The words you are searching are inside this book. To get more targeted content, please make full-text search by clicking here.

Маленькие свидетели войны

Discover the best professional documents and content resources in AnyFlip Document Base.
Search
Published by tomato223344, 2021-05-06 04:35:37

Маленькие свидетели войны

Маленькие свидетели войны

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

тоже из эвакуированных, Ева Ра- втра первый бой. Видимо, он и по-
фаэловна, долго разламывала эти гиб в нем. Дома было тихо. Мы все
ириски на квадратики над своим плакали, папа поехал в военкомат,
портфелем, и мы все говорили, ну там ему вручили справку о гибели
давайте же быстрее! Крошки пада- брата.
ли в портфель, она, бедная, всегда
была такая голодная! Когда Саид уехал, родители отпра-
вили ему посылку. Мама испекла
Самым горестным днем для на- печенье, в жестяную баночку поло-
шей семьи стал день, когда пришла жили немного топленого масла. Че-
похоронка на старшего брата Саи- рез месяцев пять после его гибели
да. Он был высокого роста, с огром- посылка вернулась домой. Масло
ными кулаками, нога 46-го размера. прогоркло, печенье высохло. Роди-
Мы очень дружили с ним, он всегда тели плакали: отдали бы это все дру-
защищал меня. Ему было 17 лет, гим солдатам…
когда его призвали на фронт. Ему
выдали обмундирование, но сапог Родители очень много работали.
его размера не нашлось, он поехал Папа умел делать все. По ночам он
в своих ботинках. Вскоре ему нашли часто делал каблуки для женских
сапоги нужного размера, а ботинки туфель. В это время в Фергану при-
брат продал и отправил деньги до- везли крымских татар. Многие из
мой. мужчин были сапожниками, они по-
купали у нас эти каблуки. Это были
Два месяца их обучали, а потом дополнительные деньги. Мама по-
отправили на фронт. Как уж обуча- купала на них мыло, а потом ходила
ли, не знаю, ведь он совсем не знал в кишлак за 18 километров и меняла
русского языка. Мы получили пись- там мыло на маш и зерно.
мо, в котором Саид писал, что за-
Часто она брала меня и самую

99

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

младшую сестру, которой было де-
вять месяцев, с собой. В кишлак
мама несла ее, а назад – я. Обуви не
было, пыль, мелкие камни впива-
лись в ноги. Было очень тяжело не-
сти сестренку. Мама еще все время
подгоняла словами – идем быстрее,
скоро стемнеет, отнимут все у нас.
Когда приходили домой, я просто
падала в постель. Даже не ела, не
мыла ноги, засыпала замертво.

Как-то рано утром папа будит нас
и говорит: победа! Война закончи-
лась, вставайте! А мы даже не по-
шевелились – не поняли сначала.
Утром все люди стали собираться
на улице Ленина. Плакали, смея-
лись, пели песни, танцевали…

100

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

101

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Тулкун Закиров

Родился в 1932 году в Коканде. В начале
Великой Отечественной войны ему было девять лет,
все военные годы провел в Намангане.

– Я хорошо помню первый день войны главу нашей семьи мы прак-
войны. Мы всей семьей были в гос- тически не видели. Отец ранним
тях. Дети беспечно играли, взрос- утром, когда все еще спали, уходил
лые сидели за столом, беседовали. на завод, где он работал руководи-
Вдруг открылась дверь, и в комна- телем, а дома появлялся только глу-
ту вошел сосед. Он что-то сказал бокой ночью.
отчиму, тот сразу стал серьезен,
быстро собрался и ушел, не сказав Жизнь в те годы была очень тя-
никому ни слова. Все поняли: про- желой. Мой родной отец, работав-
изошло что-то страшное. ший в школе учителем географии, в
1937 году тяжело заболел и умер от
Больше в течение всех четырех лет туберкулеза. Мама вторично вышла

102

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

замуж, и у меня появился отчим. В халлю стали прибывать люди с ох-
народе говорят: не тот отец, кто ро- ваченных войной районов, среди
дил, а тот, кто вскормил, вспоил, да них было много детей – несчаст-
добру научил. Поэтому я очень бла- ных, голодных, оставшихся без ро-
годарен моему второму отцу, дав- дителей и переживших страшные
шему мне не только фамилию, но и потрясения. Они распределялись
воспитавшему всех четырех детей: в детские дома, также было очень
двоих от первого брака мамы, а так- много семей, которые их усыновля-
же родившихся брата и сестру. ли. Такие люди, сами жившие очень

Мой отчим был детдомовец, что
не помешало ему добиться значи-
тельных успехов в трудовой жизни,
на руководящих постах. Он и нас
всегда учил честности, трудолю-
бию, справедливости. Сначала он
работал заместителем директора
маслозавода в Коканде, а в 1941 году
его назначили главой маслозавода
в Намангане. В результате мы пере-
ехали, и все детские воспоминания
периода войны у меня связаны с
этим городом, его жителями, а так-
же с семьями, эвакуированными с
территорий, оккупированных фа-
шистской Германией.

Хорошо помню, как в нашу ма-

103

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

бедно, трудившиеся с утра и до ве- можное, чтобы обеспечить питание,
чера ради нашей победы в войне, обучение и лечение детей, сберечь
не только делились с несчастными их здоровье, воспитать духовно и
детишками последним куском ле- физически здоровыми. Многие ма-
пешки, но и старались залечить их ленькие переселенцы, особенно из
душевные раны. блокадного Ленинграда, нуждались
в особом уходе, и все они находили
В таких, ставших многонацио- его на нашей благодатной земле. И
нальными семьях, делали все воз-

104

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

важно, что посильную помощь по- был неоднократным чемпионом
лучал любой ребенок независимо Узбекской ССР, победителем перво-
от того, откуда он прибыл, какой го международного турнира стран
был национальности. Азии в Ташкенте в 1959 году. В годы
независимости он стал председа-
Еды было мало, хорошо помню, телем Федерации шахмат нашей
как во время школьной перемены страны, воспитал сильных гросс-
на класс выделяли буханку черного мейстеров, был первым тренером
хлеба, и учитель раздавал каждому чемпиона мира Рустама Касым-
по кусочку. Хотя многие ученики, джанова. К сожалению, в прошлом
особенно из неполных и бедных се- году Александр Васильевич ушел из
мей, были голодны, все дожидались жизни…
своей очереди и получали пусть не-
большое, но все же питание. Даже Мы, дети, совершенно не обраща-
в таких условиях школы работали ли внимание – русский ты, белорус,
исправно, и все получали хорошее, казах или татарин… Мы все учились
полноценное образование. в одной школе, вместе гоняли в фут-
бол, озорничали. Уже тогда мы зна-
Со мной в классе учился уроже- ли, кто такой Гитлер, часто играли в
нец Намангана Саша Грушевский, войну, делились на отряды русских
будущий чемпион Узбекистана и фрицев. За немцев играть никто
по шахматам. Помню, в классе он не хотел, поэтому приходилось бро-
всегда ходил с шахматной доской, сать жребий.
постоянно с кем-нибудь играл. По-
сле войны он уехал в Ташкент. Мы В те тяжелые времена дети нарав-
встретились уже в мирное время, не со взрослыми трудились в тылу.
сразу узнали друг друга… Победа над ненавистным врагом,
а в разгроме фашистов никто не
В советское время Грушевский

105

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ сомневался, ковалась не только
на фронте, но и в глубоком тылу. И
106 только объединенными усилиями
всего народа можно было дать от-
пор агрессору и отстоять нашу стра-
ну.

Уже со второго класса после уро-
ков нас стали возить на грузовиках
на хлопковые поля собирать уро-
жай. Для самых маленьких детей
это было очень тяжело, но все от-
носились к этому очень серьезно.
Школьники понимали: так мы на-
равне со взрослыми вносим свой
вклад в дело победы. Такую же кар-
тину все видели и дома – взрослые
работали с утра и до позднего вече-
ра, валились с ног от усталости, но
изо дня в день, из месяца в месяц,
часто без выходных, сверхурочно
выполняли свою норму.

Наманганский маслозавод, как и
многие другие крупные промыш-
ленные предприятия, построенные
в годы индустриализации, обладал
развитой инфраструктурой. Было

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

построено жилье для рабочих, клуб, ны, после войны она уехала, а затем
летний и зимний кинотеатры, фут- мы переписывались.
больное поле.
Хотя я был маленьким, уже
Во время войны за счет средств понимал смысл страшных изве-
завода был организован детский щений – похоронок, приносимых
сад. Там были воспитанники раз- почтальонами. Так, в первые же
ных национальностей, оставшиеся месяцы войны погиб наш сосед
без родителей, приехавшие из охва- дядя Коля. У него осталось семеро
ченных войной районов. В то время детей. Завод помогал им, чем мог.
почти в каждой семье жили эваку- В 1944 году мы получили известие
ированные, не только дети. У нас в о гибели моего дяди. И так было
квартире была женщина из Украи- почти в каждой семье.

107

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Ирина Панькова

Родилась в 1940 году. С 1941 по 1943 годы
находилась в блокадном Ленинграде (Санкт-
Петербург, Россия). На момент начала Великой
Отечественной войны ей было чуть больше
года.

– Я была совсем маленькая, ког- этими щипцами падающие бомбы
да началась эта война. Но мама и тушила их в песке или в воде, что-
мне рассказывала, как отец в пер- бы только не загорелась крыша и
вые месяцы работал практически все здание. Потом потухшие бомбы
без перерывов, их просто не выпу- просто скидывали с крыш.
скали с предприятия. А она сама
половину войны, пока мы жили в Как только немцы улетали, она
Ленинграде до эвакуации, бега- спускалась. Новый налет – сно-
ла по крышам и гасила фугасные ва неслась на крышу. Я в это вре-
бомбы. мя оставалась одна в квартире.
Громкий гул и разрывы бомб, на-
Мы жили на пятом этаже в шес- верное, пугали меня, что и ста-
тиэтажном доме. И вот, как только ло причиной будущих проблем с
становился слышен звук самоле- сердцем. Они передались и моим
тов, мама хватала щипцы и броса- детям – оба сына умерли от этой
лась бегом на крышу. Она ловила болезни.

108

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Еды, конечно, не хватало: 125 да привозили хлеб. В первую зиму в
граммов хлеба в сутки... И ниче- блокаде навалило очень много сне-
го больше. Мне, как ребенку, было га, метра два, люди сделали через
положено соевое молоко. Люди из- него проход.
за голода теряли сознание на ходу.
Мать часто вспоминала снежный И вот однажды она бежит между
коридор, по которому ходила, ког- этими стенами за хлебом, а из сне-
га торчат чьи-то руки. Оказалось, у

109

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

какого-то человека отобрали хлеб, а вот и бегали за хлебом люди: акку-
его самого просто воткнули в снег, ратно обойдут эти руки и дальше по
где он и умер. Он там так и торчал своим делам.
все время из этой снежной глыбы
с высунутыми руками. Она так его А в 1943 году, когда мне было два
боялась. У одних людей сил не было года, объявили об эвакуации. Ро-
вытащить его оттуда, другим было дители в спешке собрались и по-
просто не до этого. Дружбы тогда не бежали на вокзал. В минус 44 гра-
было, каждый был сам за себя. Так дуса меня, завернутую в тоненькое
хлопчатобумажное одеяльце, та-

110

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

щили на саночках по льду, чтобы тали. Зачем, мол, почти мертвецов
попасть на поезд. возить? Они все равно ведь умрут и
будут место занимать, которое мо-
Им пришлось оставить моего де- жет спасти кого-то.
душку в квартире. Он был подпол-
ковником еще при царской армии, Более или менее здоровые кое-
моряком, имел свой корабль. Его как заскакивали в вагоны. А умира-
бы просто не взяли на поезд – там ющего кто бы погрузил? Бабушку
строго смотрели: если человек был мою вот пытались погрузить на по-
в плохом состоянии, его сразу отме- езд, но она сильно ударилась голо-

111

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

вой о лестницу и умерла на месте. жили там. В комнате был один фи-
Пришлось и ее оставить на перро- кус и кровать из двух палок и на-
не. Родственники матери забрали тянутой парусины. Рядом был сад
ее и похоронили. А вот где похоро- «Кафанчик» [Кауфмановский сквер,
нен дедушка, мы так и не узнали. ныне – сквер Амира Темура]. Это
здание до сих пор стоит.
Сначала нас привезли на Север-
ный Кавказ, а уже оттуда – в Таш- Папу в этом же 1943 году отпра-
кент. Помню, поселили в трехэтаж- вили в Харьков учиться на врача.
ный кирпичный дом. Всю войну До конца войны и позже он лечил
наших солдат, был майором меди-
цинской службы. Вернулся из Гер-
мании только в 1947 году. Врачеб-
ное дело он бросил – ему войны
хватило, устроился работать на Ре-
монтно-механический завод имени
Ильича.

Вернувшиеся с войны рассказы-
вали о страшных событиях, гово-
рили много и красиво, а отец от-
малчивался. Он не особенно любил
говорить о произошедшем. Да и
Ташкент – совсем другой город, та-
кой веселый и хлебный. Здесь мы
не часто говорили о войне.

Хорошо помню 9 мая того памят-
ного 1945 года. Мне было уже пять

112

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

лет. Кругом стоял такой крик, шум.
Как люди скакали, как они кричали,
целовались, поздравляли друг дру-
га. Все обнимались, как одна боль-
шая семья.

После войны ездили с родите-
лями на родину, но возвращаться
было некуда. Квартиру нашу в Ле-
нинграде заняли вместе с вещами
посторонние люди, потерявшие
жилье при бомбежках. Папа и мама
смотрели на дом, молодость вспо-
минали, я слушала.

Наш дом старый, но красивый, на
берегу Невы до сих пор стоит. По-
сле смерти родителей сама часто
ездила, потом перестала. Здесь, в
Ташкенте, похоронены мать и отец,
а ленинградские родственники не
особо радуются моему приезду,
судьбы у них не очень сложились.
К матери муж вернулся с войны, ее
сестре – не повезло. В общем, все
перемешала эта страшная война.

113

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Фаузия Юсупова

Родилась в 1928 году в селе Мустафа
(Башкортостан). На момент начала войны ей было
12 лет. Военные годы провела в Магнитогорске
(Россия). В Узбекистане живет с 1946 года.
Ветеран труда.

– Моих родителей не стало задол- вать эвакуированные поляки и ев-
го до войны. В пять лет я осталась реи, которые селились в бараках. К
круглой сиротой. Нас в семье было нам перебрасывали крупные про-
четверо детей, и старшие сестры изводственные мощности. Каждую
поочередно брали меня к себе на ночь раздавалась сирена, и мы спе-
воспитание. Когда началась война, шили закрыть окна ставнями, что-
я жила у одной из них в Магнитогор- бы не был виден свет. Делалось это
ске. для защиты города на случай, если
вдруг пролетит вражеский самолет.
В первые дни нападения фаши-
стов брата сразу же забрали на Моя сестра работала на военном
фронт. Тогда в город стали прибы- заводе. Производство здесь было

114

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

очень вредное – изготавливали сна- В 1942 году ввели карточную сис-
ряды для знаменитых «Катюш». Она тему. Мне оформили собственную
была круглые сутки на заводе, их карточку на детский паек в 300 грам-
не выпускали с работы из-за режи- мов хлеба. Работающим людям да-
ма секретности. Ее муж воевал на вали 400 – 600 граммов. Очередь за
фронте, а двоих детей поместили хлебом приходилось занимать с
в детский дом, потому что за ними ночи. Раз в месяц приходила сестра
некому было смотреть. и приносила мне что-нибудь из сво-
его заводского пайка. Также она от-
Помню, как постепенно начали
пустеть магазины, запасы у лю-
дей тоже кончались. Мальчишки и
девчонки ходили по полям, искали
оставшиеся на земле колоски пше-
ницы и ржи. Дома их сушили и мо-
лоли на ручной мельнице. Также
многие ходили в лес и собирали все,
что можно было есть: ягоды, грибы,
какие-то травы.

Каждая крошечка хлеба была на
вес золота. Многие дети в те дни
мечтали после войны съесть це-
лую буханку хлеба. Однажды меня
чуть не задавило в огромной мас-
се голодающих людей, стоявших в
очереди за хлебом. Такое трудное
было время.

115

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

дала мне свою карточку на хлеб, ей Мне очень повезло, что я встрети-
было положено 600 граммов. ла войну в Магнитогорске. Это был
стратегический город и его снабжа-
Рядом жила моя подруга, у нее ли продуктами. Здесь были введены
была большая семья. Однажды они продуктовые карточки, на которые
потеряли свои хлебные карточки и выдавали немного макарон, саха-
им пришлось очень худо. Я помо- ра, крупы. Потом пришла помощь
гала им хлебом, а они давали мне из Америки – сухое молоко, яичный
картошку и капусту, которые выра- порошок, шоколад – он был больше
щивали у себя в огороде. похож на кусок масла, которое про-
давали на развес, его резали кусоч-
ками.

Рабочих рук не хватало, и в марте
1942 года нас с подругой взяли в ар-
тель «Большевик». Тогда мне было
почти 14. Нас определили в ватный
цех, где шили телогрейки для бой-
цов на фронте.

На работу шли по гудку, который
было слышно по всему городу. Рано
утром мы бежали со всех ног, бо-
ялись опоздать. Задержка даже на
10 минут грозила тюрьмой. Никто
тогда не смотрел – взрослый ты или
ребенок. Проштрафившихся муж-
чин отправляли на фронт.

116

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Наш цех был очень большой, везли на площадь. Мы пели «Катю-
швейные машинки стояли в два шу», «Смуглянку», «Соловьи» и мно-
ряда. Это было конвейерное про- го других песен. Наше выступление
изводство. Одни шили рукава, дру- передавали по радио на фронт.
гие – карманы, третьи – стелили
вату. Нам с подругой поручили очи- В артели «Большевик» я прорабо-
щать телогрейки от приставшей тала до 1946 года. Потом с войны
ваты. Всю смену так и чистили по- возвратился муж сестры, и они за-
началу, телогреек были целые горы. брали детей из приюта. В их одной
Потом мы стали опытнее, и нам до- комнате стало тесно. Поэтому, по-
верили шитье.

Обедали хлебом, что приносили
из дома. Помню, мы с жадностью
смотрели на сельских девушек, ко-
торые приносили с собой молоко и
яйца. Было трудно, но мы не горева-
ли, старались изо всех сил и терпе-
ливо ждали победу. Когда о ней объ-
явили по репродуктору, у всех были
смешанные чувства: люди радова-
лись этому дню и плакали от горечи
потерь.

Мы с девочками-коллегами зани-
мались в хоровом кружке. После
долгожданной победы нам сшили
длинные платья из парашюта и по-

117

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

лучив паспорт, я уехала в Кашкада-
рью. Там после войны обосновался
старший брат. Меня взяли работать
в школу, преподавать русский язык.
У меня тогда даже диплома не было.
Педагогическое училище я потом
закончила по направлению.

Благодарю всех, кто не забывает
ветеранов войны и трудового фрон-
та. Ведь мы победили вместе: без
тыла эта великая победа была бы
невозможной. Люди голодали сами,
но отправляли эшелоны с прови-
антом на фронт. Благодаря нашим
телогрейкам солдаты переживали
холодные дни, а снаряды, которые
делала моя сестра, сражали врагов.
Дай Бог, чтобы такого ужаса, как
война, больше не повторилось в на-
шей жизни.

118

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

119

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Гельман Князев

Родился в 1935 году в Иркутской области (Россия).
На момент начала Великой Отечественной войны ему
было шесть лет. Большую часть военных лет провел
в немецких концлагерях и на принудительной работе
в Германии и Австрии.

– Я родился в Иркутской области мамы. Этот город одним из первых
в 1935 году, а спустя всего два года подвергся жесточайшему артоб-
моего отца арестовали по ложному стрелу. Во время одной бомбежки
доносу и отправили в Усть-Илим- все наши документы сгорели, а по-
скую тюрьму. К счастью, отец не сле этого в город нагрянули фаши-
сгинул в тюрьме, после долгих раз- сты. Помню, как на улицах и пло-
бирательств его освободили спустя щадях сразу появились виселицы.
несколько лет. В это время началась Враги без разбора вешали и рас-
война, он ушел на фронт, где погиб стреливали детей, стариков, жен-
смертью храбрых. щин и мужчин, стремясь создать
атмосферу страха.
В 1941 году, когда на нас напали
немцы, мы жили в Пскове на родине Многих просто хватали на улице

120

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

и отправляли на тяжелые работы. заготовкой торфа. Болотные испа-
Сортировали по простому принци- рения и мир за колючей проволо-
пу: крепкие и молодые – способны кой стали нашей обычной жизнью.
к тяжелой работе, а старики и мла- Позже нас отправили в Кунерсдорф,
денцы – подлежат уничтожению. где находился танковый военный го-
родок. Помню этот страшный марш
Мы с матерью попали в концла- полуголодных, еле ходящих людей.
герь «Дулаг-376», где занимались

121

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Мы проходили через одно село, я голоду помереть, чем принять по-
загляделся на сияющие купола ка- дачку от врага.
кой-то церквушки и споткнулся. Не-
мец-конвоир грубо обругал меня и Целый год мы копали там канавы,
ударил ногой. И тут моя спокойная а позже, в Вольфсбурге, строили до-
и тихая мать бросилась на него с ку- рогу и выполняли другую черную
лаками и принялась кричать на не- работу. Мне больно вспоминать,
мецком, что он гад и свинья. как быстро изменилась и постарела
мама. Беспокойство за отца и страх
Как ни странно, но конвой успоко- за мою жизнь сделали ее совсем се-
ил ее без грубости, а обидчик даже дой, покрыли морщинами лицо.
попытался сунуть мне в руку конфе-
ту, которую я взять отказался. Тогда Из лагеря в Вольфсбурге нам уда-
мы были так воспитаны – лучше с лось сбежать ночью, во время отды-
ха. Какое-то время нас скрывали в
одном из близлежащих сел анти-
фашисты. Но нашелся предатель,
который сообщил в поселковую
администрацию, где мы находим-
ся. Тогда нас отправили в другой
лагерь смерти в одном из городов
Австрии, и я так до сих пор не знаю,
какова судьба людей, приютивших
беглых русских. На новом месте мы
строили тоннель. Я таскал грунт, а
мама разносила воду.

В лагере люди умирали десят-
ками каждый день. И, порой, мне,

122

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

восьмилетнему мальчишке, прихо- нам все же пришлось, так как слухи
дилось перетаскивать трупы и ски- о беглых из концлагеря дошли до
дывать их в яму. Покойники лежа- немецкого начальства. Оно устро-
ли под открытым небом несколько ило настоящую облаву, чтобы нас
дней, и в то время, как я их нес, у найти. Мы только чудом не попа-
них отрывались ноги и руки. Как бы лись, выехав из села на телеге под
это не выглядело ужасно, постепен- толстым стогом сена и хвороста.
но я привык и просто уже не обра-
щал внимания. Вокруг всегда была Мы опять оказались без еды и
смерть. были вынуждены вернуться в близ-
лежащий город, где стали просить
В то время я и сам дошел до полно- милостыню, благо, мама владела
го истощения и постепенно угасал. немецким языком. Однако мы сно-
В итоге пришел момент, когда я по-
нял, что не могу больше двигаться и
скоро присоединюсь к этим трупам
в яме. Тогда рабочие посоветовали
нам с матерью ночью бежать, все
равно впереди смерть, а так, может,
и повезет.

Не знаю, как нам это удалось, но
мы сбежали. В ближайшем селе нас
накормили и переодели. Там мы
прожили полтора года, которые до
сих пор вспоминаются, как крупицы
счастья в этом страшном море бес-
конечных горестей. Но уйти оттуда

123

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

ва были схвачены и отправлены в вращаться в СССР, потому что там
концлагерь, где нас опять ждала тя- нас ждет расстрел. А в Германии
желая работа. Через полгода туда мы живем в культуре и достатке, и
приехал некий Томас, отец высоко- не важно, что на правах рабов.
поставленного немецкого генера-
ла, которому были нужны рабы. В августе 1945 года нам удалось
вернуться на Родину, а через пять
Он купил нас и еще человек 20 как лет мы из-за состояния здоровья
какой-то скот. У него мы и прожили переехали жить в Ташкент, к теплу и
до конца войны в качестве домаш- фруктам. Интересно, что в Узбекис-
ней прислуги. Тогда мы не раз слы- тане мне впервые после войны вос-
шали от немцев, что незачем воз- становили документы, но почему-то

124

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

потеряли четыре года. По выданно- же я потерял жену и остался один
му тогда паспорту я был рожден в с сыном. Сегодня это единствен-
1939 году. Почему так произошло, ный близкий мне человек во всем
я не знаю, но это были не те годы, мире. Поверьте, нелегко описать
чтобы бережно хранить их в памяти. словами все, что пришлось пере-
Правда, как не крути, а старое креп- жить. И очень надеюсь, что такое
ко помнится и снится каждую ночь. зло больше не повторится.

Давно ушла из жизни мама. Поз-

125





МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Темур Байкулов

Родился в 1938 году в кишлаке Чамбиль
Кашкадарьинской области. Великую
Отечественную войну встретил трехлетним
мальчиком. Проработал 35 лет в
правоохранительных органах, вышел на пенсию
в звании полковника.

– Когда началась война, отца сра- мы переехали в соседний кишлак в
зу забрали на фронт, но он не дое- дом отчима, у которого было четве-
хал до него, погиб в дороге. Скорее ро детей – три сына и дочь. Так мы
всего, немцы разбомбили поезд, и жили большой дружной семьей.
в котором он ехал. Но точных под- Родители работали в колхозе, а мы
робностей я не знаю до сих пор, оставались дома, занимались хо-
мама нам ничего не рассказывала, зяйством. На весь день родители
ей было больно об этом говорить. оставляли нам по 200 граммов чер-
ного хлеба.
В семье было двое детей – я и
старший брат. Мама, чтобы про- Помню, весной, когда в полях
кормить нас, снова вышла замуж, и всходил ячмень, детей отправляли

128

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

его собирать. Мы приносили зер- колхоза имени Сталина отправляли
на домой, мама молола муку и пек- на фронт яблоки. Дети помогали их
ла хлеб. Мяса мы практически не собирать. Мы аккуратно складыва-
видели. Раз в неделю по воскресе- ли яблоки в коробки, которые затем
ньям отчим ездил на рынок в 20 ки- отвозили на машине до станции Як-
лометрах от нашего кишлака, где кабаг, где их грузили в вагоны. Лет
покупал мясные отходы – кости и
ножки, из которых мама готовила
шурпу. Это был настоящий празд-
ник для нас.

Так как я был самый младший в
семье, все старались меня бало-
вать лишним кусочком хлеба или
еще чем-нибудь, а мама в тайне от
других детей клала мне в карман
кусочек сахара. Я тогда не понимал
всей тяжести положения и со свой-
ственной детям непосредственно-
стью еще и хвастался, что у меня
есть сахар. Но никто из старших де-
тей не отнимал его у меня.

Думаю, что жителям Узбекистана
во время войны помогало и то, что
у нас теплый край, плодородная
земля и летом очень много фруктов
и овощей. Помню, что из нашего

129

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

мне тогда было всего ничего, но я не было, да и учителем был один из
всегда стремился помогать роди- колхозников. Его определили рабо-
телям, внести свой вклад в дело по- тать в школу, так как он просто имел
беды. Тогда все дети понимали, что высшее образование. Он препода-
даже собирая яблоки, они помога- вал нам абсолютно все предметы.
ют в битве с фашистами. В этой школе я отучился семь клас-
сов, а потом старший сын отчима
В конце войны, когда мне испол- отправил меня в сельскохозяйст-
нилось семь лет, я пошел в школу. венный техникум в Шахрисабз.
С собой я брал только один каран-
даш и 12-листовую тетрадь, книжек Тогда было время больших свер-
шений, и я после колледжа отпра-
вился по путевке комсомола в Го-
лодную степь для освоения земель.
Тогда это был очень важный проект.
Но, конечно, было нелегко. Спустя
год меня призвали в армию, в тан-
ковые войска, наш отряд находился
в маленьком белорусском городке
Орша.

После армии меня приняли в
ряды коммунистической партии
и затем – на работу в милицию. В
то время было очень популярным
учиться, поэтому, отработав год,
я приехал в Ташкент поступать в
университет на юридический фа-

130

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

культет. Однако сразу поступить не
удалось, подвела самоуверенность.
Я думал, что уже очень силен в рус-
ском языке и решил писать сочине-
ние, но получил двойку.

На следующий год снова попро-
бовал и поступил. После окончания
учебы меня по распределению на-
правили работать в милицию, где
я и прослужил 35 лет на различных
должностях, начиная от простого
милиционера и заканчивая коман-
диром полка ППС.

Сегодня нас уже осталось мало –
участников той страшной войны и
детей, которые прошли через ее не-
взгоды. Многое еще не рассказано,
тысячи историй… Но самое глав-
ное, и ветераны, и мы, маленькие
свидетели войны, завещаем своим
детям и внукам только одно – ни-
когда больше не допустите такого.
Пусть будущее поколение никогда
не знает того, что пришлось пере-
жить всем нам.

131

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Тамара Соколова

Родилась в 1935 году в Ленинграде (Санкт-Петербург,
Россия). На момент начала Великой Отечественной
войны ей было шесть лет. В Ташкент эвакуирована из
Ставропольского края в 1944 году.

– В село Сергиевское Ставро- было мест, и мы поехали на дру-
польского края я попала с сестрой гой.
и мамой в 1942 году, когда нас вы-
везли из блокадного Ленинграда. Как только колонна тронулась,
Все наши документы были уте- первый грузовик ушел под лед вме-
ряны во время эвакуации из род- сте с людьми и нашими вещами.
ного дома. Дело в том, что когда Мы остались живы, только потому
нас вывозили из Ленинграда по что не сели в этот автомобиль.
Ладожскому озеру, мама заброси-
ла все вещи и документы в самую В Ставропольском крае мы по-
первую машину. Но там больше не пали в оккупацию. Помню, к нам
приходили немцы с автоматами
и спрашивали: «Евреи есть?». Мы

132

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

все очень боялись, но предателей го рядом находились озеро и лес,
среди нас не было. Тогда мы, эва- дети не вылезали оттуда, питались
куированные из Ленинграда, жили травой, целый день бегали и рвали
в большом сарае, спали штабелями всякие коренья и ягоды.
во дворе. Это было лето 1942 года,
сложное время, голодное. Бла- Тот год был переломным, это
чувствовалось даже по поведению

133

134

фашистов. Тогда наши войска раз-
били немцев под Москвой и это
придавало всем силы.

Я толком и не помню, что я ела во
время войны, наверное, практиче-
ски все, что можно было найти –
траву, листья, иногда даже кору.
Моей маме сказали, что я долго
жить не буду, так как очень болез-
ненная и худая. Однако мы выжи-
ли, не знаю, что нам тогда помогло.

После прихода наших солдат всех
срочно эвакуировали в Ташкент.
Мы ехали в товарных вагонах, всю
дорогу катались по полу. В пути,
от голода, я заболела пеллагрой,
у меня также была страшная ди-
зентерия. Я ехала всю дорогу пла-
стом, вообще не могла ничего есть
и пить.

Мама тоже заболела, у нее была
малярия. Как только мы прибыли
в Ташкент, нас сразу отправили в
больницы. Маму в одну, меня – в
другую, а мою сестру – в распре-
делительный центр на карантин. В

135

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

больнице я пробыла почти два года, несколько лет, она нашла нас с се-
спасибо докторам, они практиче- строй в детском доме.
ски вырвали меня из рук смерти. Я
ведь долгое время из-за слабости Сначала я попала в ташкентский
даже не могла держать в руке лож- детский дом №2. Помню, как ко-
ку, даже сил пить вообще не было. миссия определяла мой возраст,
делали медицинский осмотр. Я
После выписки из больницы меня практически ничего не помнила
отправили в детский дом. Мама из-за перенесенной болезни. Че-
нас потеряла, ведь мы все были рез какое-то время меня перевезли
без документов. Уже потом, через в детдом №13. Вскоре нашлась моя

136

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

сестра. Мы стали жить там вместе. три подушечки конфетки или два
В общей сложности я пробыла в кусочка сахара.
детских домах семь лет. В первый
класс пошла 1947 году, когда мне После школы мне помогли посту-
было 12 лет. пить в Учетно-кредитный техникум
в Ташкенте. Окончив его, я не смо-
До 1947 года мы жили в Ташкен- гла найти работу по специальности
те впроголодь, пока не отменили и устроилась помощницей токаря
карточки. Хлеб был в дефиците, его на завод «Ташхимсельмаш». Мно-
нам давали очень тонко нарезан- гие годы спустя я перешла работать
ными пластинками. Мы пили кипя- в опытно-конструкторское бюро по
ток, к которому иногда полагались расфасовке и упаковке.

137

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Мария Комарова

Родилась в 1938 году в Ленинграде (Санкт-
Петербург, Россия). На момент начала Великой
Отечественной войны ей было три года.
В Ташкент приехала в 1957 году. Всю жизнь
работала учителем начальных классов.
С 19 лет пишет стихи.

– Война – это страшное время, а долго никто не находился из-за по-
я была маленьким ребенком, по- стоянных бомбежек и обстрелов.
терявшим родителей. Помню, что Да и трупы были кругом. Зачем это
в Ленинграде все окна домов были страшное зрелище малолетнему
занавешены темной тканью, так как ребенку? А когда объявлялась воз-
нас постоянно бомбили. Даже не- душная тревога, по радио начинал
большой отсвет мог привлечь нем- работать метроном: тук-тук, тук-
цев и весь дом тогда был бы уничто- тук. Как только этот звук замедлял-
жен. ся, мы успокаивались, понимая, что
враг на время улетел.
Я все время сидела дома, меня
никуда не выпускали, на улицах Сначала у меня умер отец, потом

138

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Мария Комарова (в середине) с братом и сестрой (фото из домашнего архива).

не стало мамы. Моей сестре, когда Куда нас потом только жизнь не за-
началась война, было 18 лет, брату – носила, мне всегда помогали брат и
12, папе – 48, а маме – 38. Родители, сестра. После гибели родителей нас
чтобы мы не потерялись, в 1941 году с братом отдали в детский дом, а се-
сделали фотографию, на которой стра, которая была совершеннолет-
запечатлены все мы. Она у меня до ней, пошла работать санитаркой.
сих пор хранится.
Помню, как наш детский дом эва-

139

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

куировали из Ленинграда в Алтай- буквально на наших глазах отплыл
ский край. Тогда произошла жуткая и тут же потонул. То ли бомба там
ситуация. Нас вывозили вместе с была, то ли мина. Если бы нас не
рабочими фабрики «Светоч». Детей высадили, все бы погибли…
привезли на Ладожское озеро, а ка-
питан корабля говорит – мест уже Это был не последний такой слу-
нет, мы не можем взять всех сразу. чай во время эвакуации. Когда нас
наконец-то вывезли из города и
Представьте, там были и совсем посадили на поезд, случилось еще
маленькие дети и уже школьного одно происшествие. Состав двигал-
возраста. Ужасный выбор – кому из ся на полном ходу ночью и вдруг рез-
них жить. Директор детдома сказал, ко затормозил. Я была непоседой и
что не может разделить нас, поэ- лежала наверху, чтобы все видеть
тому всех детей высадили. Катер вокруг. В результате при торможе-
нии я улетела вниз, голова была
разбита, нога сломана. Результаты
того падения проявились позже. В
седьмом классе резко испортилось
зрение, пропал слух в правом ухе.

После войны мы вернулись в Ле-
нинград, но там было очень слож-
но, голод, одни руины. Поэтому в
1957 году я приехала жить и рабо-
тать учителем в Узбекистан. Пожа-
луй, лучше всего мои детские вос-
поминания о войне передают стихи,
написанные уже в Ташкенте.

140

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Война… Мария Комарова в детстве
Трудное время – страшные дни. (фото из домашнего архива).
Как бесконечно тянулись они.
Бомбы летали на головы наши, 141
Пушки стреляли все чаще и чаще.

Папы и мамы трудились день,
ночь,

Чтобы любимому граду помочь.
Сами не ели – нам отдавали,
Чтобы мы с голоду не умирали.

Старшая Валя – сестричка моя
Стала лечить моряков и солдат.
Старший мой брат – Сережею зва-
ли,
Темною ночью на крыше дежурил,
Было ему лишь 12…

Ночью фашисты бросали кругом
Страшные бомбы – они зажигалки
Фашисты старались сжечь каж-
дый дом.
Мальчишки хватали – бросали в
песок
Или водой заливали, кто смог.

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Вот и декабрь пришел – от ужаса, Няни, уборщицы и повара,
холода, голода Дворники, прачки и доктора,
Те, кто старались согреть нас за-
Умер наш папа. ботой,
С нами осталась одна наша мама.
Но и она не смогла пережить Раны душевные наши лечили.
Ужас войны! Как мне понравилось жить на Ал-
В мае не стало любимой мамули! тае!
Брата со мною забрали в детдом. Лес и поля, горы вдали,
Самолеты не летали,
Там нас согрели, одели, обули Никто не стрелял.
И накормили, чем только смогли,
Добрые люди советской страны! Прошло четыре года...
Дома тепло и любовь дали нам. Вот и Победа пришла!
Сколько их было на нашем пути? Стали домой собираться – пора,
Не перечесть! Снова вернулись домой в Ленин-
град.
На машине – шофер.
На корабле – матрос. Встретила нас дорогая сестра,
На поезде – машинист. Взяла нас домой,
Стала нам с братом и папой, и ма-
Дальше поехали через страну мой
В дальний Алтай! И дорогой сестрой.
В горном краю
Встретили добрые люди и там.

142

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

143

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Лидия Валиева

Родилась в 1938 году в Новороссийске (Россия). На
начало Великой Отечественной войны ей было три года.
В Ташкент переехала жить в 1956 году. Больше 20 лет
проработала в железнодорожной сфере.

– Отца забрали в армию практиче- ных заводов города. Именно они
ски сразу после начала войны, он, к стали ключевыми точками в сра-
сожалению, так и не вернулся. Все жении с фашистами. Первый завод
ужасы этого времени мы прошли в 1942 году был захвачен немцами,
вместе с братом и сестрой. В наш а второй стал опорным пунктом
родной город фашисты пришли в для Красной армии. Это была свое-
августе 1941 года, и с тех пор в окру- образная невидимая граница, кото-
ге шла постоянная борьба за каж- рая пролегала по всему городу.
дый клочок земли.
Мы жили на той стороне, которая
Мои родители до войны работали была захвачена немцами. Они при-
на одном из двух крупных цемент- шли в наши дома, выгнали всех, за-

144

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

брали все ценное, а нас отправили Воды не было, условия для прожи-
жить в каких-то землянках, прак- вания – ужасные, кругом холодная
тически норах в земле. На каждую земля и грязь. Курт меня ненави-
семью приходилось по одной такой дел, и как только я попадалась ему
норе. на глаза, он меня бил.

Я вспоминаю, как один немецкий Мы все время были голодными.
офицер, которого звали Курт, все Чтобы как-то выжить, мой десяти-
время издевался надо мной и гром- летний брат бегал собирать ягоды
ко кричал: «Шпа-ааа-ть!». Мы тогда прямо под пулями. Дети помладше,
все были грязные и неопрятные. а нас в этих землянках было человек

145

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

десять, брали свои железные котел- ность, все равно лезли туда, собира-
ки и шли к столовой, где ели немцы. ли что находили, и тащили наверх.
Там мы стояли всей нашей группой Все прекрасно понимали – без это-
и ждали, чтобы получить остатки, го нам не выжить.
которые они не доедали.
Наша жизнь сопровождалась по-
Когда работала хорошая бригада, стоянными боями, наши пытались
нам оставляли что-то поесть. Но отвоевать цементный завод, нем-
дежурили и такие, которые выли- цы – делали то же самое. Часто
вали остатки еды в обрыв. Это была нам попадались израненные, по-
горная местность, высокие отвес- луживые советские солдаты, жен-
ные скалы, и мы, несмотря на опас- щины пытались спасти и выходить

146

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

их, спрятать от фашистов, которые
убивали, не задумываясь.

В 1943 году немецкие солдаты ста-
ли всех женщин в городе отправлять
в горы копать окопы. Каждый день
женщины вереницей шли туда, а
по пути назад вечером многие па-
дали от голода и просто умирали.
Это был страшный и смертельный
поход в один конец. Позже мы поня-
ли, почему это происходит – наши
войска готовились отвоевать Ново-
российск.

В один момент немцы собрали
всех молодых женщин и детей на
площади. Они объявили, что нам
повезло, так как всех отправляют
в Германию. Нас ждала участь ра-
бов. Был сентябрь 1943 года, наши
войска как раз наступали. Весь го-
род лежал в руинах, мосты и дороги
были разбомблены, часть террито-
рии уже отвоевана советскими вой-
сками.

Поэтому немцы заставили плен-
ных соорудить плоты, куда затолка-

147

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

ли людей, и поплыли. Тут началась нию, но их планам не суждено было
ужасная бомбежка, много плотов сбыться. Рядом находились парти-
потонуло, сотни людей погибли в заны, которые постоянно громили
тот день. Нам удалось тогда спас- немецкие поезда и автомобильные
тись от смерти, но не от фашистов. конвои.
Выживших вывезли на Украину и
временно поместили в какую-то В те годы было очень страшно.
деревушку, превращенную в не- Однажды немцы наткнулись возле
большой лагерь. Немцы думали, нашего лагеря на небольшой от-
что пленные здесь пробудут пару ряд советских солдат. Они жестоко
дней и отправятся дальше в Герма- всех убили, как будто бы мстили за
прошлые поражения. Мы видели,
как наши солдаты мучительно уми-
рали, у них были оторваны конечно-
сти, изуродованы тела.

Каждый день жителей деревни
немцы угоняли на тяжелые рабо-
ты. Днем в лагере среди пленных
оставались только маленькие дети
и несколько женщин, которые при-
сматривали за ними. Однажды к
нам пробрались партизаны, чтобы
выяснить, сколько в деревне нем-
цев. Я не знаю как, но фашисты уз-
нали об этом визите, и несколько
человек в деревне расстреляли для
устрашения.

148


Click to View FlipBook Version
Previous Book
AGENDA NILAI NILAI DASAR PNS
Next Book
แคตตาลอคถุงมือ