The words you are searching are inside this book. To get more targeted content, please make full-text search by clicking here.

Маленькие свидетели войны

Discover the best professional documents and content resources in AnyFlip Document Base.
Search
Published by tomato223344, 2021-05-06 04:35:37

Маленькие свидетели войны

Маленькие свидетели войны

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Здесь мы пробыли несколько меся- дохлой конины. Многие из-за такой
цев, пока фашисты решали, в какой кормежки умирали от голода и ин-
именно концентрационный лагерь фекций. Хорошо еще, что была про-
нас отправлять. Это были настоя- точная вода – на весь лагерь было
щие норы, выкопанные в скале, мы несколько водопроводных кранов.
ютились там, закапываясь в охапки
сена. Вокруг постоянно ходили не- Я не знаю, как я смог выжить в
мецкие автоматчики, чтобы никто том аду, как сохранила жизнь мне
не сбежал. и моей маленькой сестренке мама,
как она выдержала и не сломалась,
Страшное было время. Мы виде- молодая, красивая и статная жен-
ли, как рядом постоянно расстрели-
вали советских моряков: их ставили
на край обрыва, затем стреляли, и
тела убитых падали прямо в море.

В начале 1943 года мы прибыли
в концлагерь. Он находился возле
села Бютень Краснодарского края.
Мне было девять с половиной лет, а
сестренке Марусе – пять.

Помню бараки и длинные нары.
По периметру лагеря была натяну-
та колючая проволока, на вышках
стояли надзиратели. Питались мы
ужасно – в огромных котлах вари-
лась похлебка: кормовая свекла с
водой, иногда там попадались куски

199

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

200

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

щина, крепко державшая и не выпускавшая еще не убил меня, ведь это была громадная
нас из своих рук до самого освобождения. провинность.

Нам, можно сказать, повезло. Часть охраны Охранники-немцы были словно звери. В
лагеря состояла из румынов. Иногда, жалея них не было ничего человеческого. Ни капли
нас, они давали кусочек хлеба или даже кон- жалости, никаких чувств к нам, маленьким
фету. Мальчишек часто задействовали на раз- детям и женщинам. Хотя они ведь были чьи-
грузке продуктов для охранного персонала: и то мужья, отцы, у них тоже оставались дома
как же тянулись тогда наши голодные руки к дети и жены!
этой провизии.
Моя мама все это время была с нами, она
Однажды я не выдержал: когда разгружали утешала, ласкала и подбадривала нас. Мы спа-
фургон с хлебом, закинул одну буханку далеко ли в бараке не раздеваясь, по обе руки от нее,
в траву, рассчитывая потом найти ее и съесть. прижимаясь, как маленькие щенята. Тогда мы
Но охранник выследил меня и огрел по затыл- жили только одной надеждой, что нас освобо-
ку прикладом автомата. Удивительно, как он дят, прогонят проклятых фашистов, и однаж-

201

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

шего села. Таким образом выявляли
предателей.

Когда мы наконец-то вернулись в
родные места, то увидели нашу хату,
лежащую в руинах, это было насто-
ящее пепелище. Пришлось строить
заново, несколько лет мы прожили в
землянке.

Я запомнил на всю жизнь, как вер-
нулся с фронта мой любимый папа.
Он воевал и дошел с боями до Гер-
мании, был трижды ранен. Тогда
шел уже 1946 год. Он вбежал к нам
во двор, схватил меня на руки, об-

ды мы вернемся домой, где увидим-
ся с папой.

В августе 1944 года Крым был ос-
вобожден от немецко-фашистских
захватчиков. Мы пробыли в концла-
гере еще несколько месяцев, пока
нас проверяли особисты из НКВД.
Помню, мы подписывали объясни-
тельные – кем являемся, кто наши
соседи, где мы жили до оккупации на-

202

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

нял крепко-крепко. Затем спросил: святая, любимая мама, вечная тебе
«А где мама?» И мы побежали с ним память и вечный покой. Вы так и
к лесу, где мама работала на заго- стоите там сейчас оба на небесах
товке дров. Она в тот момент как вместе, ты и счастливый отец, и не
раз шла по дороге, сгибаясь под тя- можете разжать свои объятия. А над
жестью вязанки. вами шумят салюты Великой Побе-
ды.
Мы закричали: «Мамочка, папа
вернулся!» Она вздрогнула, урони-
ла дрова под ноги, бросилась к папе.
Они так и стояли, долго-долго, об-
нимая друг друга, еще не понимая и
не веря в это.

Я плачу и сейчас, вспоминая это. Я
ненавижу фашизм. Призываю всех
людей на земле, особенно молодых,
быть бдительными. Мне 88 лет, я
дорожу каждым мгновением жизни.
Уважайте себя и не давайте страш-
ным идеологиям уничтожить вашу
совесть. Цените родителей так, как
ценили и уважали их мы.

Спасибо тебе, милая мамочка, я
перед тобой в неоплатном долгу на
всю жизнь. Только ты смогла спасти
нас от неминуемой гибели в адском
котле войны и оккупации. Наша

203

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Ирина Вишнякова

Родилась в 1939 году в Ташкенте, где и провела годы
войны. Известный врач-гематолог, большую часть
своей жизни отдала работе в системе здравоохранения
Узбекистана.

– В годы войны наша семья – мама ная правительственная телеграм-
с папой, а также я и моя младшая ма. Его отправляли в экспедицию,
сестра Наташа, жили в Ташкенте имеющую важное стратегическое
около бывшего кинотеатра «Казах- назначение. Советское правитель-
стан» в длинном одноэтажном доме ство дало ответственное поруче-
на 20 семей. ние: исследовать и уничтожить
природные очаги саранчи, которая,
Мой папа, Иван Носков, был из- пролетая стаями многие киломе-
вестным энтомологом. В 1942 году тры, уничтожала посевы сельскохо-
его призвали на фронт для службы зяйственных культур.
в химических войсках, но в день от-
правки неожиданно пришла сроч- Это обрекло бы на голод и верную

204

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

смерть многие миллионы советских Ирина Вишнякова с сестрой (фото из домашнего архива).
людей. Так, папа уехал от нас на це-
лых полтора года, пройдя караван- Ночка. Тогда она была нашей кор-
ными тропами через Афганистан, милицей. Черная-пречерная, за что
Иран, север Пакистана и Индию. она и получила свое имя, коза обо-

Мама, Александра Соловьева,
была фитобиологом – специали-
стом по защите растений. Она зани-
малась стратегической культурой –
хлопком, ей принадлежит большая
заслуга в разработке методов борь-
бы со страшной болезнью хлопчат-
ника под названием «вилт».

В годы войны мама часто уходила
на ночные собрания. А я, четырех-
летняя, и моя двухгодовалая сестра
оставались совсем одни в кварти-
ре. Тогда мы запирали двери на все
замки и, чтобы не было так страш-
но, брали с собой в постель верно-
го друга – собачку Кузьку. Прижав-
шись к ней и друг к дружке, мы, две
испуганные маленькие девочки, за-
сыпали.

На кухне у нас жило другое люби-
мое животное – коза по прозвищу

205

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

жала нас и особенно маму, которая война, и я, наконец, разбогатею! Вот
ее доила. Всю войну мы пили козье наемся-то тогда хлеба до отвала!».
молоко вдобавок к скудному хлеб-
ному пайку и супам из травы. Это Несколько раз у Ночки рождались
было по тем временам невероят- козлята, и потом вся козья семья
ной, невиданной роскошью! Помню тихо и чинно сидела у нас в кухон-
слова мамы, которая тогда шутила: ном закутке. Каждое утро мама на-
«Ириша, Наташенька, вот кончится кидывала козе на шею поводок, и
они вместе шли на работу. Мама
проводила исследования, а Ночка
мирно паслась: возле станции за-
щиты растений росло много свежей
травы. Как жаль, что сразу после
войны Ночку у нас украли. Как же
мы горевали тогда, ведь она стала
настоящим другом и полноценным
членом нашей семьи.

В годы войны у нас умер дедуш-
ка. Он был священником, наступ-
ление немцев застало его в По-
волжье, и он не смог вернуться
домой в Пятигорск, в то время уже
занятый фашистами. В резуль-
тате он приехал к нам в Ташкент.
Дедушка много болел от пережи-
тых трудностей и потихоньку уга-

206

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

сал на наших глазах. Однажды Помню, как полтора года спустя
мама вернулась с работы порань- вернулся из экспедиции папа, и мы
ше, когда мы были в детском саду, поехали встречать его на вокзал на
и увидела, что он умер. У него под повозке с двумя лошадьми, похо-
подушкой нашли кусочки хлеба: жей на старинный фаэтон. Сколько
он не ел свой паек и припрятывал, он привез нам обновок: туфелек,
чтобы потом подсунуть нам, де- платьев и прекрасную куклу – одну
тишкам. на двоих.

207

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Наши святые родители! Они со-
вершали тихий и незаметный по-
двиг, помогая своим беззаветным
служением во имя науки, и всеми
силами приближали День Победы.
Их имена должны быть вписаны
золотыми буквами в историю Узбе-
кистана. Перенимая их благород-
ную жизненную эстафету, я выбра-
ла профессию врача, а сестра стала
биологом.

Глядя на фотографии военной
поры, я не могу сдержать улыбки:
я и Наташка, две упитанные дев-
чушки-коровушки. И это в военное
полуголодное время. Мы сидим на
коленях у нашей тоненькой трости-
ночки мамы и стройного, загоре-
лого папы, вернувшегося из даль-
них странствий. Мы так счастливы
на этих фото, потому что мы живы!
Наши родители готовы были нам
отдать последнее, лишь бы мы ни в
чем не нуждались и не голодали.

Ирина Вишнякова с семьей (фото из домашнего архива).

208

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

209

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Нина Кекена

Родилась в 1932 году в Ташкенте, где и
провела годы Великой Отечественной войны.
Ветеран труда и тылового фронта.

– Мы жили на улице Клары Цет- старшей сестры, папа к тому вре-
кин. Двор у нас был большой, все мени уже умер. Проводы, конечно,
были дружные. В тот страшный горько вспомнить. Тогда, как на де-
день соседка, у которой был дома монстрации, по улице Тезиковка,
радиоприемник, выскочила на ули- где был военкомат, шагали огром-
цу и начала кричать: «Война, война, ные толпы мужчин. Нас туда не пу-
немцы на нас напали!». скали, мы с сестрой и ее маленьким
ребенком на руках смотрели через
Первым делом все женщины, пла- забор, махали им, многие прово-
ча, кинулись обнимать мужчин, по- жающие женщины с детьми бежа-
нимая, что их сразу заберут. У нас ли вслед за мужчинами и плакали.
в семье на фронт ушел муж моей

210

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Муж сестры погиб практически сра- меня, чтобы покормить. Мама раз-
зу в первые дни войны где-то под решила, и я какое-то время пожи-
Калининградом. ла у них. Помню их сад, а там урюк,
яблоки падают на траву. Их бабушка
Мы остались одни – мама, я и се- подходила ко мне и говорила: «Ку-
стра с маленьким ребенком. Мама шай девочка, а остальное мы собе-
сильно болела, у нее были пробле- рем и купим кукурузную муку, ле-
мы с почками. Сестра сразу устрои- пешки испечем». Она кормила нас
лась на завод, где шили парашюты, вкусными горячими лепешками.
а мама дома сидела с ее сыном. Он
потом умер от истощения, его даже
не в чем было хоронить. Соседи,
кто картон, кто кусочек бумаги дал,
кое-как завернули тельце, и я его на
кладбище отнесла. Сестра все не
могла поверить…

Я очень люблю наш народ. В какой-
то момент нас поддержала одна уз-
бекская семья. К нам во двор носила
молоко девушка. Она приезжала из
Кибрайского района. Мама давала
мне монеты и банку, я выбегала на
улицу и покупала у нее молоко. Эта
девушка, видимо, пожалела меня и
рассказала своим родителям, что я
такая худенькая и бедно одетая.

Они и попросили ее привезти

211

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Тогда эти добрые люди спасли мне мне рассказала, что устроилась на
жизнь. Вот этого забыть нельзя! фабрику «Красная заря». На следую-
щий день, никому ничего не говоря,
В те тяжелые дни, когда вся наша я тоже отправилась туда. Зашла на
страна встала на борьбу с фашиз- проходную и говорю: «Здравствуй-
мом, всем нам несмотря на то, что те, я хочу тут работать!». Дежурная у
мы были детьми, тоже очень хо- меня переспрашивает: «Сильно хо-
телось делать что-то полезное для чешь работать?». Я отвечаю: «Очень.
фронта. Однажды по пути из школы Я хочу шить все для фронта, все для
я встретила знакомую девочку. Она

212

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Победы!». Меня в тот же день офор- ро все освоила. Мы шили конвей-
мили. Так, с 12 лет в 1944 году я на- ером брюки, гимнастерки, юбки.
чала работать. Работали по восемь часов, а когда
был срочный заказ, то и по 12 ча-
Фабрика «Красная заря», можно сов. Большие окна на ночь закрыва-
сказать, и выкормила, и выучила, и ли сукном, чтобы ни огонька нигде
воспитала меня. Новеньким снача- видно не было, и в случае налета
ла давали материал и учили делать чтобы фабрику не разбомбили.
ровные строчки на машинке, а по-
том уже давали заготовки. Я быст- После смены я бежала в вечер-

213

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Усман Юсупов в окружении семьи. том и пионерский лагерь. Странно,
наверное, такое слышать сейчас, но
нюю школу, которую организовали в годы войны жена директора рабо-
тут же при фабрике. Наш директор тала наравне со всеми, сидела вме-
хорошо заботился о нас, старался сте с нами за машинкой.
создать здесь все условия. Благода-
ря его активной деятельности после Конечно, детям было не просто ра-
войны через дорогу от фабрики от- ботать в таких условиях, а 1944 год
крыли поликлинику, следом профи- был и вовсе очень тяжелый. Тогда
лакторий, детский сад и ясли, а по- наступила морозная зима, тем-
пература доходила до 18 градусов
ниже нуля. Мы все, по сути, были
полураздетые, даже колготок не
было. Мама давала мне свое паль-
то, оно мне было до пят, как раз все
прикрывало, и я так в рваном пла-
тье да драных галошах добегала до
фабрики.

Наверное, мы, дети, тогда даже
толком не осознавали, что такое
усталость. Мы бежали на фабрику
сломя голову, чтобы не опоздать,
старались побыстрее и качествен-
нее сшить. Все понимали, что мы
делаем общее и важное дело. У нас
цех №6 был полностью детский. Это
была одна большая семья. Мы ра-

214

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

ботали вместе с детьми, которых ления об окончании войны на то-
эвакуировали из Ленинграда. Этих варную станцию начали привозить
приезжих девочек мы очень любили солдат. И все женщины, в том чи-
и жалели, так как они остались без сле мы с сестрой, бежали на вокзал,
родителей. всех обнимали и целовали просто
за то, что они вернулись с фронта.
Фабрика нас хорошо кормила, Из нашего многоквартирного дома
помню, варили нам из свеклы борщ, вернулся только один фронтовик –
очень вкусный. Каждую неделю к сосед дядя Коля, он был без ноги.
нам приезжал первый секретарь ЦК
Компартии Узбекистана Усман Юсу- Дворовая ребятня, завидев его,
пов со своей супругой. И это были бывало, окружит: «Расскажи да рас-
моменты праздника в то непростое скажи про войну». И он отвечал:
время. Он для нас тогда был как «Такой страх и не расскажешь до
отец. Они с женой собирали всех конца. Самолеты летели, как чер-
вокруг и каждого старались обнять, ная туча, бомбили безбожно. Люди
подбодрить. Усман Юсупович всег- гибли прямо на глазах». Он многое
да обязательно хвалил, благодарил рассказывал нам – и как ногу ему
нас. Говорил: «Молодцы вы, ребята, оторвало, и как фрицы наших сол-
большое дело делаете, помогаете дат убивали. Мы все слушали, зата-
фронту, Родине своей помогаете!». ив дыхание.
Он старался таким образом поднять
наш дух, и это у него получалось. День Победы для меня – не про-
Мы были рады стараться, работали сто праздник, мне радостно осоз-
потом с удвоенной силой и энтузи- навать, что и мы, дети войны, народ
азмом. Узбекистана, тоже внесли свою леп-
ту, свой труд в это большое и важное
На следующий день после объяв- дело – уничтожение фашизма.

215

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Мальвина Кудрякова

Родилась в 1929 году в Ташкенте. Когда началась
Великая Отечественная война, ей было 11 лет. Годы
войны провела в столице Узбекистана. Ветеран
трудового фронта.

– О начале войны сообщили в даже подслушивали. Они тогда рас-
сводке по радиотарелке. Нас в се- суждали о какой-то неизвестности,
мье было четверо детей, и мы от- перестройке жизни.
носились к происходящему по-
своему, по-детски. Война не была К счастью, никого из моих род-
рядом, поэтому мы воспринимали ных не отправили на фронт. Мама
ее как нечто, нас напрямую не каса- и папа работали, добывали пропи-
ющееся. Нам не было страшно, но тание. А у нас была школьная уче-
очень любопытно. Когда взрослые ба, небольшие домашние заботы,
говорили о происходящих на фрон- а после – побегать и попрыгать с
те событиях, мы подсаживались и друзьями.

Ташкент был глубоким тылом

216

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

страны, сюда эвакуировали не стандартные, а мы все маленькие,
только людей из прифронтовых невысокого роста, просто не доста-
территорий, но и крупные промыш- вали до своих рабочих мест. Поэ-
ленные мощности, на которых про- тому нам ставили ящики под ноги.
изводили необходимую для армии Так мы и работали, стоя на короб-
продукцию. Дети работали на этих ках.
предприятиях наравне со взрослы-
ми. Поэтому даже в тыловых усло- Учитывая юный возраст, нам да-
виях жилось непросто. Мы быстро вали несложную работу, только то,
взрослели, понимая, что перенести что детям было под силу. Мы изго-
все эти тяготы – наш долг. тавливали дроссели и электротех-
нические катушки, соединяли де-
В начале 1944 года тяжелые трудо- тали, клеили картонную изоляцию,
вые будни начались и у меня. Мне
тогда было 14 лет. После окончания
школы меня, маленькую, худень-
кую девочку, приняли учеником
слесаря на Ташкентский электро-
технический завод. Сейчас бы ска-
зали – слесарское дело не для неж-
ных девичьих рук. Ну а в то время
не приходилось выбирать работу.

Помню цех, где я трудилась. Он
был большой, народу там работало
уйма. Среди рабочих было много
детей – девчонок и мальчишек мо-
его возраста. Станки у всех были

217

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

работали молотком. Потом мне Детям приходилось очень тяжело.
поручили обтачивать за токарным Трудились много, поэтому сильно
станком корпуса для мин. уставали. Рабочий день в те годы
был гораздо дольше, чем сейчас.
Помню, мы работали бок о бок с Дети приходили и уходили вместе
военнопленными немцами. Они со взрослыми. Но мы старались де-
все делали аккуратно и обраща- лать все, как положено, чтобы наша
лись к нам очень вежливо.

218

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

продукция прошла контроль и была На этом заводе я проработала
отправлена на фронт. Работали, как до 1948 года. Жаловаться нам не
говорится, с душой, потому что по- приходилось, однако позже я ста-
нимали ответственность и верили, ралась не вспоминать этот период
что это очень важно для нашей по- своей жизни, поскольку война по-
беды. дарила лишь чувство украденного
безоблачного и беспечного дет-
Среди положительных моментов ства. Дай бог, чтобы нынешним и
того времени мне очень запомни- будущим поколениям не довелось
лось отношение нашего начальни- увидеть и жить так, как пришлось
ка к юным рабочим. Это был очень нам.
хороший человек, сочувствующий
и понимающий. Однажды, видя,
как мы веселимся, скачем и танцу-
ем после обеденного перерыва, он
поручил установить в цехе радио-
приемник, чтобы все могли отды-
хать под музыку. Это было нашей
отдушиной в суете тяжелых рабо-
чих будней. Я до сих пор очень ча-
сто вспоминаю этот жест заботы.

Вместо зарплаты нам давали
талончик на хлеб, который ото-
варивали в магазине. Работаю-
щим детям выдавали 800 граммов
хлеба – ровно столько, сколько и
взрослым.

219

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Федор Болбас

Родился в 1933 году в Белоруссии. Во время
Великой Отечественной войны в возрасте
восьми лет был угнан немцами в концлагерь в
Австрии.

– Я жил с родителями в Могилев- гоны, мы долго ехали в неизвест-
ской области Белоруссии, в дерев- ность, многие дети горько плакали,
не Слободка. Когда началась война потому что впервые остались без
и в село пришли фашисты, я как раз родителей. Особенно запомнилась
должен был идти в первый класс. одна девочка, которая беспрерывно
Помню тот страшный день – нас стонала: «Ой, мамочка, ой, милая».
всем селом вывели на деревенскую Поезд иногда останавливался, нас
площадь и построили. Затем немцы ненадолго выпускали на перрон, а
стали отбирать детей и куда-то уво- потом как скот загоняли обратно.
зить. Меня забрали вместе с млад- Так мы доехали до Австрии.
шим братом, которому тогда было
всего шесть лет. Я попал в концлагерь для детей
недалеко от города Шпиталь. Так
Нас всех затолкали в грузовые ва- как мы были еще малы и ничего не

220

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

умели, нас использовали в качестве чаще, так как он был совсем ма-
прислуги, когда требовалось что- ленький и слабый. Он дольше меня
то подать, принести и убрать. Если привыкал жить без родителей, пос-
кто-то ошибался или что-то не по- тоянно плакал по ночам, просился
лучалось – его жестоко избивали. к маме и все время говорил о том,
что она обязательно придет и забе-
Младшему брату доставалось

221

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

рет его из этого ужасного места. Я, стым солдатам ее не отдавали. Зато
хоть и был старше, иногда подда- нам сообщали, что оказывают честь,
вался этому настроению и даже ре- предоставляя право спасти ценой
вел вместе с ним. своей крови истинного арийца.

Кроме того, мы еле держались на Детям постарше было очень тя-
ногах, потому что немцы постоянно жело. Их собирали каждое утро,
выкачивали из нас кровь. Как они кормили тухлой брюквой, давали
говорили, кровь детей чистая, поэ- какую-то затхлую воду и гнали на
тому она предназначалась исключи- карьер. Они возвращались поздно
тельно для раненых офицеров. Про- вечером сильно изможденные, еле

222

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

доползали до барака и тут же пада- рошо это получалось у самых ма-
ли на деревянные лавки, чтобы за- леньких. Они пролезали даже под
быться в глубоком сне. Хуже всего колючей проволокой и приносили
было то, что и от «кровавой повин- объедки с уличных лотков и мусор-
ности» они не были освобождены. ных баков. Но если их ловили – беды
Быть может, поэтому они так часто не миновать. Могли и до смерти за-
умирали. бить.

Иногда нам удавалось стащить с Немцы не видели в нас детей. Мы
немецкого стола кусок хлеба или были только материалом для созда-
даже чего получше. Особенно хо- ния покорного раба. Постепенно,

223

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

мы и сами свыкались с мыслью, что валось на психике, поэтому и жить-
нам не суждено больше увидеть ро- то особо не хотелось.
дителей, что свобода не для нас.
Наконец, войска союзников во-
В таком ужасном положении мы шли в Шпиталь, и вскоре в лагерь
прожили все четыре года. Внезап- ворвались американские и англий-
но просочились слухи, что наши ские солдаты. Наши охранники осо-
войска близко, немцы начали шу- бо и не сопротивлялись, надеясь
шукаться, что делать с нами. Гово- на снисхождение. Сопротивление
рили, что всех нас убьют. В тот мо- оказали лишь эсэсовцы, они устро-
мент, казалось бы, нужно бежать, или стрельбу, пытались помешать
но нам было все равно. Отупение от наступавшим солдатам спасти уз-
побоев и вечного унижения сказы- ников. Мы со страхом забились в
свои бараки, думая, что напоследок
фрицы придут к нам и просто всех
перестреляют. А ведь спасение
было так близко.

Но судьба позволила выжить. Так
закончились наши мучения. Пом-
ню, как мы плакали, обнимая чужих
дядей, которые даже на русском не
говорили. У них у многих слезы сто-
яли на глазах. Думаю, на нас иначе
смотреть было просто невозможно.
Кто-то из них тут же пытался нас
накормить, но военврачи запрети-
ли. После многолетней голодовки

224

еда могла просто убить нас. Поэ-
тому нам сперва позволили есть
понемногу хлеба с молоком. После
нас передали советским войскам,
которые погрузили детей в вагоны
и отправили на Родину.

Дома нас ждало нежданное счас-
тье – оказалось, что наши родители
остались живы, хотя и прошли за-
стенки гестапо. После возвращения
братишка, хоть и стал старше, само-
стоятельнее, долго боялся отойти
от мамы. Ну, а я поступил в школу,
закончил восемь классов и затем
отправился в армию. На Урале, где
я служил, встретил будущую жену.
Ее отец жил в Узбекистане. Вот так
в 1959 году я попал в Ташкент и про-
жил здесь всю оставшуюся жизнь.

Сейчас у меня двое детей – сын
и дочь, пять внуков – три мальчика
и две девочки, три правнука – два
мальчика и девочка. И я бы не хо-
тел, чтобы они прожили мое детст-
во. Война никогда не должна затра-
гивать детей.

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Валерия Саприко

Родилась в 1939 году в Ленинграде (Санкт-
Петербург, Россия). Первые годы Великой
Отечественной войны провела в блокаде.
В начале 50-х годов прошлого века приехала
в Ташкент. Работала в строительной сфере,
а также бухгалтером.

– Мы жили в городке Красное село сих пор стоит. В квартире бабушки
под Ленинградом. Как только на- жили три семьи, все спали на полу.
чалась война, отца отправили на С нами остался еще папин братиш-
фронт, а бабушка, которая жила в ка шестнадцати лет. Он был в рядах
городе, сразу приехала к нам, что- защитников Ленинграда. Эти юные
бы забрать к себе. Мы фактически ребята работали на строительстве
успели на последнюю электричку оборонительных сооружений, в гос-
перед приходом фашистов. питали ходили, бегали по крышам и
тушили зажигательные бомбы.
В Ленинграде мы жили в старин-
ном доме, который был постро- Мне было всего два года, когда на-
ен еще в 1892 году. Он, кстати, до чалась война, поэтому я плохо пом-

226

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

ню это время. В память только на- люблю темноту. И каждый раз, когда
всегда врезался запах подвала, куда покупаем черный хлеб, я целую его и
мы спускались каждый раз, когда плачу, помня о том, какой драгоцен-
шли бомбежки. Они могли начаться ной в те блокадные дни была каж-
в любую минуту, поэтому двери во дая крошка.
всех квартирах были открыты.
За нашим домом были огороды.
Также до сих пор осталось ощуще- Я помню, что после бомбежек мы с
ние темноты подвала и сковываю- бабушкой ходили туда, искали хоть
щего страха, поэтому с тех пор я не что-то поесть. Бабушка работала в

227



ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

столовой, но она ничего принести ваш номер такой-то. Она побежала
не могла, все было под жестким на набережную к Ладожскому озеру,
контролем, за малейшую недостачу к месту отправки, но опоздала, нас с
могли расстрелять на месте. сестрой уже увезли.

Маму я совсем не помню, знаю, При распределении нас разлучи-
что она была учительницей. Сестра, ли: я попала в Дом малютки в город
которая была чуть постарше меня, Ковров, а сестра – в другой детский
тихо шептала, когда мы проходили дом. Не помню, сколько детских
мимо ее комнаты, что мама спит. А домов тогда пришлось сменить из-
она там лежала мертвая. Умерла от за наступления фашистов, но по-
голода, ведь все съестное отдава- следним, где я оказалась вместе с
лось нам. Тогда не то что хоронить, другими детьми-ленинградцами,
вытащить ее даже некому было. был детдом в городе Киржач. Там за
Только потом, когда уже дорогу по нами очень хорошо смотрели, хотя,
Ладожскому озеру открыли, при- конечно, с пропитанием было труд-
шла специальная бригада: сначала но. Иногда вместо хлеба был просто
забирали мертвых, потом эвакуиро- жмых. Дадут нам маленький кусо-
вали детей. чек, жуешь-жуешь его чуть-ли не
полдня, а живот постоянно бурчит.
Нас увезли без бабушки. Столовая, Нас кормил лес, мы ходили с воспи-
где она работала, была очень дале- тательницей собирать ягоды, чтобы
ко от дома, транспорт никакой не нам делали компоты и варенья.
ходил, и бабушка уходила пешком с
раннего утра. После войны она нам В детдоме было очень много круж-
рассказывала, что вернулась с рабо- ков. Я занималась и акробатикой,
ты, а на столе записка: сегодня от- и художественной гимнастикой,
правка детей по Ладожскому озеру, а также шила и рисовала. Помню,

229

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

мы ездили выступать с концерта- Из детдома меня удочерила одна
ми в воинскую часть. Она была под семья. Я недолго жила у них, но
землей в бункере, там было много люди они были добрые, хорошие.
самолетов, они оттуда улетали на Отчим – директор школы, жена его
фронт. Мы пели солдатам песни, тоже там работала. Я помню, стави-
читали стихи. И сами военные к нам ла им ультиматум: «Пока пирожков
в детский дом все время приходили не напечете, я в школу не пойду». И
на праздники. мне пекли пирожки и давали с со-
бой в школу, где я делилась ими со
своими одноклассниками из дет-
ского дома.

Помню, однажды пришла в школу,
а один мальчик мне кричит: «Валер-
ка, Валерка, у тебя отец нашелся, по
радио объявили!», и называет мне
имя, фамилию и отчество отца, ко-
торые диктор назвал, рассказывая
об одном военном. Я потом всю
ночь просидела у радиоприемника,
все ждала, что снова расскажут про
папу. Может это был однофамилец,
кто знает. Я потом взяла, да и заяви-
ла своим приемным родителям, что
у меня есть отец и ушла от них, вер-
нулась обратно в детский дом.

Какое-то время спустя меня и

230

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

вправду нашла бабушка. Видимо, окончания техникума она по на-
по спискам распределения детей правлению попала на практику под
из Ленинграда она смогла связать- Ленинград, вышла замуж за корен-
ся с детским домом. Встречу с ней ного ленинградца и оказалась в том
я плохо помню, она все обнимала же доме, где мы жили с бабушкой
меня да плакала. Как она блокаду во время блокады. Вот такая судьба.
пережила, я не знаю. Вскоре она от- После смерти ее похоронили на том
везла меня к папе в Ташкент. Отец же кладбище, где и маму.
приехал сюда сразу после войны,
дойдя до самой Германии.

Старшую сестру нашли рань-
ше, она была в другом городе. К
тому времени, когда мы приехали
к отцу, он женился во второй раз,
у него уже родился ребенок, а по-
том и другие дети. Нас в итоге у
папы было 10, а мы с сестрой были
за старших в доме. Папа работал
кузнецом в колхозе, а мы помога-
ли мачехе вести хозяйство – у нас
были куры, корова, свиньи, отды-
хать было некогда.

Сестра, по сравнению со мной,
была очень замкнутая, ничего не
рассказывала о себе, видимо ей
пришлось многое пережить. После

231

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Мадина Аминова

Родилась в 1927 году в деревне Юсупово
(Башкортостан). На момент начала войны ей
было 14 лет. В Узбекистане проживает с
1949 года. Ветеран труда.

– Когда началась война, моего далеку от нашей деревни. Солдаты
отца и старшего брата вместе с строили здесь какое-то здание, а
остальными мужчинами из села мы копали траншеи, таскали кир-
забрали на фронт. Мы, шестеро де- пичи, убирали территорию. Это
тей, остались с матерью. Без муж- была тяжелая работа для ребенка.
чин приходилось очень тяжело, вся Нам ничего не платили и не давали
работа взвалилась на плечи пожи- пайков. Время было такое, голод-
лых, женщин и детей. ное, каждый питался тем, что дава-
ли из дома.
Весной мы трудились в нашем
колхозе «Танып» – сначала вручную Осенью мы снова возвращались
пахали землю, потом засеивали на поля – собирать урожай. Снача-
поле, дружно припевая «За Роди- ла – горох, потом пшеницу, затем
ну, за Сталина!». После завершения косили сено и собирали его в стога.
весенних работ нас отправляли на Отдыхать было некогда, работали в
стройку в небольшой городок непо- поте лица, справлялись с большим

232

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

трудом, но мы были тогда молодые у каждого дома целые горы. Наша
и задорные. Тогда мы еще слабо мама повидала гражданскую вой-
представляли, что же такое настоя- ну 1917 – 1922 годов и была науче-
щая война… на горьким опытом. Поэтому она
очень экономно использовала
В тот год, когда напали фашисты, наши запасы.
урожай был очень хороший, зер-
но буквально некуда было девать, Молодые женщины из нашей де-
поэтому часть раздали колхозни- ревни были легкомысленны и рас-
кам. Грузовые машины высыпали точительны, они поначалу даже

233

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

скотину кормили зерном. Уже через от пуль, а на трудовом фронте – от
два года их амбары опустели. Вот голода, холода и изнуряющей рабо-
тогда у их семей начались трудно- ты.
сти. Сначала они сами стали голо-
дать, а потом и своим работающим Только в начале 1943 года нам на-
на строительстве детям не смогли чали давать паек, чтобы не терять
отправлять пайки. молодых рабочих, – похлебку и
ломтик черного хлеба. Нам и это-
Многие наши сверстники жили и го хватало, многие буквально ожи-
работали впроголодь, ели, что попа- ли. Вспоминая эти суровые дни, я
дется под руку: что-то выкапывали, вспоминаю нашу маму. Благодаря
собирали травы. Они очень мучи- ее разумности мы с сестрами дожи-
лись, а потом один за другим уми- ли до конца войны, встретили дол-
рали: кто – от недостатка сил, кто – гожданную победу и вернувшегося
от болезней. На войне люди гибли с фронта отца.

Днем все были заняты на поле-
вых работах, а ночью одни вязали
носки и варежки, другие – сушили
картофель, делали все для солдат
на фронте. Народ был дружный, са-
моотверженный, работал, не жалея
себя, помогал, кто чем мог. И мы,
дети, всю войну провели в работе
наравне со взрослыми. Мы быстро
повзрослели, понимая и принимая
ответственность за общее будущее.

Все тогда мечтали и ждали, когда

234

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

же закончится война, когда наши
отцы вернутся. Эта благая весть при-
шла, когда мы были на строительных
работах. Чувства, которые мы испы-
тали, словами не описать. О, что это
было! Мы все прыгали от радости,
обнимали друг друга, кричали что-
то, плясали. А потом без спроса убе-
жали со стройки домой. Уже не пом-
ню, ругали ли нас после. Это было
словно начало новой жизни…

После объявления об окончании
войны еще долго проливались сле-
зы. Это были и слезы радости, и
слезы горя. Одни семьи встречали
своих уцелевших бойцов, в их честь
устраивали застолья. В этих домах
были слышны мелодии гармони,
песни и пляски. Другие – хорони-
ли в сердцах последние надежды
увидеть когда-нибудь еще своих от-
цов, сыновей и братьев. В семьях,
где погибли мужчины, раздавались
крики и горький плач. Односельча-
не помогали им чем могли.

Наш папа вернулся через пару

235

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Подписание акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил,
8 мая 1945 года.

месяцев после окончания войны. Всем было трудно еще очень дол-
Он был тяжело болен и умер через го, поэтому многие уехали жить и
год. Брат учился на летчика и погиб работать в Узбекистан. Здесь было
в первый же свой полет… легче – теплое солнце, изобилие
фруктов, прибывающим давали ра-
После войны жизнь улучшилась боту и жилье. Вот и мы с подругой в
ненамного. Также приходилось ра- 1949 году приехали сюда.
ботать с раннего утра и до темноты.

236

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Как сейчас помню, на Ташкент- тяготы и лишения, она подарила
ском вокзале было нечем дышать – мне хорошего мужа, прилежных
людей была тьма, поезда приходи- дочерей и внуков. Сейчас военные
ли один за другим. Двери в домах годы вспоминаю как сон. Не желаю
никогда не закрывались, магазины нынешним и будущим поколениям
были полны продуктами, а 1 и 9 мая увидеть войну и ее последствия.
проводились массовые гуляния, Пусть будет мир во всем мире.
всех угощали пловом и шашлыком.

Я не сожалею о своей судьбе. Не-
смотря на выпавшие на нашу долю

237





ОСОБУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ЗА ПОМОЩЬ В ПОДГОТОВКЕ КНИГИ ВЫРАЖАЕМ:

ООО Splendid Idea
Министерству обороны Республики Узбекистан

Мемориальному комплексу «Парк Победы»
Посольству Российской Федерации в Республике Узбекистан

Русскому культурному центру Узбекистана
Татарскому культурному центру Узбекистана
Национальному культурному центру крымских татар «Авдет»
Главному управлению внутренних дел города Ташкента

А ТАКЖЕ:
полковнику Каршиеву Хамдаму Аликуловичу

Султанову Рахимжану Ахмедовичу
Бабаеву Борису Рахимовичу

Саъдуллаеву Давлятбеку Самиевичу
Костецкому Василию Ануфриевичу

Издательство ООО Splendid Idea
г. Ташкент, ул. Олимлар, 64а
тел.: +99878 140-41-40

Подписано в печать 29.04.2021. Формат 70×100 1/8
Гарнитура Pragmatica Slabserif. Усл. п.л. 39
Тираж 1000 экз.

Отпечатано в типографии ООО Сomplex Print
Лицензия № 10-3606, 10.12.2016
г. Ташкент, ул.А.Навои, 24
тел.: +99871 244-40-89

ISBN 978-9943-7241-0-5

9 789943 724105


Click to View FlipBook Version
Previous Book
AGENDA NILAI NILAI DASAR PNS
Next Book
แคตตาลอคถุงมือ