высшего Кетера – в своём сосуде,
его свечение всё время поступает в эти ЗоН, а они не приуготовлены к получению
другого света, меньшего, чем этот. И потому необходимо ступеням спуститься,
чтобы в сосуд Кетер светил не его [собственный] свет, а свет Хохма.

Когда Хохма отдалится и спустится вниз, в место Бины, её место
опустеет. Когда ступень Хохма спускается на ступень Бины, ступень Хохма
оказывается опустошённой, и нет свету Хохма иного места, куда [он может]
облачиться, как только в сосуд Кетер, поскольку её собственный сосуд занимает
свет Бина.

В то время, когда благодать, передаваемая от корня Кетера, наполняет
это место опустевшего пространства, Хохма передаёт благодать вниз. Когда
свет, нисходящий от сосуда Кетер, наполняет эту ступень Хохма, пребывающую в
недостатке, то есть, [когда] в неё облачается свет само́ й Хохмы, ступень Хохма
передаёт благодать вниз и не упраздняется в свете Кетер, будучи теперь высшей
сфирой в голове, и нет [там] ступени выше, чем она.

18

13) Однако при отдалении от Маациля на одну ступень спуск Хохмы не
наносит ущерба её свечению по той причине, что высший Кетер наполняет
место этого пространства (халаль, «полость», «пустота»), поскольку, если бы
на самом деле там осталось место опустошённого пространства, прервался
бы свет [нисходящий] к Хохме от Маациля и, напротив, Хохма понесла бы
ущерб, и лучше было бы ей оставаться на своём месте. Но теперь, когда
Кетер наполняет место этого пространства, есть путь и переход для света
Маациля, дабы передавать благодать в корень Хохмы, и нет ей никакого
ущерба.

При отдалении от Маациля на одну ступень спуск Хохмы не наносит
ущерба её свечению. То есть, после того, как сосуд Хохмы спустился на ступень
Бина в результате того, что в него облачился свет Бина, не соделалось никакого
разрыва между сфирот из-за того, что там не хватало ступени Хохма, поскольку в
ступенях не осталось никакого пустого пространства (халаль пануй) – ведь
получается, что сосуд Кетер, в который облачился свет Хохма, заполнил то место,
где была эта нехватка.

Теперь, когда Кетер наполняет место этого пространства, есть путь и
переход для света Маациля, дабы передавать благодать в корень Хохмы, то
есть, свет Хохма, который передаётся от Маациля, передаётся в сосуд Кетер, и
получается, что Кетер наполняет место Хохмы. И пойми.

14) И вот, после того, как захар и некева получили также и от корня
Хохмы, им более не нужно пропитание (досл. «сосать»), и захар и некева
спускаются в свой сосуд, а корень Хохмы поднимается на своё место. А
также корень Кетера частично забирает свет себе, и тот Кетер, что в конце
корней, получает [теперь] только минимум, необходимый ему для жизни. И
теперь считается, что [свет] приходит (мате) в Кетер по отношению к сосуду,
поскольку свет вернулся в свой сосуд. Однако, считается, что корень
высшего Кетера не приходит (ло мате) вниз, в Акудим, ведь из всего этого
мы выяснили, что согласно свету первый сосуд (досл. «свет в первом сосуде»)
называется «Кетер», но в нём есть только свет Хохма, поскольку свет Кетер
остался наверху, в конце корней. И в этом тайна [слов]: «всё мудростью (бе-
хохма) [соделал Ты]»1.

И вот, после того, как захар и некева получили также и от корня
Хохмы, им более не нужно пропитание, и захар и некева спускаются в свой
сосуд. После того, как соделался зивуг на авиют бхины Гимель, полноценный как
по притяжению, так и по облачению, нуква Кетера может распространиться
сверху вниз, в десять сфирот тела, вместе со светом, который получила от головы
так, что вместе с ней спускается в тело также и захар сосуда Кетер. И сказано об
этом: и тогда захар и некева спускаются в свой сосуд, то есть в тело.

Корень Хохмы поднимается на своё место. А также корень Кетера
частично забирает свет себе. Спуск ступеней, соделавшийся в голове,

1 Пс. 103:24 (Теhилим 104:24).

19

происходил только во время зивуга, но после зивуга и после того, как захар и
некева спустились в свой сосуд, ступени снова возвратились на свои прежние
места: свет высшего Кетера вернулся в сосуд Кетер, свет Хохма – в сосуд Хохма и
т. д. Но, несмотря на это, высший Кетер [уже] не стал светить свету Кетер, что
под Малхут, чтобы тот смог светить в тело, как прежде, но корень Кетера
частично забирает свет себе, и тот Кетер, что в конце корней, получает
[теперь] только минимум, необходимый ему для жизни, а не то, что может
снова распространиться внутрь Тела, как прежде. И причина этому разъяснена
выше.

Приходит (мате) в Кетер по отношению к сосуду. Свет зивуга, который
соделывается в некеве Кетера на бхину Гимель головы, то есть уровень Хохма, и
облачается в сосуд Кетер, спускается вместе с захаром и нуквой в тело и тоже
облачается в сосуд Кетер. Об этом и сказано: поскольку свет вернулся в свой
сосуд, то есть в сосуд Кетер, который относится к свету Хохма согласно
[величине] притяжения этого зивуга. И потому считается, что он приходит (мате)
в Кетер тела.

Считается, что корень высшего Кетера не приходит (ло мате) вниз, в
Акудим. Когда говорится, что «приходит» в Кетер тела, имеется в виду, что в
тело светит не свет Кетер головы, поскольку этот свет никогда не приходит в
тело, но имеется в виду свет Хохма головы – ведь это он облачается в сосуд
Кетера.

Называется Кетер, но есть в нём только свет Хохма. Ари поведал нам,
что всякий раз, когда при втором распространении говорится «свет Кетер»,
имеется в виду только свет Хохма. И снова разъясняет здесь, что света Кетер в
теле нет совсем, а [есть] только свет Хохма. Но, поскольку он облачается в сосуд
Кетер, мы называем его светом Кетер.

●●●

Древо Жизни

*1 15) А теперь разъясним суть этого исхождения высшего света,
поскольку, когда рассмотрим эту суть сосуда, который в себе содержит весь
свет, [увидим] что, когда свет из него исходит, в нём непременно будут части,
способные смотреть на этот свет, и при своём удалении от них он будет от
них отдаляться, взирая «лицом в лицо» согласно мере своего отдаления. К
примеру, когда свет исходит из десятой части этого сосуда, которая
впоследствии будет называться бхиной Малхут, эта десятая часть из этого
сосуда, из которой исшёл этот свет, вследствие чего она соделалась сосудом,
этот сосуд обращает лицо своё вниз, поскольку теперь она соделывается
сосудом в резульате отделения от корня своего света, не может на него
смотреть лицом к лицу и обращает лицо своё, после того, как соделалась

1 ЭцХ, Врата 7, гл. 1..

20

сосудом, и тогда он смотрит на высший свет, который отдалился от него,
только через спину.

16) И вот, теперь, в час своего исхождения, высший свет тоже будет
называться ахор, и будет сосуд с этим светом ахор бе-ахор. А после, когда
этот свет тоже исходит на меру ещё одной части, которая будет называться
Есодом, и исходит из него полностью, тогда и эта часть тоже отвратит своё
лицо от высшего света, поскольку не сможет на него смотреть, и тогда
первый сосуд, называемый Малхут, из-за того, что свет от него отдалился,
тоже сможет обратить лицо своё вверх, и тогда Малхут и Есод будут лицом к
лицу, и только Есод будет с высшим светом спиной к спине.

17) Таким же образом, когда изойдёт свет hОда, hОд будет с высшим
светом «спиной к спине», и тогда Есод обращает своё лицо к hОду, и будут
hОд и Есод «лицом к лицу», а Малхут будет «лицом к спине», паним Малхут
к ахораим Есода, поскольку влечение и страстное желание сфиры – снова
быть лицом своим к свету, но ближайшая к свету сфира не сможет снова
быть лицом своим к нему, пока не отдалится от света в мере одной сфиры.

18) Таким же образом, когда изойдёт свет из Нецаха, Нецах будет с
высшим светом «спиной к спине» и «лицом к лицу» с hОдом, Есод будет
«лицом к спине» с hОдом, и Малхут тоже «лицом к спине» с Есодом. И так,
таким же образом, доколе свет не изойдёт из всех десяти частей сосуда, и
будут тогда все сфирот «лицом к спине», паним нижнего к ахору высшего, и
только Кетер с Хохмой будут «лицом к лицу», поскольку Кетер с высшим
светом будут «спиной к спине» по той причене, о коей мы сказали выше, и
ввиду этого неизбежно Кетер и Хохма будут «лицом к лицу».

19) Итак, мы разъяснили, что такое исхождение и как произошло при
его посредстве становление сосудов. Однако, хотя мы и разъяснили, что при
становлении в этом сосуде существуют Малхут, Есод и далее, при этом они не
называются десятью сосудами, поскольку там всё ещё нет отличительных
особенностей десяти сфирот. К тому же, свет исшёл сразу, и это подобно
одному длинному сосуду, части которого различаются согласно отдалению
частей от одного конца к другому. Итак, мы разъяснили, что такое свет, его
распространение и исхождение – два состояния, о коих мы ещё расскажем, с
Божьей помощью.

20) А теперь есть распространение и исхождение другое, и как, с Божьей
помощью, мы разъясним, в результате которого восполнятся четыре
состояния. Дело в том, что так как этот сосуд восполняется, становясь
сосудом в результате исхождения света, то теперь, когда свет снова в него
распространится, тогда останутся состояния «света»́ и «сосуды». Но когда
свет распространится в сосуд во второй раз, он распростаняется не в том же
порядке, но будет раскрываться и скрываться. И сказано об этом в Зоhаре:
«присутствует и отсутствует», и эти два состояния называются
распространением и исхождением, и ими восполнятся эти четыре состояния.

21) И дело в том, что сначала свет приходит в сосуд Кетер, а затем
исходит из него. Затем свет приходит в сосуд Хохма, а затем снова исходит. И
так соделывает он во всех сосудах, и это называется «приходит и не
приходит», как многократно упомянуто в Зоhаре. И по природе своей этот

21

свет вовеки приходит и светит, а затем исходит, как по природе своей
колеблется пламя свечи – колыхаться. Так и этот свет остался навеки в
состояниях «приходит и не приходит» в сосудах, называемых Акудим – по
той причине, что они находятся в одном сосуде, а в этом сосуде нет силы
выдержать свет иначе, как если он «приходит и не приходит».

Итак, мы разъяснили в этом четыре процесса:

- первое распространение,
- и его исхождение,
и
- второе распространение
- и его исхождение.

А также мы разъяснили, что второе распространение и исхождение
называется «присутствует и отсутствует». И этот сосуд называется
«связанными», потому что это один сосуд, который в себе увязывает и
связывает между собой десять светов.

22) И этим также разъясняется, почему этот сосуд называется только
одним сосудом, а света – десятью, согласно тому, что, когда свет исходит, всё
называется только одним сосудом, а не десятью. Иначе – со светами, что
внутри него: когда они вернутся, дабы распространиться в истинном
распространении, то есть втором распространении, оно распространяется
вовнутрь сосуда не за один раз, как исшёл, но входит и выходит за десять
выходов и входов: входит и выходит десять раз: один – в в Кетер, один – в
Хохму, и так – во всех, и по этой причине назваются они десятью светами.
Сосуд же соделывается единомоментно в результате первого исхождения,
когда исшёл за один раз, и потому он называется одним сосудом.

23) И вот. эти четыре состояния суть четыре буквы АВАЯ, поскольку
Йуд и Вав – это два состояния распространения, а hЕй и hЕй – два состояния
исхождения. И знаешь ты уже, что имя АВАЯ начинается только от Хохмы и
ниже, и этому причина в том, что эти четыре состояния относятся только к
Хохме и ниже, а в Кетере есть только два состояния, и соответствуют им
Йуд-hЕй, Йуд-hЕй-Вав-hЕй‫)ה‬, и в этом тайна: «ибо в Боге Господе твердыня
вечная», поскольку ими Он начал формировать и творить мир сначала, то
есть Акудим, в тайне Йуд-hЕй АВАЯ, где Йуд-hЕй – в Кетере, а АВАЯ – во
всех остальных парцуфах.

24) И этому причина в том, что вот, внизу, в девяти сфирот, есть четыре
нехватки света, и именно они определяют наименование в высшем свете,
дабы можно было эти четыре нехватки назвать Именем АВАЯ. И таковы
они:

Первая – при распространении света в первый раз, когда свет начал
распространяться в Кетер, самый первый, и в этом свете недоставало всех
девяти, что ниже него. Таким образом, когда свет появился в сущности
«Кетер», во всех остальных была нехватка, и это первый хисарон при первом
распространении в девяти сосудах, а в Кетере этого хисарона нет.

25) И во второй раз, при втором распространении будет такая же
нехватка в девяти сфирот, но не в Кетере. Итак, есть уже два хисарона, но не
в Кетере, поскольку, пока не изъявлен никакой свет, не назовётся это

22

хисароном. Однако затем, когда уже начал этот свет распространяться и
распространился первым делом в Кетер, тогда считается, что девяти сфирот
этого света не хватает, поскольку свет Кетер – прежде них. Но два
последующих хисарона имеют место как в Кетере, так и в девяти сфирот, и
это два состояния исхождения, и это называется истинным хисароном как в
девяти сфирот, так и в само́ м Кетере.

26) И разъясним, что собою представляют те состояния, которые в
Писании названы «ибо в Боге Господе твердыня вечная». Суть в том, что в
этом тайна стиха «превозносите Восседающего на небесах, в Господе Имя
Его:». И нужно уточнить: в этом стихе следовало бы сказать: «Господь – Имя
Его». Что «в Господе)»? Но дело в том, что в Йуд-hЕй содержится всё Имя, и
«в Господе Имя Его» потому, что Йуд-hЕй в наполнении своём – это Йуд-Вав-
Далет hЕй-Алеф, в гематрии 26, то есть АВАЯ. Таким образом, в Йуд-hЕй –
действительно, Имя АВАЯ, и Имя Йуд-hЕй в Кетере скрыто указывает на то,
что из него исходит имя АВАЯ, которое в себя включает все четыре буквы
АВАЯ.

Внутренний Свет

15) А теперь разъясним суть (мециут) этого исхождения высшего света,
поскольку, когда рассмотрим эту суть этого сосуда, который в себе содержит
весь свет, [увидим] что, когда свет из него исходит, в нём непременно будут
части, способные смотреть на этот свет, и при своём удалении от них он будет
от них отдаляться, взирая «лицом в лицо» (паним аль паним) согласно мере
своего отдаления. К примеру, когда свет исходит из десятой части этого
сосуда, которая впоследствии будет называться бхиной Малхут, эта десятая
часть из этого сосуда, из которой исшёл этот свет, вследствие чего она
соделалась сосудом, этот сосуд обращает лицо своё вниз, поскольку теперь
она соделывается сосудом в резульате отделения от корня своего света, не
может на него смотреть лицом к лицу (ПбП) и обращает лицо своё, после
того, как соделалась сосудом, и тогда он смотрит на высший свет, который
отдалился от него, только через спину (дерех ахор).

Части, способные смотреть на этот свет. Место, откуда передаётся
благодать, или место получения в сосуде называется «лицом» (паним), а сама
передача благодати или её принятие называется «всматриванием» (hистаклу́ т),
«[внимательным] взглядом» (hабата́ ). Об этом и сказано: «когда свет исходит из
сосуда, в нём непременно будут части, способные смотреть на этот свет»,
поскольку всякое всматривание соделывается в результате очищения авиюта в
экране, который обустроен в сосуде. Как известно, в экране есть четыре бхины. К
примеру, если в сосуде очищается бхина Далет, вследствие чего от сосуда
отдалился этот свет, в сосуде всё ещё остались три бхины авиюта, от которых свет
ещё не отдалился, и они всё ещё способны смотреть на этот свет.

Он будет от них отдаляться, взирая «лицом в лицо» согласно мере
своего отдаления. Если авиют очищается от бхины Далет, свет отдаляется от

23

сосуда согласно мере бхины Далет, но не от трёх прочих бхинот. И если
отдаляется также от бхины Гимель, свет отдалится также от меры авиюта бхины
Гимель, что в сосуде, но не от остального [авиюта] сосуда, то есть бхины Бет и
выше. Таким же образом и далее.

Этот сосуд обращает лицо своё вниз. Здесь до́ лжно вспомнить всё, что Ари
сказал о первом распространении Акудим в части 4 относительно возвратного
света, который опускается с уровней, выходящих при очищении [экрана], и светит
в опустевшие сосуды, находящиеся под местом зивуга, и соударении, которое эти
света соделывают с решимот, оставшимися в этих сосудах (см. также часть 4, гл.
3, п. 9, и в ОП пп. 50 и 80). И оттуда поймёшь, что после того, как очищается
авиют, к примеру, от бхины Гимель до бхины Бет, и соделалася зивуг в бхине Бет,
а бхина Гимель осталась опустошённой, без своего света, вот тогда спускается
возвратный свет от свечения зивуга бхины Бет вовнутрь опустевшего сосуда
бхины Гимель, и соделывается удар (hакаа) и соударение (битуш) между
опустившимся возвратным светом и решимо, которое имеется в опустевшем
сосуде. И получается, что возвратный свет, который пришёл теперь от свечения
зивуга, одолевает решимо бхины Гимель, которое осталось в сосуде, поскольку
решимо [возникло] в результате исхождения зивуга. И потому решимо
вынуждено оттуда выйти и подняться над сосудом в виде «коронок» (тагин), и
оно даёт место возвратному свету, чтобы тот спустился вовнутрь его сосуда. И
знай, что тот возвратный свет, который спустился вовнутрь опустевшего сосуда,
водействует на сосуд так, что тот обращает свои паним вниз, а свой ахор вверх, о
чём здесь Ари и говорит.

И, как ты знаешь, относительно притяжения света в сосуд, стенка сосуда
подразделяется и определяется как две половины, называемые паним и ахор, или
внутренняя [часть] (пнимиют) и внешняя (хицониют), как говорит Ари (см. часть
4, гл. 5, п. 3). И согласно этому получается, что тот опустошённый сосуд бхины
Гимель подразделяется на паним и ахор, причём половина стенки его с бо́льшим
авиютом называется «паним» («лицевой»), поскольку она привлекает к нему
высший свет посредством зивуга, а половина стенки его с меньшим авиютом
называется «ахор» («задней»), поскольку она в сосуде покойна (шакет), и со
светом у неё нет никакого соприкосновения. И хорошо пойми.

Но всё сказанное [имеет место], только когда свет присутствует в ступени, а
в час исхождения света со ступени бхины Гимель к бхине Бет, когда соделывается
зивуг в бхине Бет и свечение этого зивуга спускается в опустевший сосуд бхины
Гимель, обе половины стенки обращаются: лицевая (паним) половина
соделывается задней (ахор), а задняя половина соделывается лицевой, поскольку
возвратный свет, спускающийся от бхины Бет вовнутрь опустевшего сосуда,
отдаляется от авиюта бхины Гимель, имеющегося там, будучи светом от бхины
Бет, и приближается к той половине стенки сосуда, которая более близка к бхине
Бет, и светит там, а более плотная (ав) [часть] этого сосуда не получает никакого
свечения от этого возвратного света и соделывается теперь задней стороной
(ахор) сосуда. А более прозрачная, чистая (зах) [часть] этого сосуда соделывается
теперь лицевой [стороной] (паним) сосуда, поскольку свет светит только в
прозрачной его части. И сказано: «и тогда этот сосуд обращает лицо своё вниз»,
поскольку ничего не может получить от свечения зивуга, который соделался в
высшей бхине, и лицевая сторона (паним) соделывается задней (ахор), то есть,

24

обращает свою заднюю сторону кверху, поскольку теперь всё, что получает – всё
от свечения возвратного света, который к нему спустился, и задняя сторона
соделалась лицевой. И это называется «обращением»/«переворачиванием»
(hитhапхут).

Теперь она соделывается сосудом и далее. Но затем, когда и из высшей
бхины тоже соделывается сосуд, то есть, когда зивуг исходит и оттуда, и
оказывается, что свечение возвратного света прекращает в неё спускаться, вот,
тогда сосуд снова обращает свои паним вверх, как прежде, поскольку его ахор
утратил теперь всё своё превосходство, и теперь решимо его начинает светить в
сосуд, а свечение решимо достигает только лицевой части сосуда, как и свет до
его исхождения, но не достигает его задней стороны. И получается, что сосуд
возвращается в своё первоначальное положение.

Он смотрит на высший свет <…> через спину. То есть, свечение зивуга,
которое к нему спускается от высшей бхины, принимается только через заднюю
сторону сосуда, более «прозрачную» (зах) его часть. И это называется, что он
обратил свою заднюю сторону вверх.

16) И вот, теперь, в час своего исхождения, высший свет тоже будет
называться ахор, и будет сосуд с этим светом ахор бе-ахор. А после, когда
этот свет тоже исходит на меру ещё одной части, которая будет называться
Есодом, и исходит из него полностью, тогда и эта часть тоже отвратит своё
лицо от высшего света, поскольку не сможет на него смотреть, и тогда
первый сосуд, называемый Малхут, из-за того, что свет от него отдалился,
тоже сможет обратить лицо своё вверх, и тогда Малхут и Есод будут лицом к
лицу, и только Есод будет с высшим светом спиной к спине.

В час своего исхождения, высший свет тоже будет называться Ахор.
Понятия «паним» и «ахор» применимы только по отношению к сосудам,
поскольку в свете они определяются как «распространение» (hитпаштут) и
«исхождение» (hисталкут). Ари называет здесь исхождение света [словом] ахор,
потому что хочет указать на взаимное соответствие понятий «исхождение» света
и «ахор» в сосудах, чтобы назвать их [состоянием] «спина к спине» (ахор бе-
ахор). А то, что возвратный свет, опускающийся к опустевшим сосудам
называется «ахор» и «исхождение», это Ари уже разъяснил в части 4, гл. 3, п. 4.

Из-за того, что свет от него отдалился, тоже сможет обратить лицо своё
вверх, поскольку, когда прекращается зивуга также и в высшей бхине, и свечение
этого зивуга прекращает опускаться в сосуд, решимо в сосуде снова светит, сосуд
снова обращает своё лицо вверх, как прежде, и паним светятся от решимо, а
ахораим сосуда [обращены] вниз, как прежде, поскольку теперь не получают
никакого свечения, как сказано в словах Ари выше: «и тогда сосуд»,
(подробности см. там же).

17) Таким же образом, когда изойдёт свет hОда, hОд будет с высшим
светом «спиной к спине», и тогда Есод обращает своё лицо к hОду, и будут
hОд и Есод «лицом к лицу», а Малхут будет «лицом к спине», паним Малхут

25

к ахораим Есода, поскольку влечение и страстное желание сфиры – снова
быть лицом своим к свету, но ближайшая к свету сфира не сможет снова
быть лицом своим к нему, пока не отдалится от света в мере одной сфиры.

Пока не отдалится от света на меру одной сфиры. До тех пор, пока
продолжается зивуг в высшей сфире, свечение зивуга достигает опустевшей
сфиры, что под ней, и тогда это свечение достигает только задней стороны сосуда,
но никак не лицевой. И получается, что лицо сосуда [обращено] вниз. Но после
того, как свет отдаляется и от высшей сфиры, то, хотя и есть ещё зивуг в сфире
высшей [относительно] высшей, тем не менее, свечение этого зивуга достигает
только высшего [относительно] нижнего, то есть, [приходит] от причины к
следствию, но не от того, что выше его причины. И потому свечение его решимо
возвращается и поворачивает его лицом вверх. Поэтому Ари уточняет: «пока не
отдалится от света в мере одной сфиры», как мы разъяснили. И хорошо пойми.

18) Таким же образом, когда изойдёт свет из Нецаха, Нецах будет с
высшим светом «спиной к спине» и «лицом к лицу» с hОдом, Есод будет
«лицом к спине» с hОдом, и Малхут тоже «лицом к спине» с Есодом. И так,
таким же образом, доколе свет не изойдёт из всех десяти частей сосуда, и
будут тогда все сфирот «лицом к спине», паним нижнего к ахору высшего, и
только Кетер с Хохмой будут «лицом к лицу», поскольку Кетер с высшим
светом будут «спиной к спине» по той причене, о коей мы сказали выше, и
ввиду этого неизбежно Кетер и Хохма будут «лицом к лицу».

Кетер с высшим светом будут «спиной к спине», и это потому, что бхина
Далет не оставила решимо. Как известно, свет Кетер нисходит от бхины Далет. И,
несмотря на то, что сам свет Кетер оставил решимо в своём сосуде, однако, это
только решимо облачения, а не притяжения (см. в ОП, п. 6, со слов «отсутствует в
Кетере»), и относительно притяжения оно определяется как ахор, и потому
определяется, что его ахор [обращён] вверх, а его паним – вниз.

Кетер и Хохма будут «лицом к лицу», поскольку у Хохмы есть полное
решимо также и в свойстве притяжения, и именно это решимо обращает её
«лицо» вверх. А Кетер, которому недостаёт решимо притяжения, оказывается
«спиной» вверх, и потому оказывается, что они становятся равными (миштавим)
друг другу, и это называется «лицом к лицу». И это будет разъясняться ниже.

19) Итак, мы разъяснили, что такое исхождение, и как произошло при
его посредстве становление сосудов. Однако, хотя мы и разъяснили, что при
становлении в этом сосуде существуют Малхут, Есод и далее, при этом они не
называются десятью сосудами, поскольку там всё ещё нет отличительных
особенностей десяти сфирот. К тому же, свет исшёл сразу, и возникло подобие
одного длинного сосуда, части которого различаются согласно отдалению
частей от одного конца к другому. Итак, мы разъяснили, что такое свет, его
распространение и исхождение – два состояния, о коих мы ещё расскажем, с
Божьей помощью.

26

20) А теперь [скажем, что] есть распространение и исхождение другое в
результате которого, как, с Божьей помощью, мы разъясним, восполнятся
четыре состояния. Дело в том, что так как этот сосуд восполняется,
становясь сосудом в результате исхождения света, то теперь, когда свет
снова в него распространится, тогда останутся состояния «света́» и «сосуды».
Но когда свет распространится в сосуд во второй раз, он распростаняется не
в том же порядке, но будет раскрываться и скрываться. И сказано об этом в
Зоhаре: «приходит и не приходит», и эти два состояния называются
распространением и исхождением, и ими восполнятся эти четыре состояния.

«Приходит и не приходит» (матэ вэ-ло матэ), и эти два состояния
называются распространением и исхождением, и ими восполнятся эти
четыре состояния, то есть, четыре буквы имени АВАЯ, поскольку два состояния,
распространение и исхождение первого распространения Акудим, изложенные
выше (см. п. 19) – это буквы Йуд и hЕй из АВАЯ, а два состояния,
распространение и исхождение при втором распространении Акудим, называемые
«приходит» и «не приходит» – это буквы Вав и hЕй из АВАЯ.

21) И дело в том, что сначала свет приходит в сосуд Кетер, а затем
исходит из него. Затем свет приходит в сосуд Хохма, а затем снова исходит. И
так соделывает он во всех сосудах, и это называется «приходит и не
приходит», как многократно упомянуто в Зоhаре. И по природе своей этот
свет вовеки приходит и светит, а затем исходит, как по природе своей
колеблется пламя свечи – колыхаться. Так и этот свет остался навеки в
состояниях «приходит и не приходит» в сосудах, называемых Акудим – по
той причине, что они находятся в одном сосуде, а в этом сосуде нет силы
выдержать свет иначе, как если он «приходит и не приходит».

Итак, мы разъяснили в этом четыре процесса (бхинот):

- первое распространение,
- его исхождение,
и
- второе распространение
- его исхождение.

А также мы разъяснили, что второе распространение и исхождение
называется «приходит и не приходит». И этот сосуд называется
«связанными» (акудим) [сфирот] потому, что это [не более чем] один сосуд,
который в себе увязывает и связывает (мекашер ве-окед) между собой десять
светов.

Приходит в сосуд Кетер и далее. Это будет разъяснено ниже.

По той причине, что они находятся в одном сосуде, а в этом сосуде нет
силы выдержать свет. До мира Некудим во всех десяти сфирот есть только один
сосуд и не более. И, хотя мы и относим здесь слово «сосуд» к остальным сфирот,
это только чтобы «успокоить ухо» (см.у Ари выше, ч. 4, гл. 1).

27

И в этом причина высветления и исхождения светов первого
распространения Акудим, а также [состояния] «приходит и не приходит» второго
распространения Акудим, о котором Ари выше говорит, что из-за того, что десять
внутренних и десять окружающих светов связываются и соединяются в одном
сосуде <…> они там сталкиваются и соударяются друг с другом» и далее (см.
ч. 4, гл. 1, п. 3), и по этой причине высветляется авиют экрана, и исходят света́. И
таким же образом – все те десять выходов и десять вхождений, которые
произошли здесь при втором распространении, имеют ту же причину: свет
окружающий и свет внутренний, связанные вместе в своих корнях в Малхут
головы, при выходе из головы в тело ударяют друг в друга, поскольку экран не
позволяет окружающему свету распространиться на его место в теле, то есть, от
табура и ниже, и потому он высветляет экран, и экран не может вынести и
ограничить внутренний свет внутри сосудов, и света́ исходят, и возвращаются, о
чём здесь говорится (см. ч. 4, гл. 1, ОП п. 7).

22) И этим также разъясняется, почему этот сосуд называется только
одним сосудом, а света – десятью. [Так это] согласно тому, что, когда свет
исходит, всё называется только одним сосудом, а не десятью. Иначе – со
светами, что внутри него: когда они вернутся, дабы распространиться в
истинном распространении, то есть втором распространении, оно
распространяется вовнутрь сосуда не за один раз, как [свет] исшёл, но входит
и выходит за десять выходов и входов, входит и выходит десять раз: один
[раз] в Кетер, один – в Хохму, и так – во все, и по этой причине назваются они
десятью светами. Сосуд же соделывается единомоментно в результате
первого исхождения, когда исшёл за один раз, и потому он называется одним
сосудом.

… десятью светами. Сосуд же соделывается единомоментно.
Относительно сосуда все эти исхождения определяются как одно, поскольку пока
ещё здесь есть только один сосуд, только сосуд Малхут, а в девяти первых сфирот
нет никаких признаков сосуда, и считается, что все те выходы и входы, что в ней
соделываются, [соделываются] в одном длинном сосуде, части которого
различны, как говорит Ари выше, в п. 19. И знай, что все они суть подготовка к
устроению десяти сосудов в десяти сфирот. И этот процесс проходит
поступенчато:

При первом распространении АК в результате исхождения пока ещё не
соделалось различия даже в отношении светов, и не заметно, что это десять
светов.

При втором же распространении в десяти сфирот стало различимо, что это
десять светов.

При распространенн десяти сфирот в мир Некудим стали различимы десять
сосудов в ГаР, но не в семи нижних сфирот.

А в мире Ацилут процесс закончился, и во всех десяти сфирот соделались
десять завершённых сосудов, о чём будет сказано в своём месте.

28

23) И вот, эти четыре состояния суть четыре буквы АВАЯ, поскольку
Йуд и Вав – это два состояния распространения, а hЕй и hЕй – два состояния
исхождения. И знаешь ты уже, что имя АВАЯ начинается только от Хохмы и
ниже, и этому причина в том, что эти четыре состояния относятся только к
Хохме и ниже, а в Кетере есть только два состояния, и соответствуют им
Йуд-hЕй (‫)י"ה‬, Йуд-hЕй-Вав-hЕй (‫)יהו"ה‬, и в этом тайна [слов]: «ибо в Боге
Господе (‫ ) ָיּה ְיה ָוה‬твердыня вечная»1, поскольку ими Он начал формировать и
творить мир сначала, то есть Акудим, в тайне Йуд-hЕй АВАЯ, где Йуд-hЕй –
в Кетере, а АВАЯ – во всех остальных парцуфах.

Йуд и Вав – это два состояния распространения, а hЕй и hЕй – два
состояния исхождения: первое распространение – это Йуд, второе
распространение – Вав. Первое исхождение – первая hЕй, второе исхождение –
последняя hЕй.

АВАЯ начинается только от Хохмы и ниже. Как известно, Йуд – это
Хохма, Вав – ЗА, первая hЕй – Бина, последняя hЕй – Малхут. Но на Кетер в
четырёх этих буквах скрыто указывает (мерумез) только кончик Йуд, и причину
этому Ари разъясняет далее.

24) И этому причина в том, что вот, внизу, в девяти сфирот, есть четыре
нехватки (хисарон) света, и именно они определяют наименование в высшем
свете, дабы можно было эти четыре нехватки назвать Именем АВАЯ. И
таковы они:

Первая – при распространении света в первый раз, когда свет начал
распространяться в Кетер, самый первый, и в этом свете недоставало всех
девяти, что ниже него. Таким образом, когда свет появился в сущности
«Кетер», во всех остальных была нехватка, и это первый хисарон при первом
распространении в девяти сосудах, а в Кетере этого хисарона нет.

Четыре нехватки света, и именно они определяют наименование в
высшем свете, дабы можно было назвать [их] Именем АВАЯ. Пояснение.
Буквы суть сосуды, которые были изъявлены и соделаны с помощью искр
(ницуцин), которые упали из возвратного света четырёх уровней, возникших при
исхождении света первого распространения. И пришли они в опустевшие сосуды
после исхождения из них света, как было разъянено выше в словах Ари (см.ч. 4,
гл. 3, п. 12, а также в ОП, п. 100). А всякое «имя» означает постижение, поскольку
то, что не постигнем, по имени не назовём. Известно также, что нет постижения в
свете без сосуда. А также было раъяснено выше, в словах Ари (см. ч. 4, гл. 1, п. 9),
«что распространение света и последующее его исхождение является причиной,
вызывающей соделывание и существование (мециут) сосуда. Таким образом,
нехватки (хисронот) света вызывают существование и становление сосудов и
святых Имён. И говорит он: «в девяти сфирот есть четыре нехватки света, и
именно они определяют наименование в высшем свете, дабы можно было назвать

1 Ис. (Йешайя) 26:4.

29

[их] именем АВАЯ», то есть, появится возможность его постичь в этом Имени. И
пойми это.

При распространении света в первый раз <...> и это первый хисарон
при первом распространении в девяти сосудах. То есть, в час, когда свет начал
распространяться в Кетер, это было распространение прямого света милосердия
(рахамим), и тогда во всех девяти сфирот, что ниже него, была нехватка этого
совершенного света.

И, несмотря на то, что затем, при исхождении, они вышли четырьмя
ступенями, которые соделал экран в ходе высветления, как известно, при этом
они определяются как возвратный свет и суд (дин) и потому называются
«точками» (некудот), и потому здесь, в девяти нижних [сфирот] первого
распространения, есть хисарон. Однако в Кетере нет никакой нехватки, и потому
на Кетер нет намёка в буквах Имени АВАЯ, поскольку они [буквы] собою
представляют нехватку света.

Распространение же девяти сфирот, что ниже Кетера, то есть четыре уровня
ХуБ ЗоН, что возникли в виде (сод) возвратного света и Суда, это Йуд де-АВАЯ.
А исхождение всего этого первого распространени полностью – это hЕй де-
АВАЯ, и [вместе] они называются Йуд-hЕй Кетера, поскольку всё первое
распространение называется «Кетер».

25) И во второй раз, при втором распространении будет такая же
нехватка в девяти сфирот, но не в Кетере. Итак, есть уже два хисарона, но не
в Кетере, поскольку, пока не изъявлен никакой свет, не назовётся это
хисароном. Однако затем, когда уже начал этот свет распространяться и
распространился первым делом в Кетер, тогда считается, что девяти сфирот
этого света не хватает, поскольку свет Кетер – прежде них. Но два
последующих хисарона имеют место как в Кетере, так и в девяти сфирот, и
это два состояния исхождения, и это называется истинным хисароном как в
девяти сфирот, так и в само́ м Кетере.

При втором распространении будет такая же нехватка в девяти сфирот,
но не в Кетере, поскольку и при втором распространении только Кетер вышел в
виде «вкусов» (таамим), а остальные девять сфирот вышли в час высветления в
виде «точек» (некудот), и в них раскрылась эта нехватка во второй раз. И потому
на Кетер второго распространения нет намёка в четырёх буквах АВАЯ даже при
втором распространении, поскольку нет в нём хисарона, но [есть он] только от
Хохмы и ниже, то есть на четырёх уровнях ХуБ ЗоН, которые выходят в
результате высветления экрана, и называются они некудот, и на них скрыто
указывает буква Вав де-АВАЯ, а исхождение второго распространения в целом –
последняя hЕй де-АВАЯ. И именно об этом распространении и исхождении
второго распространения говорит Ари выше, в п. 23: «АВАЯ – во всех остальных
парцуфах, поскольку два хисарона первого распространения имеются также и в
этом втором распространении».

Девяти сфирот этого света не хватает, поскольку свет Кетер – прежде
них. Это означает, что в них есть нехватка относительно только света Кетер,
который предваряет их по уровню, по отношению к которому они считаются

30

возвратным светом и судом, но относительно самих себя они являются
милосердием, поскольку они тоже нисходят от Маациля сверху вниз, как говорит
Ари выше (см. ч. 4, гл. 2, п. 1). Как известно, всё, что нисходит сверху вниз,
является милосердием, но по отношению к свету Кетер считается судом,
поскольку их возникновение [происходит] исключительно в силу исхождения его
света (см. ч. 4, слова Ари, гл. 6 и в ОП п. 9). Однако, на два свойства исхождения
в целом, то есть, первого распространения и второго распространения, скрыто
указано двумя буквами hЕй, hЕй имени АВАЯ, и это истинная нехватка и
состояние «суд» также и относительно самих себя, как здесь нам говорит Ари.

Из всего сказанного выше понятно, что Йуд в АВАЯ – это свет некудот
первого распространения, то есть, девять сфирот от Хохмы и ниже, которые там
возникли при исхождении света таамим. Первая hЕй, что в Имени АВАЯ – это
исхождение первого распространения в целом; Вав, что в Имени АВАЯ – это свет
некудот второго распространения, то есть, девять сфирот от Хохмы и ниже,
которые возникли во время исхождения света таамим второго распространения, а
последняя hЕй, что в Имени АВАЯ – исхождение второго распространения в
целом. Таким образом, два распространения света некудот – это Йуд и Вав, что в
Имени АВАЯ, а два исхождения – hЕй и hЕй, что в Имени АВАЯ.

И выше (в п. 23) сказано: Йуд-hЕй – в Кетере, а АВАЯ – во всех
остальных парцуфах. То есть, как мы выяснили, распространение девяти сфирот
от Хохмы и ниже, которые вышли в час исхождения света Кетер и исхождения
света первого распространения в целом, это Йуд-hЕй Кетера, поскольку первое
распространение в целом называется «Кетер», как известно – ведь это парцуф
Кетер АК. И эти две нехватки света, то есть, исхождение относительно Кетера, но
не относительно самих себя, и истинное исхождение, также и относительно самих
себя, в обязательном порядке принимаются и вовнутрь второго распространения,
поскольку весь потенциал, который раскрывется в высшем, неизбежно должен
находиться также и в его нижнем, и потому эти Йуд-hЕй первого распространения
есть также и во втором распространении, и к ним также добавляются две нехватки
его собственного состояния, то есть, исхождение относительно Кетера второго
распространения, но не относительно самих девяти нижних, и истинное
исхождение второго распространения в целом, то есть Вав-hЕй. Таким образом,
здесь, во втором распространении есть все четыре буквы Имени АВАЯ, о чём и
сказано: «АВАЯ – во всех остальных парцуфах», то есть в парцуфах второго
распространения.

26) И разъясним, что собою представляют те состояния, которые в
Писании названы «ибо в Боге Господе (‫ ) ָיּה ְיה ָוה‬твердыня вечная»1. Суть в
том, что в этом тайна стиха «превозносите Восседающего на небесах, в
Господе (‫ )יה‬Имя Его»2. И нужно уточнить: в этом стихе следовало бы
сказать: «Господь (Йуд-hЕй) – Имя Его». Что [означает] «в Господе (бе-Йуд-
hЕй)»? Но дело в том, что в Йуд-hЕй содержится всё Имя, и «в Господе Имя
Его» потому, что Йуд-hЕй в наполнении своём – это Йуд-Вав-Далет hЕй-
Алеф (‫)יו"ד ה"א‬, в гематрии 26 (‫)כ"ו‬, то есть АВАЯ. Таким образом, в Йуд-hЕй –

1 Ис. (Йешайя) 26:4.
2 Пс. 67:5 (Теhилим 68:5).

31

действительно, Имя АВАЯ, и Имя Йуд-hЕй в Кетере скрыто указывает на то,
что из него исходит имя АВАЯ, которое в себя включает все четыре буквы
АВАЯ.

«В Господе (бе-Йуд-hЕй) Имя Его» <…> скрыто указывает на то, что из
него исходит имя АВАЯ, и в этом тайный смысл (кавана) [стиха] Писания
«превозносите Восседающего на небесах» (бе-аравот1), поскольку [слово]
«аравот» скрыто указывает на тайну смешивания (эйрув) меры милосердия с
судом, которое начинает соделываться при втором распространении. И говорит
он: «В Господе (бе-Йуд-hЕй) Имя Его», поскольку в Йуд-hЕй, то есть в Кетере,
пока ещё не было смешивания, но вместе с тем, именно оттуда исходит АВАЯ
второго распространения и все остальные парцуфы до мира Ацилут, где это
смешивание завершилось и вышли десять сосудов. И в этом вся причина
[позволяющая] дать добрую награду праведникам (см. ч. 4, гл. 1, п. 4 в ОП). И в
этом мера [стиха] Писания «превозносите Восседающего на небесах», который
смешал и соединил в соработничестве меры суда и милосердия, поскольку это то,
что исходит из Йуд-hЕй, Имени Его, что в Кетере, и в этом суть распространения
и исхождения, и этим «и радуйтесь пред Ним»2, поскольку этим подготавливается
вся добрая, потаённая награда праведникам, как здесь разъясняется.

●●●

Врата Начал

*3 27) И знай, что все эти сосуды уплотнились и стали сосудами только
после исхождения света Малхут, когда он отвратил свой лик от сосуда,
поскольку, несмотря на то, что высший свет сосуда Кетер из него исшёл и
поднялся к Маацилю, а на его место поднялся свет Хохма, сосуд Кетер не
уплотнился и не возник. И точно так же и во всех остальных света́ х. И
получается, согласно сказанному выше в истолковании, которое
предшествует этому, что свет Кетер Акудим исходит первым из всех, а свет
Малхут последним из всех. И получается, что сосуд начинает соделываться
не иначе как снизу вверх, и сосуд Малхут начал соделываться прежде всех. А
так как свет Малхут исходит последним, то вот, при исхождениеи его из
собственного своего сосуда, сосуд не обретает авиют, доколе не завершится
окончательно исхождение из её сосуда полностью, и в девяти её высших
сосудах всё ещё есть свет, хотя ни в одном из них нет части света,
соответствующего именно этой части, и потому они не обретают авиют и не
возникают, в то время как сосуд Малхут, который опустошился от своего
света полностью, а также под ней нет ни одного света, который бы в неё
поднялся, поэтому она обретает авиют и соделывается сосудом. Но авиют она

1 досл. «в ивах». Другое прочтение: аравут, «поручительство».
2 Пс. 67:5 (Теhилим 68:5).
3 ША, в конце истолкования 2 «О мире Акудим».

32

обретает не полностью, пока свет не отдалится от неё на полных три ступени
и далее. И этому причина понятна будет из сказанного, что всё, что меньше
трёх, считается частями одного. И потому, после того, как свет отдаляется на
три полные ступени, сосуд темнеет полностью, и завершается его
соделывание.

28) И получается, что после исхождения света Малхут и её подъёма в
свой корень, то есть, вовнутрь пэ де-АК завершилось изготовление семи
нижних сосудов: от Хеседа до Малхут. И получается, что завершение их
изготовления произошло в результате исхождения светов, и при их
исхождении соделались их сосуды. Однако, что касается трё высших сосудов,
Кетера, Хохмы и Бины, их изготовление не завершилось, поскольку они всё
ещё не отдалились на три полных ступени от света Малхут, который
поднялся в Маациль, но их изготовление завершилось после, когда света
спустились снова, во второй раз, и спустились они вовнутрь упомянутых
сосудов, как с Божьей помощью я разъясню.

29) И к разъяснению сути соделывания сосудов добавим: вот, в
предыдущем разъяснении мы выяснили, что света́ трёх видов, что вышли из
ОХаП де-АК, то есть НаРаН, облачаются друг в друга, а свет, который
вышел из эйнаим де-АК, называется нешама ле-нешама, которая называется
Хая, и место её – там, наверху, в айн. Однако, она, как мы разъясним,
распространяется вниз. Дело в том, что на её месте он стоит в качестве
окружающего света для них, а от неё вниз распространяется малый и очень
узкий свет, называемый «ви́ дением», и это пар не полноценный, как те пары́ ,
которые исходят из озен, хотем, пэ, являющиеся полноценными пара́ ми,
ощущаемыми и воспринимаемыми. И, так как этот свет очень узок и слаб, то
из него соделались сосуды Акудим, которы исходят из пэ, но не соделались
света́ , поскольку свет этот слаб. Но если бы свет этих ОХаП не был
настоящим ощутимым паром, не смогли бы соделаться даже сосуды ОХаП,
покольку это света́ более низкие, чем свет эйнаим. И потому они вышли в
виде настоящего, ощутимого пара и потому соделались света́ ми,
называемыми НаРаН.

30) Возвращаясь к «ви́ дению глазами», скажем, что соделывание
сосудов происходило посредством «всматривания», «ви́ дения» и «взгляда» в
свет Акудим, называемых «нефеш», и в этом тайна стиха: «и увидит Бог
свет, что хорош, и отделит» и далее, поскольку руах и нешама, то есть света
озен и хотем называются светом полноценным, а нефеш, то есть Акудим,
вышедшие из пэ, на которые скрыто указывает добавочное слово «эт», как
говорит Писание: «эт hа-ор», и говорит оно, что Бог, то есть Маациль, видит,
глядя в нефеш, называемую «эт», тогда «и отделит» и далее, что означает
соделывание сосудов, которые отделяют, ограничивают, задавая в светах
предел и меру, и отделяя их части друг от друга, как известно.

31) И вот, в этом «ви́ дении» есть свет прямой и свет возвратный. И во
«всматривании» этого «ви́ дения» прямым светом в свет нефеш была
способность, достаточная, чтобы соделать сосуды трёх первых, но семь
сосудов нижних не были завершены, доколе «всматривание» прямого света
не протянулось вниз до десятого сосуда, Малхут. а затем возвратились оба
света, свет «ви́ дения» Айн и свет нефеш, который вышел из пэ, – оба

33

возвратились, изашли наверх, снизу вверх. И тогда, при их исхождении снизу
вверх, соделались семь нижних сосудов в виде возвратного света. Но три
первых сосуда соделались прямым чветом, сверху вниз, посредством
«всматривания» прямого света эйнаим в свет нефеш.

32) А теперь разъясним, как происходило это повторное возвращение
свето́ в. Знай, что нынешнее возвращение, во второй раз, было не таким, как
спуск в первый раз, поскольку тогда они все спустились каждый на своё
место. Но если бы при повторном возвращении все они возвратились на свои
места, то все сосуды, которые соделались в результате их исхождения, снова
упразднились бы, как поначалу, поскольку не смогли бы выдержать свои
света́ , как с ними тогда и случилось. И потому необходимо, чтобы самый
высший свет из всех, а это Кетер, который по величине своей равен
совокупности всех девяти светов, оставался постоянно наверху,
прилепленным к своему корню, своему Маацилю, который внутри пэ Адама
Кадмона.

33) И заново оттуда вышли и спустились, и распространились вниз
только девять нижних светов, и распространились они в таком порядке: свет
Хохма вошёл в сосуд Кетера, свет Бины вошёл в сосуд Хохмы и т. д., пока не
оказалось, что свет Малхут вошёл в сосуд Есод. И вот, теперь есть два
отличия от того, что было поначалу: свет бо́ льший, чем все девять вместе, то
есть Кетер, остался наверху, в своём корне. А кроме того, сосуд Кетер, хотя и
нет в нём силы выдержать свой собственный великий свет, способен
выдержать свет Хохма, который намного меньше Кетера. Таким же образом
и во всех остальных сфирот. Итак, по этим двум причинам в этих сосудах
есть теперь возможность и сила выдержать свои света́ , и они не упразднятся
снова, как было поначалу.

34) И хотя, как мы разъясним ниже, все девять нижних светов вместе
входят внутрь сосуда Кетер, а затем в нём остаётся только свет Хохма, а
восемь других светов спускаются и входят внутрь сосуда Бины, и так же
далее все, вот, это ничего не прибавляет и не убавляет, поскольку мы знаем
всеобщий принцип: высший больше, чем всё, что ниже него. И если так, то и
когда девять светов вместе войдут в сосуд Кетер, все восемь нижних
считаются ничтожными по отношению к свету Хохма – она высшая из всех,
и она их изъявила. И, как уже мы разъяснили о свете Хохма, его может
выдержать сосуд Кетера, являющийся более высоким состоянием. И если
так, тем более он выдержит и остальные восемь светов, которые ниже него.
Таким же образом и в остальных сосудах: поскольку свет, предназначенный
для данного сосуда, в него не входит, а меньший свет, то смогут они
выдержать эти света́ и не упразднятся, как поначалу.

Внутренний Свет

27) И знай, что все эти сосуды уплотнились и стали сосудами только
после исхождения света Малхут, когда он отвратил свой лик от сосуда,
поскольку, несмотря на то, что высший свет сосуда Кетер из него исшёл и

34

поднялся к Маацилю, а на его место поднялся свет Хохма, сосуд Кетер не
уплотнился и не возник (нитгашем, «осуществился»). И точно так же и во всех
остальных света́ х. И получается, согласно сказанному выше в истолковании,
которое предшествует этому, что свет Кетер Акудим исходит первым из
всех, а свет Малхут последним из всех. И получается, что сосуд начинает
соделываться не иначе как снизу вверх, и сосуд Малхут начал соделываться
прежде всех. А так как свет Малхут исходит последним, то вот, при
исхождении его из собственного своего сосуда, сосуд не обретает авиют,
доколе не завершится окончательно исхождение из её сосуда полностью, и в
девяти её высших сосудах всё ещё есть свет, хотя ни в одном из них нет части
света, соответствующего именно этой части, и потому они не обретают авиют
и не возникают, в то время как сосуд Малхут, который опустошился от
своего света полностью, а также [из-за того, что] под ней1 нет ни одного света,
который бы в неё поднялся, она обретает авиют и соделывается сосудом. Но
авиют она не обретает полностью, пока свет не отдалится от неё на полных
три ступени и далее. И этому причина понятна будет из сказанного, что всё,
что меньше трёх, считается частями одного2. И потому, после того, как свет
отдаляется на три полные ступени, сосуд темнеет полностью, и завершается
его соделывание.

Отдалится от неё на полных три ступени. Сосуд соделывается только в
результате исхождения из него света полностью – как внутреннего света, так и
окружающего. А, как известно, что до двух ступеней сосуд всё ещё получает
окружающий свет, и потому сосуд не соделывается, пока свет от него не
отдалится на три ступени. Возьмём, к примеру, сосуд ЗА: когда свет ЗА исходит
из сосуда и поднимается в Бину, это ещё не считается отдалением ступени,
поскольку он всё ещё получает ехида внутреннего света, и только когда он,
отдаляясь, поднимается в Хохму, он отдаляется от сосуда на одну ступень и
получает первый окружающий свет. А затем, когда отдаляется на две ступени и
поднимается в Кетер, он получает второй окружающий свет. Таким образом, этот
сосуд всё ещё не темнеет окончательно, доколе [свет] не исходит также и из
Кетера к Маацилю, и лишь тогда сосуда не достигает никакой свет, и [его
создание] завершается.

И потому от Бины и выше не былы сосуды завершёнными – ведь даже при
подъёме света Бина в Кетер Бина всё ещё получает ехида прямого света, а это
никак не считается отдалением ступени. Тем более Кетер и Хохма. И обо всём
этом см. в словах Ари выше (ч. 4, гл. 6, п. 15 и там же далее).

Помимо сказанного выше, есть ещё одно условие для завершения сосуда:
восполнение внешней половины стенки в сосуде, как говорит Ари (см. ч. 4, гл. 4,
п. 3), что доколе в сосуде нет внешней половины стенки, которая служит для
получения окружающих, сосуд не завершён. И вот, при подъёме к Маацилю
сосуды ГаР не обрели никаких окружающих светов, как сказано там, в словах
Ари. И получается, что сосудам ГаР недостаёт внешней половины стенки их

1 так у Ари. Вилимо, относится к «Малхут» (ж. р.) а не к «сосуду» (кли, м. р.).
2 трактат Сукка.

35

сосудов, и потому они были завершены лишь потом, при втором
распространении. Об этом здесь и говорит Ари.

28) И получается, что после исхождения света Малхут и её подъёма в
свой корень, то есть вовнутрь Пэ де-АК, завершилось изготовление (мелаха)
семи нижних сосудов: от Хеседа до Малхут. И получается, что завершение их
изготовления произошло в результате исхождения светов, и при их
исхождении соделались их сосуды. Однако, что касается трёх высших
сосудов, Кетера, Хохмы и Бины, их изготовление не завершилось, поскольку
они всё ещё не отдалились на три полных ступени от света Малхут, который
поднялся в Маациль, но их изготовление завершилось после, когда света
спустились снова, во второй раз, и спустились они вовнутрь упомянутых
сосудов, как с Божьей помощью я разъясню.

Их изготовление завершилось после, когда света спустились снова, во
второй раз, и тогда было завершено [становление] внешней [части] их сосудов, а
также там навсегда (бе-квиут, «в постоянстве») уменьшились света́, поскольку в
сосуд Кетер пришёл только свет Хохма, в сосуд Хохма – свет Бина и т. д., и этим
завершилось [становление] их сосудов.

29) И к разъяснению сути соделывания сосудов добавим: вот, в
предыдущем разъяснении мы выяснили, что света́ трёх видов, что вышли из
ОХаП де-АК, то есть НаРаН, облачаются друг в друга, а свет, который
вышел из эйнаим («очей») де-АК, называется нешама ле-нешама, которая1
[также] называется хая, и место её – там, наверху, в айн («оке»). Однако, она,
как мы разъясним, распространяется вниз. Дело в том, что на её месте он
стоит́ в качестве окружающего света для них, а от неё вниз распространяется
малый и очень узкий свет, называемый «ви́ дением» (рэайя), и это пар (hевель)
не полноценный (гамур), как те пары́ , которые исходят из озен, хотем, пэ
(«уха», «носа», «рта), являющиеся полноценными пара́ ми, ощущаемыми и
воспринимаемыми. И, так как этот свет очень тонок и слаб, то из него
соделались сосуды Акудим, которые исходят из пэ, но не соделались света́ ,
поскольку свет этот слаб. Но если бы свет этих ОХаП не был настоящим
ощутимым паром, не смогли бы соделаться даже сосуды ОХаП, покольку это
света́ более низкие, чем свет эйнаим. И потому они вышли в виде
настоящего, ощутимого пара и потому соделались света́ ми, называемыми
НаРаН.

Света́ , что вышли из ОХаП де-АК, то есть НаРаН – это уже было
разъяснено в словах Ари выше (см. ч. 4, гл. 6, п. 6, и подробней там же в ОП).

Свет, который вышел <…> и место её – там, наверху, в айн <…> в
качестве окружающего света, то есть, окружающего света ехида для ЗА, но
Нуквы он вообще не достигает, даже в качестве окружающего света, как говорит
Ари (см. ч. 4, гл. 6, п. 17 и там же в ОП).

1 здесь и далее обращает на себя внимание чередование по родам (прим. перев.).

36

Малый и очень узкий свет, называемый «ви́ дением», и это пар не
полноценный, как те пары́ , которые исходят из озен, хотем, пэ, являющиеся
полноценными пара́ ми. Возвратный свет, распространяющийся сверху вниз с
[находящимся] внутри него прямым светом в десять сфирот, называемых
«телом», определяется как «пар», поскольку он выходит из ударного зивуга с
авиютом экрана. А как известно, чем больше авиют, тем больше возвратный свет
и выше уровень. И потому считается, что до бхины Бет авиют экрана достаточен,
чтобы поднять возвратный свет, протягивающийся снизу вверх в мере,
достаточной для того, чтобы впоследствии распространиться также сверху вниз, в
тело. И потому возвратный свет определяется как полноценный «пар», в то время
как авиют бхины Алеф, называемой «эйнаим», слаб весьма и тонок и не является
полноценным «паром», способным распространиться сверху вниз, и потому свет
от него внутрь тела не приходит.

И, так как этот свет очень тонок и слаб, то из него соделались сосуды
Акудим, которые исходят из пэ, но не соделались света́ . Свет из эйнаим нами
определяется только как прямой свет, то есть сущность (ацмут) света, который
совершает ударный зивуг со света́ми ОХаПа и выводит для них сосуды, но в нём
самом нет зивуга, достаточного, чтобы вывести [такой] уровень света тела, как в
ОХаП, но есть только слабый свет.

30) Возвращаясь к «ви́ дению глазами», скажем, что соделывание
сосудов происходило посредством «всматривания» (hистаклут), «ви́ дения»
(рэайя) и «взгляда» (hабата) в свет Акудим, называемых «нефеш», и в этом
тайна стиха: «и увидит Бог свет (эт hа-ор), что хорош, и отделит»1 и далее,
поскольку руах и нешама, то есть света озен и хотем, называются светом
полноценным (гамур), а нефеш, то есть Акудим, вышедшие из пэ, на которые
скрыто указывает добавочное слово «эт» (‫)את‬, как говорит Писание: «эт hа-
ор», и говорит оно, что [когда] Бог (элоким), то есть Маациль, видит, глядя в
нефеш, называемую «эт», тогда «и отделит» и далее, что означает
соделывание сосудов, которые отделяют, ограничивают, задавая в светах
предел и меру, и отделяя их части друг от друга, как известно.

Посредством «всматривания», «ви́ дения» и «взгляда» в свет Акудим,
называемых «нефеш». Пэ де-рош, как здесь сказано, называется «нефеш», а
распространение света определяется как «всматривание» и «взгляд». И потому
распространение высшего света к экрану, что в сосуде Малхут, для ударного
зивуга называется «всматриванием» и «взглядом» в нефеш, то есть в экран, что в
Малхут.

Маациль видит, глядя в нефеш, называемую «эт». Как сказано в
предыдущем комментарии, экран в сосуде Малхут определяется как «нефеш» и
«эт», и Ари подробно разъяснил это выше (см. ч. 3, гл. 3, п. 3).

31) И вот, в этом «ви́ дении» есть свет прямой и свет возвратный. И во
«всматривании» этого «ви́ дения» прямым светом в свет нефеш была

1 Быт. (Берешит) 1:4.

37

способность достаточная, чтобы соделать сосуды трёх первых, но семь
сосудов нижних не были завершены, доколе «всматривание» прямого света
не протянулось вниз до десятого сосуда, Малхут. а затем возвратились оба
света, свет «ви́ дения» Айн и свет нефеш, который вышел из пэ, – оба
возвратились, изошли наверх, снизу вверх. И тогда, при их исхождении снизу
вверх, соделались семь нижних сосудов в виде возвратного света. Но три
первых сосуда соделались прямым светом, сверху вниз, посредством
«всматривания» прямого света эйнаим в свет нефеш.

В этом «ви́ дении» есть свет прямой и свет возвратный. Распространение
высшего света в парцуф определяется термином «ви́ дение». Та часть света,
которую парцуф принимает, то есть, до сосуда Малхут, определяется термином
«прямой свет», а та часть света, которая парцуфом не принимается из-за экрана,
который возвращает его обратно, то есть, та часть, которой полагалось бы
облачиться в Малхут, определяется термином «возвратный свет». Об этом и
сказано: «в этом «ви́ дении» есть свет прямой и свет возвратный».

И во «всматривании» этого «ви́ дения» прямым светом в свет нефеш, то
есть в Малхут, называемую «нефеш». «В свет нефеш» – в возвратный свет,
который она подняла от себя вверх и облачила высший свет как десять сфирот
рош, и у него, как говорит он, была способность достаточная, чтобы соделать
сосуды ГаР, то есть, сосуды десяти сфирот рош, которые [располагаются] снизу
вверх и определяются как корни сосудов.

Семь сосудов нижних не были завершены <…> до десятого сосуда,
Малхут, называемого «Малхут де-Малхут», или «нефеш де-нефеш», поскольку
Малхут головы, называемая «нефеш», или «эт» распространилась в саму себя на
десять сфирот «от себя и в себя» до своей собственной Малхут, то есть Малхут
де-Малхут, и эти десять сфирот определяются как «тело», или «семь нижних
сфирот», а у АК они называются «Акудим», распространившиеся от пэ де-АК до
его табура, поскольку Малхут головы называется «пэ», а Малхут де-Малхут
называется «табур».

Свет «ви́ дения» айн и свет нефеш, который вышел из пэ, то есть, прямой
свет и возвратный свет: свет ви́ дения – это прямой свет, а свет нефеш – это
возвратный свет, поднимающийся от Малхут.

Оба возвратились, изошли наверх, снизу вверх <…> соделались семь
нижних сосудов в виде возвратного света в результате высветления экрана. Как
было подробно разъяснено выше, в части 4, при высветлении экрана от бхины
Далет до бхины Гимель прекратился зивуг на бхину Далет, и возвратный свет
вместе с прямым светом уровня Кетер внутри него изошли и поднялись наверх, и
соделался зивуг в бхине Гимель, то есть ЗА прямого света. А возвратный свет
этого зивуга связывает и облачает только уровень Хохма, и свет Хохма приходит
в сосуд Кетер, свет Бина – в сосуд Хохма, свет ЗА – в сосуд Бина, свет Малхут – в
сосуд ЗА, а сосуд Малхут остаётся без света. И тогда сосуд Малхут темнеет и
уплотняется, и соделывается тогда сосудом (см. в словах Ари, п. 27),

Таким же образом и затем, когда экран бхины Гимель высветляется до
бхины Бет, то есть Бины прямого света, исходят возвратный свет и прямой свет
уровня Хохма, и привлекается уровень Бина, и тогда свет Бина облачается в сосуд

38

Кетера, свет ЗА – в сосуд Хохмы, свет Малхут – в сосуд Бины, а сосуд ЗА тоже
остаётся без света. И вот, тогда темнеет и уплотняется сосуд ЗА, вследствие чего
соделывается сосудом, как сказано в словах Ари.

А когда высветляется от бхины Бет до бхины Алеф, то есть Хохмы прямого
света, исходит уровень Бины и привлекается уровень ЗА, и свет ЗА приходит в
сосуд Кетер, и сосуд Бины тоже остаётся без света. И вот, тогда темнеет и
уплотняется также и сосуд Бина. Таким же образом и далее, поскольку сосуды
Тела соделываются не иначе как в результате исхождения прямого света наверх,
так как тогда они темнеют и уплотняются, и соделываются сосудами.

Однако в результате этого исхождения только два сосуда, ЗА и Малхут
завершились полностью – как внутренние их половины для света внутреннего, так
и внешние их половины для света окружающего (см. ОП к п. 27), но три сосуда:
Кетер, Хохма и Бина, здесь, при этом исхождении, ещё не были завершены из-за
того, что им всё ещё недостаёт внешних половин стенок сосудов, поскольку для
них не было пока подъёмов, чтобы они обрели сосуды и окружающие света, и
потому завершаются они только впоследствии, при втором распространении.

Но три первых сосуда соделались прямым светом, сверху вниз,
посредством «всматривания» прямого света эйнаим в свет нефеш. Сосуды
ГаР, то есть десять сфирот рош, соделались посредством распространения
прямого света сверху вниз к ударному зивугу в Малхут, и эта Малхут подняла
возвратный свет снизу вверх и облачила прямой свет эйнаим, о чём Ари говорит
подробно в части 3.

32) А теперь разъясним, как происходило это повторное возвращение
свето́ в. Знай, что нынешнее возвращение, во второй раз, было не таким, как
спуск в первый раз, поскольку тогда они все спустились каждый на своё
место. Но если бы при повторном возвращении все они возвратились на свои
места, то все сосуды, которые соделались в результате их исхождения, снова
упразднились бы, как поначалу, поскольку не смогли бы выдержать свои
света́ , как с ними тогда и случилось. И потому необходимо, чтобы самый
высший свет из всех, а это Кетер, который по величине своей равен (шакуль)
совокупности всех [остальных] девяти светов, оставался постоянно наверху,
прилепленным к своему корню, своему Маацилю, который [находится]
внутри пэ Адама Кадмона.

33) И заново оттуда вышли и спустились, и распространились вниз
только девять нижних светов, и распространились они в таком порядке: свет
Хохма вошёл в сосуд Кетера, свет Бины вошёл в сосуд Хохмы и т. д., пока не
оказалось, что свет Малхут вошёл в сосуд Есод. И вот, теперь есть два
отличия от того, что было поначалу: свет бо́ льший, чем все девять
[остальных] вместе, то есть Кетер, остался наверху, в своём корне. А кроме
того, сосуд Кетер, хотя и нет в нём силы выдержать свой собственный
великий свет, способен выдержать свет Хохма, который намного меньше
[света] Кетера. Таким же образом и во всех остальных сфирот. Итак, по этим
двум причинам в этих сосудах есть теперь возможность и сила выдержать
свои света́ , и они не упразднятся снова, как было поначалу.

39

34) И несмотря на то, что, как мы разъясним ниже, все девять нижних
светов входят внутрь сосуда Кетер, а затем в нём остаётся только свет Хохма,
а восемь других светов спускаются и входят внутрь сосуда Бины, и так же
далее все [остальные], вот, это ничего не прибавляет и не убавляет («не
поднимает и не опускает»), поскольку мы знаем всеобщий принцип (клаль
гадоль): высший больше, чем всё, что ниже него. И если так, то и когда
девять светов вместе войдут в сосуд Кетер, все восемь нижних считаются
ничтожными по отношению к свету Хохма – она высшая из всех, и она их
изъявила (hеэцила). И, как уже мы разъяснили о свете Хохма, его может
выдержать сосуд Кетера, являющийся более высоким состоянием. И если
так, тем более он выдержит и остальные восемь светов, которые ниже него.
Таким же образом и в остальных сосудах: поскольку свет, предназначенный
для данного сосуда, в него не входит, а [входит] меньший свет, то смогут они
выдержать эти света́ и не упразднятся, как поначалу.

●●●

Древо Жизни

*1 35) Однако до́лжно чётко разъяснить, в чём суть состояния «матэ» и «ло
матэ». И скажем так: сначала свет приходит в Кетер, а остальные девять
светов включены в него. А затем снова наступает состояние «ло матэ» –
когда оттуда снова вышел свет, достигающий Кетера, а остальные девять
светов оставались в Кетере, поскольку в Кетере есть сила их выдержать. И
тогда, во время, когда в Кетере его свет «ло матэ», Кетер протягивает к
Хохме лицом к лицу девять светов и передаёт их в Хохму, и тогда, получив
эти девять светов, Хохма обращает своё лицо и светит Бине лицом к лицу
только свечением, но семь светов пока ещё ей не передаёт.

36) Затем свет Кетер снова «матэ» в Кетер, и тогда свет Хохма снова
исчезает в Кетере из-за имеющегося в нём влечения – соединиться с Кетером,
и тогда сосуд Хохма обратил лицо своё к Кетеру и дал ему свой свет. Но свет
Бина, который был в Хохме, с ним в Кетер не поднялся из-за влечения к
сынам своим, которым она мать. И, как уже мы разъяснили, обращение
лицом или спиной относится только к сосудам, но о самих светах
неправомерно говорить «лицо» или «спина», но только «распространение» и
«исхождение».

37) Но после того, как сосуд Хохмы обратил своё лицо к Кетеру, и
поднял туда свой свет, вот, затем он снова обратил лицо своё вниз, к Бине и
отдал ей семь светов. И знай, что любая передача светов всегда происходит в
состоянии «лицом к лицу».

38) Однако Бина не обратила своё лицо, дабы светить вниз, в Хесед,
поскольку не было силы в Хеседе и в ВаК принять столь большой свет
«лицом к лицу», но только «спиной к спине», ведь есть здесь свет ВаК, а

1 ЭцХ, Врата 7, гл. 2.

40

кроме этого – свет Бина, которые больше всех их вместе. Но поначалу, когда
светов в Бине ещё не было, а они были переданы в Хохму, та обратила своё
лицо, и Бине светило только свечение «лицом к лицу». Но в Хеседе иначе,
так как у Бины есть сила получить эти света́ , поскольку семь нижних светов
были ничтожны по сравнению с её светом, а свой свет, несомненно, она
может получить. А свет Хохма, несмотря на то, что его свет больше, чем её
свет, тем не менее, как знаешь ты уже, «Абба и Има как один пребывают и
как один выходят», и она может принять свет Хохма. А в Хеседе иначе,
поскольку между ним и светом Бины есть огромное различие, и он его не
может получить «лицом к лицу».

39) Но вернёмся к теме. Когда снова «ло-матэ» в Кетер, вот, тогда
«матэ» в Хохму, и в неё спускается свет Хохма. И тогда семь сыновей,
которые есть у Бины, уже большие и не нуждаются в матери своей. И тогда
Бина поднимается в Хохму из-за имеющегося в ней влечения к ней
прилепиться. И это называется «ло матэ» светом Бина. И тогда сосуд Бина
обращает своё лицо вниз, и семь светов, что в ней имеются, спускаются и все
передаются в Хесед «лицом к лицу».

40) А затем снова «матэ» свет в Кетер, и тогда ХуБ обе поднимаются
туда – из-за влечения, которое у них имеется. И тогда оказывается, что между
сыновьями и светом ГаР есть большое отдаление, поскольку между ними два
промежутка, Бина и Хохма, в которых света нет. И потому свет Хесед
поднимается тогда в Бину, что называется «ло матэ» в Хесед, и тогда сосуд
Хесед обращает своё лицо и передаёт шесть светов вниз, в Гвуру.

41) А затем снова «ло мате» в Кетер, и тогда он «мате» в Хохму. Тогда и
Бина была способна оставаться там, в Хохме, как прежде, но из-за света
Хесед, который в её месте, она спускается, чтобы там быть с ним. И в этом
«ибо желает милости Он». И знаешь ты уже: Бина называется «Он». Когда
же Бина спускается на своё место, Хесед в ней не нуждается и спускается на
своё место, и это называется «мате» в Хесед. И тогда свет Гвуры поднимается
в Хесед, и это называется «ло мате» в Гвуру. И тогда Гвура обращает своё
«лицо» вниз и передаёт пять светов вниз, в Тиферет. И это называется
«мате» в Тиферет.

42) А затем снова «матэ» в Кетер, и тогда не стало «матэ» в Хохму и
Бину, поскольку обе вместе поднимаются туда, в Кетер, и тогда стало «ло
матэ» в Хеседе, так как он поднимается в место Бины, как прежде, из-за двух
промежутков между ними. И тогда стало «матэ» в Гвуру и «ло матэ» в
Тиферет, поскольку свет Тиферет влечением поднимается в Гвуру. И тогда
сосуд Тиферет обращает своё «лицо» и передаёт четыре света в Нецах, и это
называется «матэ» в Нецах.

43) А затем снова «ло матэ» в Кетер, и тогда стало «матэ» в Хохме. И в
Бине тоже стало «матэ» из-за Хеседа, который там, «ибо желает милости он».
И тогда в Хеседе тоже стало «матэ», поскольку Хесед тогда спускается на
своё место. И тогда стало «ло матэ» в Гвуре, поскольку Гвура поднимается с
Хеседом. И тогда стало «матэ» в Тиферет, и свет спескается в Тиферет. И
тогда стало «ло матэ» в Нецахе, поскольку свет Нецах поднимается с
Тиферет. И тогда стало «матэ» в hОде, поскольку тогда сосуд Нецах

41

обращает своё лицо и передаёт три света в hОд, и тогда hОд обращает своё
лицо к Есоду и светит в него.

44) И так – во всех ВаК: когда в них передаются света, они обращают
свои лица и светят вниз, Бина не обратила своё лицо к Хеседу, поскольку в
Хеседе нет силы принять свет Бины, в самих же ВаК имеется способность
принимать свет одного - другим, этот от этого, поскольку все ВаК равны.

45) А затем снова «матэ» в Кетере, и тогда «ло матэ» в Хохме и Бине,
поскольку обе вместе поднимаются туда. И в Хеседе «ло матэ», так как он
поднимается в Бину, и стало «матэ» в Гвуре, и тогда стало «ло матэ» в
Тиферет, и тогда стало «матэ» в Нецахе и «ло матэ» в hОде. И тогда hОд
обращает своё «лицо» и передаёт два света в Есод, и тогда стало «матэ» в
Есоде, и тогда Есод обращает своё «лицо» и светит в Малхут, как выше
говорилось обо всех ВаК.

46) А затем снова «ло матэ» в Кетере, и тогда стало «матэ» в Хохме,
Бине и Хеседе, и тогда стало «ло матэ» в Гвуре и «матэ» в Тиферет, «ло матэ»
в Нецахе, «матэ» в hОде и «ло матэ» в Есоде, поскольку он поднимается в
hОд и тогда обращает своё «лицо» и передаёт свет Малхут вниз, на её место,
и тогда стало «матэ» в Малхут. Итак, теперь завершилась первая стадия, то
есть процесс распространения, и все десять светов дошли до Малхут.

47) А теперь – вторая стадия, и с нею просто, ибо теперь снова стало
«матэ» в Кетере, и тогда «ло матэ» в Хохме, Бине и Хеседе, «матэ» в Гвуре,
«ло матэ» в Тиферет, «матэ» в Нецахе, «ло матэ» в hОде, «матэ» в Есоде и «ло
матэ» в Малхут. А затем снова, как прежде.

48) Теперь отметим несколько моментов: во-первых, у нижнего света
всегда имеется стремление прилепиться к высшему, и когда было «матэ» в
Есоде, в Малхут было «ло матэ», поскольку из-за этого стремления свет
Малхут поднимается туда, в Есод.

И так – во всех остальных сфирот, за исключением Хеседа с Биной,
поскольку, когда было «ло матэ» в Бине, тогда было «ло матэ» и в Хеседе –
вследствие двух промежутков. А когда «матэ» в Бине, тогда и в Хеседе тоже
было «матэ», поскольку не равен свет Хесед всему свету Бина. Но в тот миг,
когда Бина спускается на своё место, она находит на своём месте Хесед, и в
тот же миг Хесед спускается на своё место, и этому причина в том, что ВаК,
которые собою представляют одну ступень, не могут прилепиться к Бине,
являющейся ГаР.

А что до «матэ» и «ло матэ» в ГаР, там по-другому: когда «матэ» в
Кетере, обе, Хохма и Бина, поднимаются наверх, в Кетер, и по этой причине
считается, что ГаР равны, как одно. А когда «ло матэ» в Кетере, тогда «матэ»
в Хохме, и подобало бы, чтобы осталась там Бина, и было бы в Бине «ло
матэ», но так как «ибо желает милости Он», то и в Бине тоже было «матэ».

49) Также знай, что мера времени, когда «ло матэ» свет в сфире – одно
лишь мгновение, и в этом тайна «ибо мгновение гнев Его»1, поскольку
исхождение света, то есть «ло матэ», произошло из-за гнева, а также из-за
нижних, в которых нет силы, но нисходит состояние «матэ», то есть

1 Пс. 29:6 (Теhилим 30:6).

42

возвращение света вниз, дабы живить миры, без меры, лишь согласно
деяниям нижних – будет так. И это – «жизнь в благоволении его»1, согласно
тому желанию, что тогда будет. Имеется в виду: деяниям человеков
продлится время жизни их.

Однако, как мы разъяснили выше, первое исхождение светов
произошло ради соделывания сосуда. И вот, если бы света́ вернулись во
второй раз в втором распространении, вот сосуды снова упразднились бы,
как первоначально, и потому до́ лжно было, чтобы самый первый свет, то
есть свет Кетер, остался наверху и не вошёл в эти сосуды, но пришли только
девять светов в таком порядке: свет Хохма – в сосуд Кетер, свет Бина – в
сосуд Хохма и далее, таким же образом, пока не окажется, что свет Малхут
входит в сосуд Есод. И теперь, из-за того, что в сосуд возвратился не тот
первый свет, который к нему относится – тот, который прежде из него
исшёл, но пришёл в него другой свет, меньший, сосуды орстались сосудами, а
не стали снова света́ ми, как вначале.

И вот, когда света́ начали входить в сосуды, в Кетер вошли девять
светов, и это называется «матэ» в Кетере. Затем свет, который вошёл в
Кетер, то есть свет Хохма, исшёл, и это называется «ло матэ», и можно далее
не продолжать, поскольку мы уже подробно говорили выше о «матэ» и «ло
матэ», и этого достаточно.

Но в чём причина, что теперь все девять светов вместе вошли в сосуд
Кетер – в отличие от первого распространения, когда они входили по одному,
то есть свет Малхут вошёл в сосуд Кетер, затем этот свет был вытолкнут
вниз, на место Хохмы, а затем в сосуд Кетер вошёл свет Есод и т. д., пока все
десять светов не вошли соответственно уровню десяти сосудов? А причина в
том, что, как говорилось выше, прежде, когда с ними был свет Кетер, к тому
же все они светили с его стороны, поэтому ни в одном из этих сосудов не
было силы принять больше, чем только один свет. Но теперь, когда свет
Кетер в сосуд не входит, а остался наверху и обратил свои ахораим вниз, как
с Божьей помощью я разъясню ниже, у сосудов есть сила войти всем света́ м
вместе войти в один сосуд, поскольку все девять светов, которые теперь
входят в Кетер, меньше, чем первый свет Кетер, и есть сила их принять. И
так же, когда все восемь светов вошли в сосуд Хохма – есть у него сила их
принять, поскольку все они меньше, чем свет Хохма. Таким же образом и со
всеми.

Внутренний Свет

35) Однако до́лжно чётко разъяснить, в чём суть состояния «матэ» и «ло
матэ». И скажем так: сначала свет приходит в Кетер, а остальные девять
светов включены в него. А затем снова наступает состояние «ло матэ» –
когда оттуда снова вышел свет, достигающий Кетера, а остальные девять
светов оставались в Кетере, поскольку в Кетере есть сила их выдержать. И

1 досл. «в желании Его» (бирцоно), там же.

43

тогда, во время, когда в Кетер его свет «ло матэ», тогда Кетер протягивает к
Хохме лицом к лицу девять светов и передаёт их в Хохму, и тогда, получив
эти девять светов, Хохма обращает своё лицо и светит Бине лицом к лицу
только свечением, но семь светов пока ещё ей не передаёт.

Сначала свет приходит в Кетер, а остальные девять светов включены в
него. Чтобы понять эти слова Ари, мы обязаны твёрдо помнить и чётко понимать
все его слова, [приведённые] в этой части с п. 1 по п. 15, а также наше к ним
разъяснение, поскольку невозможно здесь всё это подробно повторять. Здесь же
мы напомним вкратце основные понятия.

Сначала просмотри порядок подъёма сфирот к Маацилю после их
исхождения из первого распространения согласно разъъяснению в ч. 4, (см. гл. 4,
п. 6). Суть всего сказанного в том, что ударный зивуг, который соделался в
первом парцуфе АК, произошёл на экран, обустроенный в сосуде Малхут на
самый большой авиют, то есть авиют бхины Далет. И потому эта Малхут подняла
самый большой возвратный свет, то есть до уровня Кетер – так, что этот
возвратный свет поднялся и облачился на высший свет снизу вверх, и эти десять
сфирот называются десятью сфирот рош. И непреложный закон Малхут и этого
возвратного света таков, что, насколько он облачается снизу вверх, настолько же
он возвращается, переворачивается и расширяет сосуд Малхут сверху вниз «от
себя и в себя» до Малхут де-Малхут. Он опускается и облачается туда со всей той
мерой уровня прямого света, которой облачился в рош. И это облачение
называется «первым распространением АК», а также называется десятью сфирот
де-гуф. Малхут де-рош называется «пэ», а Малхут де-Малхут, то есть Малхут де-
гуф, называется «табур».

А так как в Малхут рош какие-либо ограничения ещё никак не проявлены в
действии, то света́ окружающий и внутренний светят там одинаково. Однако,
когда свет распространился оттуда в десять сфирот де-гуф до табура, то есть до
Малхут де-гуф, экран табура остановил прямой свет и не позволил ему
распространиться вниз, под табур. Это значит, что прямой свет, который
относится к первым девяти сфирот и называется внутренним светом, облачается в
девять сфирот гуфа до табура, а прямой свет, который относится к Малхут, не
может войти и облачиться на своём месте, то есть под табуром, из-за экрана,
который там [стоит], и остаётся вне этого парцуфа в виде окружающего света.

И потому на этой границе, называемой экраном, соделался удар и
столкновение между света́ми окружающим и внутренним, поскольку
окружающий свет тоже желал спуститься и облачиться в своём месте, как и свет
внутренний – ведь в голове они светили одинаково. И потому окружающий свет
одолевает и «высветляет» – очищает экран от его авиюта, дабы исчезла из него
его задерживающая сила, и окружающий свет тоже смог облачиться. И хорошо
пойми это, ибо в этом вся суть понятия «высветление экрана» во всех и каждом из
парцуфов, ведь, поскольку во всякой голове ограничения на окружающий свет
никак не проявлены, он желает облачиться также и в тело, и потому он
высветляет авиют экрана, то есть, его задерживающее свойство, поскольку мера
авиюта экрана является его задерживающей мерой. Иначе говоря, это одно и то
же.

44

На самом деле, окружающий свет высветляет весь авиют, имеющийся в
экране, единомоментно и приводит его к Маацилю, то есть, в пэ де-рош, где нет у
него никакого ограничения. И это означает, что экран высветляется от всего
авиюта тела, и остаётся в нём только его корень, то есть, экран Малхут головы,
что и определяется, как то, что он поднимается в пэ, поскольку равенство по
форме соделывает духовные [объекты] одним.

Но вследствие того, что в авиюте есть четыре ступени, когда экран, в
котором был авиют бхины Далет, полностью высветлился, он обязан был пройти
через эти четыре ступени и обязательно одну за другой. И высший свет тоже не
прекращает светить ни на миг, но проявляется в мирах, только если есть
получающий, способный принять свет Благословенного. И потому определяется,
что высший свет сочетается в зивуге с экраном при своём прохождении на
четырёх ступенях, что в нём находятся – от бхины Далет до окончательного
высветления, и на своём пути выводит четыре уровня света согласно той мере
авиюта, на котором стоит экран, поскольку всё время, доколе в нём есть ещё
какая-либо мера авиюта, пригодная для зивуга, высший свет с ним связывается и
в него облачается. И хорошо пойми.

Таким же образом и когда этот уровень исходит, хотя он исходит,
несомненно, единомоментно, всё же, мы определяем, что на своём пути он делает
четыре остановки. К примеру, когда он высветляется от бхины Далет до бхины
Гимель, когда из парцуфа исчезает уровень Кетер, то, поскольку на уровене Кетер
есть пять ступеней, КаХаБ, ЗА и Малхут, мы определяем, что при исхождении он
делает на своём пути четыре остановки. Так, сначала из этого уровня исчезает
Кетер, и остаётся там только девять нижних. И получается тогда, что Хохма
поднимается в место Кетера, Бина – в место Хохмы и далее, до Малхут, [которая
поднимается] в место ЗА. Затем из этого уровня исчезает Хохма, и тогда Бина
поднимается в место Кетера, ЗА – в место Хохмы, а Малхут – в место Бины.
Затем из этого уровня исчезает также и Бина, и ЗА поднимается в место Кетера, а
Малхут – в место Хохмы. Затем из этого уровня исчезает также и ЗА, и Малхут
поднимается в место Кетера. И, наконец, из этого уровня исчезает также и
Малхут, и тогда получается. что уровень Кетер полностью исшёл из парцуфа.
Таким образом, мы определяем, что в процессе исхождения даже на одном уровне
он делает четыре остановки. Однако до́ лжно понимать, что при исхождении
одного уровня зивуги в экране не происходят, поскольку здесь, во время
исхождения, не происходит обновления формы в авиюте, прежде чем приходит
экран на авиют бхины Гимель, и проявляется там только высветление одной
бхины, и это высветление отталкивает и исторгает внутренний свет, поскольку он
более не способен к зивугу, поскольку занят тем, что очищается от этой своей
меры.

Известно также, что экран табура первого распространения, который
истончился и достиг пэ, в себе содержит все решимот десяти сфирот де-гуф,
кроме бхины Далет, которая не оставила решимо своей отдачи, и от неё осталось
только решимо облачения, см. выше (ОП к п. 9, со слова «Высветлился» и далее),
поскольку всё это необходимо [для понимания сказанного] здесь. И там мы
разъяснили, что, в основном, мы принимаем во внимание высшую ступень, то
есть, бхину Гимель, притягивающую свет Хохма, но есть там также и решимо
бхины Далет облачения, называемое свойством «захар» сосуда Кетер, которое, с

45

одной стороны, намного, неизмеримо выше, чем мера бхины Гимель, поскольку
принадлежит уровню Кетер, но, поскольку нет в нём авиюта притяжения, ему
необходимо соединиться со свойством «некева», то есть, с авиютом притяжения,
иначе говоря, с решимо бхины Гимель, в котором имеется свойство притяжения.

А теперь приступим к словам Ари по сути. Он говорит «Сначала свет
приходит в Кетер, а остальные девять светов включены в него». Здесь надо
определиться с двумя [моментами]:

- во-первых, почему порядок здесь обратный тому, что был при первом
распространении – там сначала свет пришёл в Малхут, а здесь он сначала
распространился в Кетер,

- во-вторых, почему при первом распространении каждый из светов пришёл
в соответствующий ему сосуд, а здесь они все вместе пришли в один сосуд –
Кетера.

Но если мы поймём, откуда сюда пришли эти сосуды, мы с лёгкостью
найдём ответы на оба вопроса. И до́ лжно знать нам, что. хотя Ари весьма
лаконичен и говорит, что света снова распространились в опустошённые сосуды
после исхождения из них, и кажется, что говорится здесь только о первом
парцуфе, в котором произошло исхождение, однако это не так, но есть здесь
особый парцуф, полностью отделённый от первого парцуфа, ведь первый парцуф
определяется как парцуф Гальгальта де-АК, а это второе распространение
определяется как парцуф АБ де-АК и считается порождением и сыном первого
парцуфа, поскольку это второе распространение выходит и рождается из его
зивуга.

Порядок же этого зивуга Ари уже нам разъяснил выше (см. с. 297, пп. 9-15),
и там же в ОП есть подробное разъяснение, и повторятяься мы не будем. Однако,
до́ лжно в целом понимать, что всё, о чём говорилось в первом парцуфе:
исхождение светов и сосуды, оставшиеся опустошёнными, – всё это относится
уже ко второму парцуфу, поскольку в духовном нет исчезновения, но всякое
изменение формы, которое определяется в духовном, означает добавку к этой
форме, но не исчезновение или изменение, Боже упаси. И потому все эти
опустошённые сосуды, о которых говорится относительно первого парцуфа, суть
сосуды этого второго распространения, и в них-то и пришли, и распространились
света́ при повторном возвращении.

И потому, когда соделались зивуги на экран, состоящий из двух решимот, о
коих говорил Ари выше, то есть решимо бхины Далет, называемым «захар», и
решимо бхины Гимель, называемом «некева», два этих уровня распространились
вовнутрь сосуда Кетер, оставшегося опустошённым со времени первого
распространения, и в эти два уровня включено всё второе распространение в
совокупности. То есть, как при первом распространении все уровни были
включены в уровень Кетер, и все четыре уровня ХуБ ЗоН вышли в результате
высветления экрана от авиюта бхины Далет, то есть уровня Кетер, точно так и
здесь все девять сфирот включены в первый уровень захара и некевы, вышедших
внутри сосуда Кетер, поскольку затем этот экран бхины Далет и бхины Гимель
высветлился, и захар и некева вышли в сосуд Хохма. Таким же образом и далее, в
точности, как было при первом распространении.

46

Из этого легко поймёшь, что невозможно было, чтобы уровень бхины
Гимель и бхины Далет, которые близки к уровню Кетер (см. п. 9), могли
облачиться в сосуд Хохма, который намного меньше них. И так же им не
облачиться в уровни ХуБ ЗоН, поскольку уровень каждой из десяти сфирот захара
и некевы Кетера равен их уровню – ведь каждая из них близка к уровню Кетер, и
[в таком случае] как облачиться хотя бы одной из них в остальные, более низкие
уровни, ХуБ, ЗА и Малхут?

«Ло матэ» – когда оттуда снова вышел свет, достигающий Кетера. Экран
бхины Далет захара высветлился до бхины Гимель, а экран бхины Гимель некевы
– до бхины Бет, вследствие чего оба уровня, захар и некева Кетера, изошли
оттуда. Об этом и сказано: «оттуда снова вышел свет, достигающий Кетера». И
это высветление захара и некевы Кетера также происходит из-за столкновения и
соударения окружающего и внутреннего светов, как и при первом
распространении.

Остальные девять светов оставались в Кетере. Это означает, что в нём
остался авиют бхины Бет, когда зивуг, который вышел на этот авиют, привлекает
уровень Бина, а Бина в себе содержит уровень ЗА и Малхут, то есть восемь
светов. А также [здесь] осталась бхина Гимель захара Кетера. Таким образом,
после высветления собственной бхины в сосуде Кетер остались девять светов.

Когда в Кетер <…> «ло матэ», тогда Кетер протягивает к Хохме лицом
к лицу девять светов. Как ты уже знаешь, сосуды второго распространения – это
те сосуды, которые после первого распространения остались опустошёнными. А
также, как мы выяснили выше (см. слова Ари, п. 26), порядок становления этих
сосудов таков, что сначала соделалась Малхут, поскольку она первой
опустошилась от своего света. Затем, когда от своего света опутошился сосуд ЗА,
соделался сосуд ЗА. Затем, когда опустошился сосуд от Бины, соделался сосуд
Бина и т. д. И этому причина в том, что сосуды соделались из плотного (ав) света,
который остался внизу, а не поднялся и не исшёл вместе с прямым светом, о чём
Ари говорит выше (см. ч. 4, гл. 2, п. 7). И потому каждый сосуд соделался при
исхождении из него света, поскольку плотный свет тогда остался внизу и
соделался сосудом.

И вот, находишь, что с момента своего становления сосуды встали по
порядку один над другим: сначала Малхут, над ней – ЗА, над ним – Бина и далее,
а сосуд Кетер – над ними всеми. Из этого поймёшь, что и сейчас, при втором
распространении, прежде, чем света распространились, сосуды уже упорядочены
и стоят сверху вниз: во главе всех – Кетер, а в самом конце – Малхут, то есть так
же, как вышли при первом распространении. И потому, когда эти десять сфирот
распространились и вышли из зивуга уровня Кетер и Хохма, уровень их всех был
одинаковым, близким к Кетеру, они нашли себе приуготовленный и подходящий
для них сосуд, и это Кетер.

И вот, во время, когда «ло мате» в Кетер, а это означает, что высветлилась
бхина Далет захара Кетера и бхина Гимель нуквы Кетера и тогда исшёл уровень
Кетер захара и уровень Хохма нуквы, получается, что при этом все эти десять
сфирот захара и нуквы утратили свой уровень Кетер: десять сфирот захара
уплотнились до уровня Хохма, а десять сфирот нуквы уплотнились до уровня
Бина. И этот уровень уже относится никак не к Кетеру, но только к сосуду Хохма,
и потому Кетер передаёт их их сосуду Хохмы.

47

Однако до́ лжно понять, как света́ нисходят из сосуда Кетер в сосуд Хохма,
ведь расстояние между этими сосудами весьма велико, и сосуд Кетер имеет авиют
бхины Далет, а сосуд Хохма – авиют бхины Гимель, а как известно, именно
изменение формы разделяет и отдаляет духовные [объекты один от другого]. И
если так, то как же они друг с другом соприкасаются, дабы иметь возможность
передавать один другому благодать? И было бы ошибкой говорить, что сосуд
Кетер высветлился до бхины Гимель и потому соделался равным сосуду Хохма,
поскольку, как известно, в сосудах нет абсолютно никакого высветления.
Высветление же, о коем говорилось, происходит только и исключительно в
экране, имеющемся в сосудах, но не в самих сосудах.

Однако до́ лжно помнить, что, как разъяснил Ари выше (см. п. 15 и в ОП, со
слов: «И тогда сосуд обращает своё лицо»), когда свет исходит из сосуда, сосуд
обращает свои паним вниз, а ахораим – вверх, и паним сосуда соделывается
ахором, а ахор – паним. И вот, здесь, после того, как свет, относящийся к сосуду
Кетер, исшёл, поскольку высветлились бхина Далет захара и бхина Гимель
некевы, и соделался зивуг на бхину Гимель захара и бхину Бет некевы, сосуд
Кетер обратил свои паним вниз, то есть, наибольший авиют в нём, который был
его паним и свойством возвышенным, соделался теперь свойством наихудшим и
ахором, то есть, самой важной стала высветленная сторона. Из этого поймёшь,
что после того, как сосуд Кетер обратил свои ахораим вверх, он уравнивается с
сосудом Хохма, поскольку превосходство сосуда Кетер над сосудом Хохма
всецело заключалось в его отличии по форме – бо́ льшим авиютом бхины Далет и
бхины Гимель. Теперь же из-за переворота паним вниз он полностью утратил весь
этот авиют, и потому отпределяется, что теперь по форме он уравнивается с
Хохмой.

И говорит он: «тогда Кетер протягивает к Хохме лицом к лицу девять
светов», этим скрыто указывая на то, что по причине исхождения света Кетер
обращает свои паним вниз и потому оказывается стоя́щим паним бе-паним с
сосудом Хохма, так что теперь и паним Кетера тоже собою представляют бхину
Бет и бхину Гимель, то есть, та высветленная сторона, которая прежде была
ахором Кетера, [по свойствам] равна паним Хохмы, и потому он может
передавать свет Хохме, поскольку между ними имеется совпадение по форме. И в
этом смысл того, что сообщает нам здесь Ари: что всякая передача светов всегда
происходит только в состоянии паним бе-паним.

А те девять светов, которые Хохма получила от Кетера, как мы уже
выяснили выше, – это остаток авиюта, оставшийся от захара Кетера после
высветления, то есть бхина Гимель, и это решимо Хохмы первого
распространения, котороое было включено в захара Кетера (см. в ОП к п. 6, со
слов: «И знай, что сущностная основа…»), и это один свет. А также она получила
остаток авиюта некевы Кетера, то есть бхину Бет, уровень Бина, включающий в
себя два уровня, ЗА и Малхут, и в сумме это восемь светов, а с бхиной Гимель
захара – девять светов.

Получив эти девять светов, Хохма обращает своё лицо и светит Бине.
Это значит, что повернулись только паним захара Хохмы, но не некевы Хохмы,
поскольку переворот паним означает высветление авиюта и исхождение оттуда
света, поскольку [именно] тогда сосуд поворачивает свои паним вниз (см. слова
Ари, п. 15). И потому, когда Хохма получила свои девять светов от Кетера, то

48

есть, захара и некевы сосуда Кетера, экран авиюта бхины Гимель захара
высветлился до авиюта бхины Бет, и сосуд захар поворачивает свои паним вниз, а
это означает, что упразднилась важность его большого авиюта (см. ОП к п. 15, со
слов: «Этот сосуд обращает…»), и тогда этот остаток захара Хохмы передаётся в
сосуд Бина. И сказано об этом: «получив эти девять светов, Хохма обращает своё
лицо и светит Бине», то есть свойству захар сосуда Бины.

Однако выше ни о каком высветлении захара сосуда Кетер пояснения
[отдельного] Ари не дал, соединив его в одном высветлении с некевой Кетера. И
это потому, что в захаре Кетера нет никакого авиюта притяжения вообще, а есть
только [авиют] от облачения, а в облачении, которое относится только к нему, не
происходит никакого высветления, но он только соединяется с авиютом некевы и
в него включается (см. в ОП к п. 9, со слов «Но есть здесь»), и потому и
высветление в нём происходит вместе с высветлением экрана некевы. Поэтому
Ари и объединл их [разъяснение] в одном высветлении.

Но, как говорилось в предыдущем комментарии, в захаре сосуда Хохма, то
есть решимо света Хохма, оставшемся от первого распространения, авиют
притяжения есть, и потому он непременно должен высветлиться прежде, чем
высветляется некева, поскольку мера авиюта его больше – ведь он является
бхиной Гимель, а некева – бхиной Бет.

Только свечением, но семь светов пока ещё ей не передаёт – то есть, даёт
только один свет захара сосуда Бины, поскольку теперь настало время ему
высветлиться, и он отдаёт его остаток Бине. Но некеве всё ещё не настало время
высветлиться, и потому она пока не даёт семь светов, которые относятся к некеве
Бины.

36) Затем свет Кетер снова «матэ» в Кетер, и тогда свет Хохма снова
исчезает в Кетере из-за имеющегося в нём влечения – соединиться с Кетером,
и тогда сосуд Хохма обратил лицо своё к Кетеру и дал ему свой свет. Но свет
Бина, который был в Хохме, с ним в Кетер не поднялся из-за влечения к
сынам своим, которым она мать. И, как уже мы разъяснили, обращение
лицом или спиной относится только к сосудам, но о самих светах
неправомерно говорить «лицо» или «спина», но только «распространение» и
«исхождение».

«Матэ» в Кетер, и тогда свет Хохма снова исчезает в Кетере. Когда
Хохма высветлилась, и свет её захара и некевы исшёл и поднялся в Кетер, некева
Кетера снова уплотнилась до своего авиюта бхины Гимель, и на свет бхины
Гимель снова соделался высший зивуг, и снова протянулся к сосуду Кетер свет
уровня Хохма. И получается, что свет снова «матэ» в Кетер.

И этому причина в том, что так как захар Хохмы, который поднялся в сосуд
Кетер, то есть, решимо, оставшееся от первого распространения от авиюта бхины
Гимель, которое там было, поднялся и включился в некеву Кетера, у которой до
её высветления тоже был авиют бхины Гимель, вот, теперь, вследствие подъёма
захара Хохмы к ней снова пришёл её прежний авиют и на неё снова [соделался]
высший зивуг.

Сосуд Хохма обратил лицо своё к Кетеру и дал ему свой свет. То есть,
Хохма обратила свои паним вверх, напротив Кетера. А затем, когда высветлилась

49

также и от своей бхины Бет, исчез из неё уровень Бина, и она пришла к Кетеру.
Выше он говорит, что Хохма обратила свои паним вниз, к Бине, и это
[произошло] по причине высветления захара Хохмы, и сообщает нам, что после
того, как Бина получила остаток захара Хохмы, сосуд Хохма снова обратил свои
паним к Кетеру, так как в ней всё ещё находится уровень Бина с авиютом бхины
Бет, от которого она пока не высветлилась. Но после того, как она обратила свои
паним к Кетеру, пришло ей время высветлиться и от бхины Бет, и свет уровня
Бина тоже исчез, [поскольку] она отдала его Кетеру.

Но свет Бина, который был в Хохме, с ним в Кетер не поднялся –
имеется в виду свет ЗА, относящийся к сосуду Бины, но [сам] свет Бина сейчас,
при втором распространении, относится не к Бине, а к Хохме. И [когда] он
говорит, что сосуд Хохма отдал свой свет Кетеру, имеется в виду свой свет Бина,
и это [происходит] из-за высветления бхины Бет, и в ней остался авиют только
бхины Алеф, то есть свет уровня ЗА, который относится к сосуду Бина. И
[именно] об этом свете сказано, что он остался в сосуде Хохма, а не поднялся в
Кетер. Но так как он относится к сосуду Бина, Ари называет его «светом Бина».

37) Но после того, как сосуд Хохмы обратил своё лицо к Кетеру, и
поднял туда свой свет, вот, затем он снова обратил лицо своё вниз, к Бине, и
отдал ей семь светов. И знай, что любая передача светов всегда происходит в
состоянии «лицом к лицу».

Снова обратил лицо своё вниз, к Бине, и отдал ей семь светов.
Исхождение света из сосуда Хохма приводит к поворачиванию его паним вниз, то
есть, к совпадению [по свойствам] с паним Бины, поскольку он убрал от своих
паним свойство паним, то есть бхину Бет, и соделал свой ахор, то есть бхину
Алеф, свойством паним. И получается, что теперь он находится «лицом к лицу» с
Биной и потому может передавать ей уровень бхины Алеф, то есть уровень ЗА,
называемый теперь по имени своей высшей сфиры, и это свет Хесед,
включающий в себя все семь нижних сфирот ХаГаТ НеhИМ. Об этом и сказано:
«обратил лицо своё вниз, к Бине, и отдал ей семь светов». И теперь в Бине есть
восемь светов, а именно: остаток света захара, который она получила от Хохмы,
то есть бхина Бет, а кроме того – семь нижних, включённых в бхину Алеф,
которые она теперь получила от некевы Хохмы, итого восемь светов.

Любая передача светов всегда происходит в состоянии «лицом к лицу».
Как мы выяснили выше, дающий и получающий должны быть между собой равны
по форме. И потому, доколе его [дающего] паним [обращены] вверх, он намного
выше получающего, и они друг с другом не соприкасаются. И потому передаёт он
только когда упраздняет свои паним и делает свой ахор свойством паним. И тогда
паним дающего и получающего оказываются равными друг другу, что называется
«лицом к лицу», а подробное разъяснение этого состояния см. в ОП 15, со слов:
«Этот сосуд».

38) Однако Бина не обратила своё лицо, дабы светить вниз, в Хесед,
поскольку не было силы в Хеседе и в ВаК принять столь большой свет
«лицом к лицу», но только [не более, чем] «спиной к спине», ведь есть здесь

50


Click to View FlipBook Version
Previous Book
Driveway Paving Coquitlam
Next Book
PROGRAM KEPIMPINAN PEMIMPIN CILIK SK TOBOBON SESI 2022