The words you are searching are inside this book. To get more targeted content, please make full-text search by clicking here.

Маленькие свидетели войны

Discover the best professional documents and content resources in AnyFlip Document Base.
Search
Published by tomato223344, 2021-05-06 04:35:37

Маленькие свидетели войны

Маленькие свидетели войны

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Партизаны узнали об этом, и нем- Это была деревня рыбаков, и мы
цам с тех пор тоже не было покоя: впервые за долгое время наелись
наши караулили их повсюду, фаши- рыбой. Тогда казалось, что лучше
сты стали пропадать в лесу. Вскоре еды нет во всем мире.
советские войска нас освободили.
Детей отправили в Краснодарский
край, в небольшое селение Темрюк.

149

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Надежда Кудрицкая

Родилась в 1928 году в Псковской области (Россия). В
годы Великой Отечественной войны в 13 лет была угнана
немцами в Прибалтику.

– В нашей семье было пятеро де- односельчан, которые сумели вые-
тей – двое мальчиков и три девоч- хать из города.
ки. Мама умерла еще до войны,
а отца в первые дни после напа- Так мы остались втроем – старшая
дения немцев забрали на фронт. сестра Нина, я и младшая – Катя.
Братья в то время учились в Ле- Когда наш район оккупировали вой-
нинграде. Их пытались эвакуиро- ска, фашисты согнали всю деревню
вать из города до блокады на паро- в одном месте, как нам сказали «на
ходе. Однако, случилась трагедия, лекцию». Немцы привезли на ма-
они погибли во время жестокой шине двух парней, совсем юных, и
бомбежки. Об этом мы узнали от повесили на глазах у всех. Я была
маленькая, мне было очень страш-

150

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

но, я не могла смотреть на это и она осталась у соседей. А мы с се-
просто закрыла глаза. Видимо, это строй были вынуждены сесть в эти
было сделано для устрашения, по- вагоны, кругом были фашисты с
тому что больше никого в деревне оружием. Через две недели поезд
не трогали. Подобные виселицы я остановился из-за взорванного мо-
позже видела и в других деревнях. ста в оккупированной Прибалтике.
Нам тогда повезло, если бы не мост,
Вскоре после этого людей погнали мы вполне могли оказаться в конц-
к железной дороге, где погрузили в лагере и умереть.
товарный поезд. Младшей сестрен-
ке из-за возраста удалось спастись, Немцы временно распредели-

151

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

ли всех к местным помещикам в зались хорошие, приютили нас. У
близлежащих деревнях. Мы по- него были дочь и сын. Они гово-
пали на хутор Полукште в семью рили, если нас снова заберут, мы
помещика Стаси. Люди они ока- должны бежать.

Через некоторое время нас снова
согнали к поезду, но он все никак
не отправлялся. Люди находились
в ужасных условиях, не было еды и
воды. Моя сестра Нина была бой-
кой, она решила, что пора бежать и
вернуться к тому помещику. Ночью,
прячась, нам удалось выбраться в
лес. Шли мы очень долго. Голодные
и холодные, сил не было, я плакала
от усталости, потому что идти даль-
ше уже не могла.

Мы брели куда-то как во тьме, на
глазах была пелена от голода и уста-
лости. Помню, вышли к большой
реке, моросил дождь, было очень
холодно. Река бурлила. Мне было
очень страшно, думала, что мы уто-
нем. Но делать было нечего, Нина
взяла меня за руку, и мы каким-то
чудом ее переплыли. Наконец, мы
дошли до дома помещика. Он пред-

152

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

ложил оставаться у них, пока в Рос- палась земля, снаряды падали близ-
сии дела не наладятся... ко, это было очень страшно. Так мы
прожили у них около полутора лет.
Немцы бомбили постоянно, и во Когда немцы начали отступать, мы
время бомбежки мы все прятались с сестрой решили вернуться домой.
в яме – помещик, его семья, соседи, Попрощавшись с хозяевами, мы
мы с сестрой. Помню, как на нас сы-

153

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

пошли по направлению к Каунасу. шились ее переползти по льду, взяв-
Через какое-то время нас оста- шись за руки.

новили военные, сказав, что вся Так, во второй раз мы добрались
территория вокруг заминирована до нашего помещика Стаси и оста-
и идти дальше опасно. Пришлось вались у него до самого окончания
долгие недели жить в сарае непода- войны. Потом Нина прислала мне
леку от дороги. Мы спали на сене, письмо, где сообщила, что огороды
голодали. Спустя некоторое вре- потихоньку подняли, дом восстано-
мя удалось добраться до Каунаса, вили и пора возвращаться домой.
а оттуда – вернуться в Россию. Но И мы с двоюродной сестрой верну-
радости от возвращения не было: лись. До сих пор с благодарностью
дом сгорел, кругом был голод, люди вспоминаю ту литовскую семью,
умирали. К счастью, младшей се- что приютила нас во время войны,
стре удалось выжить, она все это не побоявшись фашистов, а потом
время была у соседей. не дала умереть от голода.

Как-то я встретила свою двою- Конечно, все мы помним голос
родную сестру, и мы решили с ней Левитана, как он объявил о победе
снова поехать к нашему литовско- советских войск над фашистской
му помещику. Каким-то образом Германией. Но это, действительно,
добрались до той деревни, куда нас была весть сквозь слезы и горе в каж-
первоначально эвакуировали нем- дой семье. Люди не праздновали,
цы. А потом снова около 100 кило- они ждали своих с фронта. Десятки
метров пути прошли пешком до той матерей из нашей деревни опла-
большой реки. И снова ни моста, ни кивали своих сыновей и мужей, не
лодки нет. Поздний вечер, замерз- вернувшихся с войны. Почти никто
шая река. И тогда мы с сестрой ре- из молодых и крепких ребят, ушед-

154

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

ших на фронт, не вернулся. Кто-то У нас было двое сыновей, но, к со-
погиб в боях прямо в День Победы. жалению, оба уже умерли. Сейчас у
Наш папа, к счастью, вернулся. меня трое внуков, и все – отличные
ребята. Один из них, которого я вы-
Непросто было и после войны, растила с пеленок, живет со мной.
было очень голодно, радость прино- Он мне как сын.
сил обычный кусок хлеба. Работали
мы в совхозе. Потом я уехала в Под- Из-за войны у нас не было детства
московье, где работала на шахте и юности, поэтому никогда и нико-
№5. Здесь я встретила своего буду- му из молодых ребят, ни одному ре-
щего мужа. Он был из Белоруссии. бенку, ни одной матери не пожелаю
того, что довелось пережить наше-
В Узбекистан мы с мужем, кото- му поколению детей. Берегите наш
рый до этого работал на строитель- мир, люди!
стве железной дороги, приехали,
когда здесь начали строить метро.

155

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Анатолий Бурыкин

Родился в 1940 году в селе Мольково Смоленской области
(Россия). На момент начала Великой Отечественной войны
ему не было и года. С трех лет был узником нацистского
концлагеря Заксенхаузен. В 1959 году приехал жить и
работать в Узбекистан.

– Папа погиб на фронте в 1943 году. отдельные зоны. Мы, а также укра-
В сентябре этого же года маму и нас инцы, сербы и хорваты жили на
с братом насильно угнали в Гер- «Руссе штрассе» («Русской улице» –
манию. В нашей деревне остались прим.). Здесь находился в заключе-
только старики, среди них была и нии и сын Сталина.
моя бабушка. Мать рассказывала,
что нас сначала привезли в Лейп- В других секциях были англичане
циг. Но там была страшная бомбар- и французы. Их почему-то не гоня-
дировка, поэтому пленных отправи- ли на тяжелую работу, в основном
ли в Заксенхаузен – огромнейший поручали что-то на территории ла-
лагерь, который подразделялся на геря. Они даже имели возможность
получать посылки от родных. Взро-

156

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

слых с нашей улицы ранним утром Анатолий Бурыкин с соседом по концлагерю (фото из домашнего архива).
гнали на завод, мама там занима-
лась упаковкой каких-то металличе- протаранив ворота, в Заксенхаузен
ских изделий. У детей брали кровь заехал танк Красной армии. Тан-
для раненых немецких солдат. И мы
шли, потому что в медчасти нам да-
вали что-нибудь съестное…

Однажды, помню, я зачем-то взял
камень и бросил его через забор. Он
попал в ребенка – вокруг концлаге-
ря стояли жилые дома. Его мать –
немка – пожаловалась коменданту
лагеря, и он меня чуть не пристре-
лил. Я бежал от него без оглядки,
сербы – соседи по баракам – спря-
тали меня, закопав в куче угля. Ве-
чером комендант пришел к нам, ты-
кал мне в живот пистолетом, а мама
умоляла его на коленях сохранить
мне жизнь…

Под конец войны началась страш-
ная бомбежка. Все жилые дома во-
круг лагеря были разбиты, но в бара-
ки с заключенными ни одна бомба
не попала. Видимо, наши летчики
все четко рассчитали. После этого,

157

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

кисты убили коменданта, который основном это были люди, сотрудни-
был очень жестоким человеком. чавшие с фашистами. Мы с братом
шатались вокруг, голодные и испу-
Тогда на улицах был хаос, одни за- ганные.
ключенные тащили сахар и все, что
можно было съесть, из кондитер- Больше месяца мы оставались
ского завода, который находился в лагере, а потом нас посадили на
рядом. Другие – бежали из лагеря, в поезд и отправили домой. Мать на-

158

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

значили комендантом поезда, она подбирали людей. Когда стояли в
формировала списки пассажиров. Варшаве – я хорошо запомнил этот
Мы ехали на больших платформах город – он казался абсолютно без-
под открытым небом. Когда шли людным. Там жило очень много ев-
дожди, люди защищались брезен- реев, их всех истребили.
том. Это был очень долгий путь,
мы постоянно останавливались, Когда поезд простаивал, мы с дру-
гими детьми играли, прыгали по

159

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

платформе. Однажды я запрыгнул ная совершенно случайным обра-
на поезд, который стоял рядом, а зом. На ней я и один из наших со-
он взял и тронулся. Все военные, седей по лагерю – серб. Уже после
которые ехали с нами, стали мне освобождения мы с ним ходили в
кричать: «Прыгай, прыгай!». И я немецкий зоопарк. Он предлагал
прыгнул, к счастью, они меня пой- моей матери забрать меня к себе
мали. А то пришлось бы ехать назад на воспитание. Жизнь тогда была
в Германию. Мама за это «угостила» страшная: в то время никто не знал,
меня хорошей взбучкой. где он окажется в итоге и как жить
дальше, везде были голод и разру-
У меня есть одна единственная ха. Но она, разумеется, отказалась
фотокарточка тех времен, сделан- от такой помощи.

Жизнь после освобождения оста-
валась трудной, вплоть до 1950 года
это был настоящий кошмар. По
прибытии маму поместили в филь-
трационный лагерь. Там вели рас-
следование, допрашивали всех о
сотрудничестве с нацистами. Нас
вскоре отпустили, и мы поехали
в наше родное село. Здесь нас не
ждало ничего хорошего. Все вокруг
было выжжено, наш дом был раз-
рушен, жить было негде. Нам дали
маленькую комнатку в школе, но
разве это была нормальная жизнь?

160

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Поэтому, когда стали заселять Ка- ных снарядов и бросил его на дере-
лининград, мы поехали туда, ведь во. Однако произошло несчастье –
переселенцам давали подъемные эта горящая часть упала назад ему
деньги, квартиру и работу. на голову. Тогда он сильно обгорел,
пришлось даже вызывать самолет,
Еды было мало, карточная систе- чтобы доставить его в больницу. Вот
ма на хлеб в Калининграде сохраня- такие опасные игрушки у нас были.
лась почти до 1949 года. Мама ходи-
ла на работу, а мы с братом стояли
в очереди за продуктами. Так как
папа погиб на фронте, нас опреде-
лили в сад, а мама получала какое-
то пособие на нас. Это помогало
выжить. Сейчас в наших магазинах
просто рай, есть все, что душе угод-
но. А тогда мы откапывали в поле и
ели гнилую картошку, варили борщ
из крапивы, ловили мелких рыбе-
шек.

Игрушек в привычном понима-
нии у нас не было. За нашим домом
стояли подбитые танки, артилле-
рийские орудия. В лесу и в реке мы
постоянно находили винтовки, ав-
томаты и каски. Помню, наш зна-
комый мальчишка поджег головку
одного из оставшихся здесь термит-

161





МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Нина Ананьева

Родилась в 1937 году в Смоленске (Россия).
В годы Великой Отечественной войны в
пятилетнем возрасте была угнана с семьей в
Германию. Бывшая узница концентрационного
лагеря Бухенвальд.

– Когда началась война, отец сра- выгнали всех людей на улицу, кто в
зу ушел на фронт, а мать осталась с чем был, а на дворе стоял февраль
пятью детьми. Несмотря на то, что 1942 года. Всех погнали к желез-
мне было всего пять лет, я хорошо ной дороге, собрали на товарных
помню время, когда немцы только платформах и повезли в неизвест-
пришли в город. В начале они отно- ном направлении. Ехали мы долго,
сились к нам хорошо, давали еду и было очень тяжело, стояли страш-
кусковой сахар. Но это продолжа- ные морозы, мы все были закоп-
лось недолго. ченные от дыма и гари паровоза.
Мама, к счастью, успела захватить
Солдаты других немецких подра- что-то из одежды, какие-то одеяль-
зделений, которые пришли следом,

164

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

ца и все время пыталась нас собой Кругом колючая проволока под
обогреть, обнимала, прятала, как электрическим напряжением, ве-
цыплят, и все молилась, чтобы Бог зде ограждения, горят фонари, не
спас хотя бы детей. сбежать, малейшее движение в сто-
рону – расстрел. Мы жили в ветхих
Сначала нас привезли в Польшу. бараках. Каждый день мать с се-
Но здесь все лагеря были перепол- строй, которой на тот момент шел
нены, и нас отправили в Восточную семнадцатый год, и других взро-
Германию. Так мы попали в печаль- слых выгоняли работать, а мы –
но известный концлагерь Бухен- дети – оставались в бараке.
вальд.

165

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Кормили нас сырой мерзлой кар-
тошкой, иногда давали кусок чер-
ного сухого хлеба. Я не знала, куда
маму с Фросей уводили каждый
день, на какие работы. Уже намно-
го позже, когда я, будучи взрослой,
приезжала к ней после войны, се-
стра показала страшные рубцы на
бедрах от ремней. Немцы в концла-

166

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

гере не только заставляли их рабо- хенвальдский набат». Я спрашива-
тать, но и били, издевались, наси- ла у сестры, почему звонят колоко-
ловали… ла. Помню ее страшный ответ – они
звонят, когда людей ведут в газовые
Поэтому мама с сестрой никогда камеры. А колокола звонили посто-
не рассказывали, куда они ходили, янно…
берегли нас, чтобы не пугать. По
ночам мама, накрывшись с головой Людей убивали, травили и сжигали.
одеждой, тихо и горько плакала. А Этот страшный черный дым от со-
нам она старалась даже вида не по- жженных людей до сих пор со мной.
казывать. Сестра рассказывала, что Каждый день мимо нашего барака
меня с братом однажды увели куда- проходили толпы людей, их вели на
то. Вернулись мы бледные, по всей смерть. Не знаю, как нам всей се-
видимости, у нас брали кровь, мы мьей удалось там остаться живыми.
были еле живы. Повзрослев, я говорила про себя, что
Господь нас помиловал.
У матери на руке было клеймо –
цифра 98. Я спросила сестру, а по- Мы пробыли в концлагере до са-
чему у нас, детей, не было клейма. мого окончания войны. Я не помню,
Она ответила, что лагеря были на- как нас освободили. Помню только,
столько переполнены взрослыми, что в лагере был шум, люди кри-
что на детей тогда даже не обра- чали. Многие, заслышав, что идут
щали особого внимания, просто не советские войска, бросались на ко-
успевали клеймить всех… лючую проволоку чтобы выбраться,
а она все еще была под напряжени-
В ушах тогда постоянно стоял ем. Они умирали…
протяжный колокольный звон,
он часто возвращается и сейчас. Сестра рассказывала, когда при-
Именно о нем поется в песне «Бу- шли солдаты и начали освобождать

167

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

пленных, многие им падали в ноги У нас не было детства. Я провела
от радости, обнимали их, плакали. 11 лет в детдоме, где было холодно
и голодно. С едой было плохо. Мы
В родном Смоленске, куда мы все время недоедали. Чтобы у детей
вернулись, было мало хорошего. не было рахита, нам давали рыбий
Наш дом разбомбили немцы, затем жир и 125 граммов хлеба на день,
пришла похоронка – отец погиб в хочешь – сразу ешь, хочешь – рас-
Кёнигсберге 8 мая 1945 года. Мама тягивай. Зимой мы этот хлеб зака-
прожила тоже совсем недолго. пывали в землю, потому что мер-
Здоровье ее было подорвано, она злый хлеб дольше жуется. Бывало,
постоянно болела. Сразу после ее что старшие забирали и эти крохи.
смерти мы попали в детский дом в
городе Вязьма. Тогда нас выкормил лес – там тра-

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

ва, ягоды, щавель. Мы их срывали гите мир, Родину, своих родителей!
да ели. У меня была одна фотогра- Чтобы над нами всегда было чистое
фия с детдома, мы на ней вместе с небо, мир и согласие!
братом и сестрой стоим оборван-
ные, в коротких пальтишках. Жа-
лею, что не сохранила, на ней мы
были вместе, но слишком болез-
ненные это были воспоминания, и
я ее разорвала…

Меня долго не отпускали воспо-
минания о том, что нам пришлось
пережить. Я и сейчас сильно нерв-
ничаю, не могу смотреть фильмы
про войну. Это очень тяжело. Я бы
пожелала молодым, чтоб они боль-
ше читали литературу о войне,
осознавали, какой путь мы прошли,
что чувствовали и пережили. Чтобы
они не поддавались никаким про-
вокациям и берегли хрупкий мир,
чтобы им не пришлось окунуться в
тот ад, который видели мы – дети
войны. Мы знаем и голод, и холод,
и смерть, вы – дети мирного вре-
мени, и этого не знаете. Не относи-
тесь к этому с безразличием. Бере-

169

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Клавдия Галимова

Родилась в 1940 году в Ташкенте. Годы Великой
Отечественной войны провела здесь же. Кандидат
биологических наук, старший научный сотрудник
Института ботаники Академии наук Узбекистана.

– Наша семья в годы войны жила В каждом дворе росли высокие то-
в районе старого, так называемо- поля, урючины, крымские сосны,
го «русского Ташкента». Сейчас белые и розовые магнолии, а в кон-
на этом месте находится площадь це переулков обязательно находил-
«Мустакиллик». Наш дом с колонна- ся небольшой сквер с клумбами
ми, лепниной и большой террасой цветов. Улицы пересекали арыки с
ранее принадлежал офицеру цар- быстрой прозрачной водой, и летом
ской армии. детвора каталась по ним в корыте
для стирки.
Помню этот удивительный одно-
этажный Ташкент военного вре- Мы, дети военных лет, были бес-
мени, весь утопавший в зелени. страшными, могли целыми днями

170

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

оставаться дома одни: я, трехлетняя Однажды ночью такой шест про-
девочка, и маленький годовалый тиснулся в окно генеральши – но
братик Вадим. Папа был на фронте, не тут-то было! Бравая женщина
а маму и старшую сестру Елену ча- проявила бдительность и смекалку,
сто отправляли на разные сельско- выхватив его у грабителя, который
хозяйственные работы. в спешке ретировался, перемахнув
через забор.
Помню, как в город потянулись
эшелоны эвакуированных. Нас, Военные зимы были холодными и
местных жителей, стали «уплот- снежными, мы топили дом углем, а
нять» – подселять приехавших лю- еду готовили на примусе-керогазе.
дей. В наш дом прислали сразу
несколько семей. В одну из ком-
нат въехала жена генерала с двумя
детьми, это была суровая, неразго-
ворчивая женщина внушительной
комплекции.

В то полуголодное военное вре-
мя, хотя Ташкент считался городом
хлебным, процветало небывалое
воровство. Преступники использо-
вали длинные деревянные шесты с
крючками, которые они ночью лов-
ко просовывали в открытые окна.
Уловом для них служило все, что
можно было вытащить таким спосо-
бом через оконные решетки.

171

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

По переулкам днем проходила под- чальника разведотдела Туркестан-
вода с лошадью, и возница кричал ского военного округа.
на всю улицу: «Керосин, кому керо-
син!» Мне на всю жизнь запомнился
день, когда папа вернулся с фронта.
Мой отец, полковник Ашраф Гали- В один из декабрьских дней 1944  года
мов, был заместителем начальника я услышала плач младшего брата
штаба по разведке второй гвардей- и со всех ног бросилась в комнату.
ской танковой армии. Он участво- Там, под портретом Сталина, стоял
вал в битве на Курской дуге, в боях высокий мужчина в военной форме,
за освобождение Варшавы. В декаб- он смеялся и ликующе подбрасывал
ре 1944-го он был отозван с фронта моего братишку на своих руках. Ма-
и занял должность заместителя на- лыш заливался в плаче и, не пони-
мая причины веселья, пытался выр-
ваться из рук незнакомца. А тот все
подбрасывал его и смеялся. Потом
мужчина заметил меня и бросился с
распростертыми объятиями, а я все
смотрела и не узнавала, кто же это.

Этот человек и был мой папа! Мы
были совсем малышами, когда он
ушел на войну, и тогда даже не пом-
нили его лица. Так в нашу жизнь во-
шла радость.

Хорошо помню канун нового по-
бедного 1945 года. Два солдата
принесли в дом огромную елку,

172

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

она доставала своей верхушкой до вырулил в наш переулок и долго не
самого потолка. Запах душистой мог развернуться, и мы выбежали
смолистой хвои кружил голову. Мы всей улицей поглазеть на него.
украсили красавицу ель, как могли:
конфетами, орехами в серебряных Все мы – и коренные ташкентцы,
обертках. Это был наш первый Но- и эвакуированные, семьи, соседи,
вый год в кругу семьи, потому что друзья, люди разных националь-
без папы мы раньше не отмечали ностей, помогали и поддерживали
никаких праздников. друг друга, как могли, в трудные во-
енные годы. Мы ждали изо всех сил
В январе 1945 года отец был отко- день, когда, наконец, закончится эта
мандирован с миссией в Иран, и в страшная война, унесшая миллионы
День Победы 9 мая мы оказались жизней. И вот он наступил – этот дол-
один на один с братом, потому что гожданный День Великой Победы!
мама и сестра были заняты на рабо-
те. В небе с раннего утра низко ле-
тали самолеты, они гудели, напол-
няя гулом все окрестности. Шум и
грохот нарастали, звуки стали оглу-
шительными, и мы забежали в дом.
Вадим от страха даже спрятался
под стол. Позже мы поняли, что это
был не налет немцев, а парад воен-
ной авиации.

На следующий день по улице гро-
хотала военная техника, шли танки.
Помню, как один танк по ошибке

173

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Фаина Махаева

Родилась в 1939 году. Во время Великой
Отечественной войны жила в селе Ленинское
Джамбульской области (Казахстан). На момент
нападения фашистов ей было два года.

– Жизнь в тылу была не легче, чем а нередко и незнакомых людей, мы
на полях сражений. Просто выжить смогли пережить то время.
тогда было уже настоящей удачей.
Хотя в те годы я была совсем ма- Родилась я в Казахстане, в селе
ленькой, но дни, когда страна вое- Ленинское Джамбульской области,
вала с проклятым врагом, помню до в 1939 году. Здесь прошли мое дет-
сих пор. И это не только воспомина- ство и юность. Я была совсем ма-
ния, связанные с трудностями быта ленькой, когда началась война, и
и голодом, такое пережила каждая как многие дети первые годы жиз-
семья. Это и детские впечатления ни помню смутно. Говорят, запо-
о доброте, помощи соседей друг минается самое эмоциональное.
другу. Думаю, что во многом благо- Хотя я не слышала разрывов бомб
даря поддержке родных и близких, и снарядов, не видела оккупантов,
яркие впечатления раннего детства

174

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

навсегда остались в моей памяти. У нас была большая семья: отец,
Многие уже с ранних лет понимали: мать и четверо детей – три девоч-
нам так тяжело, потому что стра- ки и мальчик. Когда началась вой-
на ведет священную войну, и она на, отца сразу забрали на фронт.
затрагивает каждого: и солдат, и Мама рассказывала, что наш папа
тех, кто остался в тылу, и взрослых, служит в пехоте, находится на пе-
и детей. реднем краю боев с фашистами.

175

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ Мы все скучали по нему и ждали
его возвращения. Единственной
176 ниточкой, связывавшей солдат с
родными во время войны, были
фронтовые письма. Ведь семьи тог-
да разлучались моментально и на
долгие годы, а иногда – навсегда.
Весточки от отцов все ждали с не-
терпением.

Став взрослой, я осознала, что по-
явления почтальона в каждом доме
одновременно и ждали, и боялись:
вести могли быть не только хоро-
шими, но и трагическими. В нашей
семье так сложилось, что через
какое-то время весточки от папы
перестали приходить, и эта неиз-
вестность казалась иногда просто
невыносимой. Через некоторое
время нам сказали, что отец пропал
без вести. Мы, маленькие дети, не
понимали, что это такое, но было
очень грустно и тяжело.

Я была самой младшей, обо мне
заботились сестры, потому что
мама работала с утра до вечера.

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Жили мы бедно, в однокомнатном
бараке с саманной крышей, из ме-
бели были только стол и два стула.
Комната отапливалась печкой, сде-
ланной из кирпичей. На ней спали
брат и сестры.

Однажды мама уехала в Джам-
бул и долго не возвращалась. Мы
целый день сидели голодные и не
знали, что с ней и когда она придет
домой. Тогда наша старшая сестра
собрала по углам какие-то крошки,
смешала с куриными отрубями и
испекла маленькую лепешку. В тот
вечер мы немного поели, но семье
предстояло пережить еще много го-
лодных дней…

Мы, как могли, пытались выжить.
Главное было – утолить голод, кото-
рый иногда становился невыноси-
мым. Хорошо помню, как мой брат
постоянно спрашивал маму, когда
же мы сможем вдоволь наесться
хлеба? Став взрослой, я хорошо
поняла свою маму. Сейчас сердце
кровью обливается от переживаний

177

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

и боли за нее, как она хотела накор- одной из соседок был муж офицер,
мить всех нас и не могла. Она бра- он прислал своей жене кусок краси-
лась за любую работу, только бы у вой ткани, что в те годы было боль-
ее ребятишек был хлеб… шой роскошью. Помню, мне тоже
сшили из нее платьице, и в нем я,
Мы собирали грибы, ходили ча- щеголяя, пошла с мамой в парк на
сто на поле, где выращивалось зер- праздник 1 Мая. Я была счастлива
но. Конечно, поля охранялись, нам в этой обновке, хотя у меня совсем
лишь выпадало счастье бродить не было обуви, и, как обычно, я хо-
по полям уже после тракторов и дила босиком.
убранного урожая и собирать ред-
кие оставшиеся колоски. Но и это В 1946 году в семье случилась не-
была еда, а значит силы и жизнь. ожиданная радость: домой вернул-
ся наш папа, считавшийся пропав-
Помню, как-то на крышу наше- шим без вести. Оказывается, после
го барака пришла кошка и прине- одного из тяжелых боев их часть по-
сла откуда-то кусочек курдюка. Это пала в окружение, отец оказался в
было неимоверное счастье. Тем не плену у фашистов. В те годы это оз-
менее, мама часть оставила нам, а начало предательство, и отцу при-
часть – отнесла соседке. Тогда мы шлось пережить еще много непри-
часто помогали друг другу, навер- ятных моментов в мирной жизни,
ное, такие добрососедские отноше- но это совсем другая история.
ния позволили всем нам пережить
те сложные годы. Между тем, жизнь налаживалась,
я повзрослела, вышла замуж, окон-
Встречались и небольшие радо- чила биологический факультет.
сти, которые мы, дети, восприни- Воспитали с мужем двух дочерей,
мали со свойственной нам непо- которые работают медсестрами.
средственностью и оптимизмом. У

178

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Есть пять внуков, пять правнуков. нынешний достаток и благополу-
Всегда говорила детям и внукам, чие завоеваны нашими предками
не устаю повторять молодому поко- тяжелым трудом, мужеством и ге-
лению: цените наши мирные дни, роизмом на полях сражений.
трудитесь, не покладая рук, ведь

179

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Владимир Тихонов

Родился в 1939 году в Чирчике, где и провел
годы Великой Отечественной войны. Физик-
электронщик, работал начальником цеха и
инженером в конструкторском бюро завода
«Фотон».

– Нас в семье было трое: я, мой через уже вовсю полыхавшую в огне
старший брат Виталий и младшая войны Россию. Мне эти дни показа-
сестра Наташа, родившаяся за ме- лись вечностью.
сяц до наступления фашистов. Ле-
том 1941 года мы жили у родствен- Мой четырехлетний брат Виталий
ников в Ленинградской области. Я был так напуган фашистской бом-
помню, какая там тогда творилась бежкой, что стал сильно заикать-
суматоха. Мы в спешке успели сеть ся – это сохранилось у него на всю
в поезд прямо под бомбежкой не- оставшуюся жизнь. Я и сам, види-
мецкой авиации, чтобы вернуться в мо, от страха всего пережитого, до
родной Чирчик. Ехали тогда 13 дней, двух с половиной лет совершенно
не говорил. Это вызывало большую

180

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

тревогу у моих родителей, они ду- ки: мою и Виталия. Он свято верил,
мали, что я, не дай Бог, так и оста- что именно фотографии любимых
нусь немым. сыновей оберегали и спасали его от
гибели на полях сражений.
Мой папа ушел на фронт в
1942 году, он служил командиром Мои бабушка и мама все четыре
взвода разведки на Воронежском года войны, пока папа был на фрон-
фронте, был ранен в битве на Оде- те, тайком от нас читали молитвы за
ре. Через всю войну пронес в кар- здравие и дали обет Всевышнему:
мане гимнастерки две фотокарточ- если папа вернется с войны живым

181

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

и здоровым, они нас покрестят в ей были положены дополнительно
церкви. В конце 1945 года уже после полбуханки хлеба.
возвращения отца бабушка сдер-
жала свое обещание, и нас тайком Мы, малыши, одни затемно с че-
покрестили в Троицком монастыре тырех часов утра шли занимать оче-
возле Чирчика. редь за хлебом. Нам на руках писа-
ли номер, чтобы каждый знал, кто
В военные годы нам постоянно за кем стоит. Хлеб начинали давать
хотелось кушать, мы переходили на по карточкам в девять утра. Не дай
«подножный корм», особенно вес- Бог было потерять эти драгоценные
ной. Ели молодые листья виногра- карточки. Это означало голодную
да, растения, которые мы называли смерть. Однажды у моей мамы их
«лепешечки», зеленый урюк. Наша украли прямо из сумочки, и целый
мама один раз в месяц сдавала месяц мы жили впроголодь.
кровь в донорском пункте, и за это
Зимой дома топили углем, его ча-

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

сто не хватало. Тогда соседские под- гие погибали прямо под колесами
ростки шли воровать уголь прямо с поезда.
эшелонов проходящих поездов –
они запрыгивали в медленно иду- 20 апреля 1945 года папа вернулся
щий товарняк и скидывали оттуда домой. Мы заранее готовились всей
уголь лопатами прямо на землю. семьей ехать из Чирчика в Ташкент,
Сколько было из-за этого страшных чтобы встречать его на вокзале.
увечий, даже отрезанных ног! Мно- Дядя Василий достал машину – по-
луторку, и мы чинно двинулись в

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

путь, трясясь по булыжной дороге. сказал: «Смотри, Вовка, во все гла-
Вокзальный перрон встретил нас за! Считай ордена на груди! Тот, кто
шумом толпы, звуками оркестра. с пятью орденами и будет твой пап-
Это были незабываемые мгновения ка!»
встречи пришедших с войны отцов,
сыновей и братьев. Я не отвлекался, сосредоточен-
но считал и пересчитывал ордена
– Как же я узнаю отца? – думал я. – и медали всех новоприбывших на
Ведь я его совершенно не помню. перрон. Наконец, один офицер вы-
Дядя Василий хитро прищурился и шел из вагона: у него было два орде-
на «За отвагу!», два – «Красной звез-
ды», одна медаль «Отечественной
войны 1 степени». Все совпадало!
Ровно пять!

Да, это был он, старший лейтенант
Николай Тихонов, 30 лет от роду,
мой родной и любимый папа. Он
тогда сгреб нас всех в охапку, долго
обнимал. На обратном пути я не мог
наглядеться на него, а он все обни-
мал нас, смеялся, удивляясь, как мы
выросли.

Еще он был поражен тому, как чи-
сто я говорю. Ведь, когда он уходил
на фронт, я был совершенно не-
мым, а тут болтал без умолку.

Папа был очень смелым, кри-

184

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

стальной честности человеком. За Его девизом было не бояться труд-
подвиг на Курской дуге ему хотели ностей. Быть честным с самим со-
дать звание Героя Советского Сою- бой и никогда не поступаться прав-
за, но его критика и прямые выска- дой ради выгоды. Я благодарен ему
зывания не понравились руководст- за это безмерно и на всю жизнь.
ву. Но отца это ничуть не огорчило.
Так он воспитал и нас.

185

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Фаина Шеронова

Родилась в 1934 году в деревне Вьюшково
Ивановской области (Россия). На момент начала
Великой Отечественной войны ей было семь лет.
Ветеран труда, большую часть жизни проработала в
текстильной промышленности.

– Папа ушел на фронт в августе как только он отплыл, у нее от вол-
1941 года. Он поцеловал всех нас нения начались схватки и преждев-
и вышел за дверь, а мама, бере- ременные роды.
менная младшей сестрой, пошла
провожать его. Мужчин на фронт Младшая сестра родилась недо-
отправляли всей деревней, я ни- ношенной, она была слабенькой
когда не забуду этот женский плач. с рахитом. Но, как ни странно, ей
Транспорта не было, а от нашей удалось выжить в те суровые годы.
деревни до города было около 20 При этом мама умерла в 1943 году:
километров. Мама дошла с папой во всем виновато истощение. У нее
до Волги, не хотела его отпускать, а на нервной почве пропало моло-
ко, а надо было как-то прокормить

186

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

младшенькую и нас, остальных ше- воде, заворачивала его в марлю, и
стерых детей. В соседней деревне подвешивала над люлькой сестрен-
был пустой магазинчик, куда при- ки, периодически давая ей сосать.
возили хлеб и распределяли на всю
деревню. Нам давали одну булку Еще нам давали комбикорм, ко-
черного хлеба на восемь человек, и торым сейчас кормят свиней, а по
мама свой кусочек прятала высоко праздникам – килограмм черной
на полочку, а потом размачивала в муки. Мама пряла шерсть, вязала
носки и отправляла на фронт. По-

187

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

188

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

том она простыла и слегла от сла- были пленные. Помню, как наши
бости и истощения. Сестра, пом- солдаты с собаками вели фрицев
ню, побежала в лес, принесла ей в фуражках со свастикой. Я тогда
малину, а она уже мертвая. После очень боялась фашистов, наслу-
смерти мамы хлеба мы больше не шавшись страшных рассказов о
видели. войне. Да и брат нас никуда далеко
от дома не отпускал.
Самому старшему брату Федору
тогда еще шестнадцати не было, а Все годы войны с нами было
мне исполнилось девять лет. После ощущение голода. Это было са-
смерти матери нам в колхозе поче- мое страшное. Когда снег таял,
му-то больше ничего не давали. Не мы ходили и откапывали мороже-
знаю, как так получилось. Приходи- ную картошку, ели ее практиче-
ла бабушка, помочь она нам ничем ски сырой. Старший брат ставил
не могла, у нее у самой оставалось самовар, насыпал в миску немно-
дома девять детей. Она заходила и го муки, помешивая, вливал туда
сразу шла к родительскому сунду- воду и варил без соли и масла,
ку, растаскивала то, что от мамы пока не загустеет. Получалось что-
осталось. то вроде клейстера, который дела-
ли для обоев.
Мы тогда остались ни с чем, жили
сами по себе, никто нам не помо- Мы набрасывались на эту кашу,
гал. Ни света, ни радио, ни спичек не дожидаясь когда остынет, ели,
не было, братья разжигали огонь, обжигая все во рту. Она казалась та-
высекая искры камнями. кой вкусной тогда. Это была самая
лучшая еда. Потом Федора забрали
Над деревней постоянно летали на фронт. Его письма приходили из
самолеты, но нас не бомбили. Нем- Болгарии и Румынии. После войны
цев я видела только издалека. Это

189

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

он остался в Киеве, прожил там всю про Узбекистан, говорил, какие тут
свою жизнь. люди добрые, гостеприимные и
внимательные.
В день, когда объявили победу,
я даже не сразу поняла, что про- Папин брат не вернулся с фронта,
изошло, ведь мне тогда исполни- так и пропал без вести. Хуже того, из
лось только 11 лет. Папа вернулся нашей деревни почти никто не вер-
с войны раньше – зимой 1944 года. нулся с войны, только двое или трое.
По состоянию здоровья его комис- В День Победы они как-то тихо ра-
совали с тяжелыми ранениями и довались, даже боялись слова лиш-
контузией. После фронта он сразу него сказать вслух. Помню только,
попал в один из госпиталей Таш- папа повесил над домом красную
кента, а потом вернулся домой в ткань, на которой мой средний брат
Россию. Не раз он, рассказывая написал «День Победы».

Потом я закончила текстильное
училище, вышла замуж, переехала
с мужем в Ташкент. Здесь все было
так, как папа рассказывал: «Когда
поедешь в Ташкент, там тебе мо-
локо на дом будут носить, лепешки
вкусные кушать будешь». Шестьде-
сят пять лет уже живу здесь, и ни-
кто меня никогда ни разу не оби-
дел. Дочка родилась у нас, внуки
и правнуки есть. Тридцать восемь
лет я проработала на текстильном
комбинате.

190



МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Ильяс Бурнашев

Родился в 1930 году в селе Азеево Ермишинского
района Рязанской области (Россия), где и провел
годы Великой Отечественной войны. В 1963 году
приехал в Узбекистан.

– Мне было десять лет, когда нача- Воронежем и остался без ноги.
лась война. Нас в семье было семь Сначала его отправили в больни-
братьев, две сестры и папа с мамой. цу на Урал, а потом – долечиваться
Я был самым младшим. Старшие в Ташкент. Другой брат Мухаммед
братья, конечно, сразу ушли на вой- прошел всю войну, он защищал
ну. Один из них – Абдулла – был при- Мурманск, участвовал в боях по ос-
зван на фронт из Андижана, куда он вобождению Норвегии. Только че-
уехал по окончанию седьмого клас- рез год после окончания войны он
са. Он погиб в первые дни войны… вернулся домой.

Самый старший – Абдурахман – Еще одного брата призвали в тан-
подорвался на минном поле под ковые войска, сразу на фронт он не

192

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

попал, служил под Москвой. Его ди- года старше меня. Папу, выпускни-
визия участвовала в нескольких па- ка каирского медресе Аль-Азхар,
радах на Красной площади во время на фронт не взяли, так как к началу
войны. В 1943 году он участвовал в войны он был уже пожилым. Тем не
боях за освобождение Харькова, а менее он вносил свой вклад в нашу
после войны отправился служить на Победу. Тогда очень не хватало
Дальний Восток. мужских рук, и он пошел работать
на мельницу. В то время дети быс-
Из всех братьев дома остались тро взрослели, мы, как и взрослые,
мы с Идрисом, который был на два

193

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ трудились с утра и до ночи на сель-
хозработах – бороновали и разрых-
194 ляли почву.

Немцев я не видел. Когда фашист-
ские войска вступили на террито-
рию Рязанской области, взяли Ми-
хайлов и начали бомбить Рязань,
среди населения началась пани-
ка. Немцы раскидывали листовки
с самолетов над округой. В нашей
деревне стали готовиться к нападе-
нию. На пригорке построили дзот,
привезли для этого специалистов,
материалы и оборудование. Мы ко-
пали окопы, всю деревню опоясали
ими. А потом стало известно, что
немцы отступили.

Школьных занятий практически
не было. Приходим, два урока отси-
дим, а потом идем с учительницей
копать картошку. На другой день
придем, два часа учимся, и опять
идем на молотилку снопы подавать.
Часто работали на лугах: бригада
рабочих косила траву, а мы, школь-
ники, собирали ее в копны.

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Неделями жили в шалашах. Лоша-
дей и вообще никакого транспорта
не осталось, все забрали на фронт,
поэтому мы возили снопы на коро-
вах и быках.

Наших детских силенок не всегда
хватало, чтобы удержать этих сво-
енравных животных. Они бежали
от нас, тащили поклажу в лес, не
слушались. Мы пытались их оста-
новить и приструнить, обдирали до
крови все коленки и локти. Завезет
нас так скотина в лес, мы посидим
там, поревем, успокоимся и дальше
идем в село.

Мама оставалась дома на хозяй-
стве: у нас был огород, сад, коровы,
овцы, куры, индюки, за них надо
было платить налог на фронт. Стар-
шую сестру вместе с остальными
молодыми женщинами сразу за-
брали на трудовой фронт строить
химкомбинат в городе Березни-
ки Пермского края. Оттуда, после
окончания стройки, их сразу же пе-
ревезли в Казахстан для возведения

195

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Карагандинского металлургическо- нувшийся без ноги, кое-как смог до-
го комбината. Сложное было вре- биться, чтобы ей дали отпуск. Она
мя, их никуда не отпускали оттуда, приехала, и брат уже не отпустил ее
не давали ни отпусков, ни отгулов. назад.
Была только работа и сон.
Победу я помню хорошо. Сначала
Когда наш отец заболел ветрян- телефонисты из райцентра, а это
кой и умер в 1944 году, сестра даже 20 километров от села, позвонили
не знала об этом, и мы не могли ей в отделение на нашу почту и сооб-
сообщить. Потом Абдурахман, вер- щили эту радостную весть. Потом

196

ВОСПОМИНАНИЯ УЗБЕКИСТАНЦЕВ ОБ УЖАСАХ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

наша почтальонша с телефонистом лось бы пожелать молодым, чтобы
вышли и стали кричать всем про- дружили все между собой, чтобы по-
хожим: «Война кончилась! Война читали старшее поколение, берег-
кончилась!». И все, кто слышал эти ли память, уважали тот неимовер-
радостные вести, передавали друг ный труд, вложенный в общее дело
дружке по цепочке. Мы, ребятиш- победы над фашизмом, и огромные
ки, бегали от дома к дому и кричали, человеческие жертвы, которыми
что война окончена. Слова радости она была оплачена. С Днем Великой
и одновременно женский плач были Победы!
слышны повсюду…

У нас было большое село с пятью
мечетями и более 30 двухэтажными
купеческими домами. Здесь было
свыше трех тысяч жителей и в каж-
дой семье – по семь-девять человек.
Многие ушли на фронт и не верну-
лись, поэтому мало кто любил вспо-
минать о войне. Никто из моих бра-
тьев, вернувшихся с фронта, ничего
не рассказывал. Да и мы, понимая,
что им пришлось пережить, не рас-
спрашивали.

Девятое мая для нас большой се-
мейный праздник. Мы справляем
его каждый год. Бывает, что на него
собирается и по 30 человек. Хоте-

197

МАЛЕНЬКИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ

Иван Гришков

Родился в 1933 году в Краснодарском крае
(Россия). В первый год Великой Отечественной
войны ему исполнилось восемь лет.

– В нашу станицу Курчанская Помню наш караван – десятки
Краснодарского края фашисты при- подвод и настоящая людская река,
шли осенью 1942 года. Папа тогда подгоняемая немцами. В основ-
уже ушел на фронт, а мы остались ном, это были женщины, старики и
с мамой – я и младшая сестра Ма- дети. Мы шли вперед, несмотря на
руся. Немцы затолкали нас под ду- постоянные авианалеты. Когда при-
лами автоматов в колхозный сарай, летали самолеты, все прятались в
он был битком забит народом, все оврагах от бомбежек, затем снова
боялись, что гитлеровцы могут в вставали на ноги и брели в неиз-
любую минуту поджечь нас. Так мы вестном направлении.
провели два месяца, затем всех лю-
дей из станицы в спешке отправили В какой-то деревушке нас всех по-
в оккупационный лагерь. грузили на баржи и вывезли в пе-
щеры возле Керченского пролива.

198


Click to View FlipBook Version
Previous Book
AGENDA NILAI NILAI DASAR PNS
Next Book
แคตตาลอคถุงมือ