The words you are searching are inside this book. To get more targeted content, please make full-text search by clicking here.

Паршин Ігор "Ирония Жнеца"

Discover the best professional documents and content resources in AnyFlip Document Base.
Search
Published by khersoncbs.disk, 2020-07-13 03:08:23

ihor-parshyn

Паршин Ігор "Ирония Жнеца"

Ирония Жнеца, или С легкой смертью!

Сверху город казался россыпью разноцветных стразов на
черной бархатной подушке ночи. Еще чуть-чуть, и наступит
последний день в этом году. Но пока еще 30 декабря, до конца
рабочего дня остается совсем немного, а план еще не выполнен. Об
этом мрачно думал Жнец, стоя на краю крыши многоэтажки и
наблюдая с высоты за неспешной жизнью города. Длинный плащ из
плотной черной ткани скрадывал его фигуру, делая похожим на
замершего в ожидании вещего ворона. Изысканно-готичное бледное
лицо под капюшоном плаща было бесстрастным, но пальцы с
длинными угольно-черными ногтями нетерпеливо процарапывали
бороздки на бетонной корзине с фруктами, украшавшей угол
крыши. Нужно еще готовиться к завтрашнему корпоративу,
который по традиции устраивал Шеф, потому Жнец жалел, что не
может управлять временем, чтоб подогнать то, что скоро должно
случиться. Он знал обо всем, что тут произойдет в ближайшие пять
минут и готовился закончить свою работу на сегодня.

Вот за пару улиц отсюда вдоль домов идет, шатаясь, пьяный
бомж. У него в кармане лежит заточенная отвертка - он собирается
убить охранника круглосуточного супермаркета за то, что тот
прогнал его прочь от магазина: отвратительного вида попрошайка
отпугивал покупателей. Но Жнецу это было не интересно -
охранник, отец двухмесячного ребенка, выживет, хотя и останется
инвалидом на всю жизнь.

Рядом с тем фонарем скоро появится молодой человек, которого
собьет машина, но это тоже не то: парень почти не пострадает,
отделается испугом и парой ссадин.

А там, по тому проспекту, вдали едет легковушка, в которой
сидят мать и ее маленькая дочь. Это уже гораздо интересней.
Женщина-водитель - клиентка Жнеца. Его длинные изящные пальцы
поглаживали песочные часы с черным песком, висящие на
серебряной цепочке у пояса. Время истекало. Осталось 2 минуты 10
секунд. Последнее дельце на сегодня будет выполнено. Жнец встал
поудобней, собираясь с интересом наблюдать за тем, что уже нельзя
предотвратить.

***

- Проклятый охранник, падла! Я что, лично ему мешал? Сука
магазинная! Мне тоже жрать надо! Ну, я тебе покажу "В Бобруйск,
животное"!

Бомж зло бормотал себе под нос проклятия, с трудом находя
дорогу к нужному супермаркету. Водка, выпитая у беляшной со
случайным собутыльником, зло нашептывала ему самые зверские
способы расправы с недавним обидчиком. Бормотание становилось
все неразборчивей, а рука в кармане рваной промасленной фуфайки
все крепче сжимала рукоять старой заточенной о бордюр отвертки.
Яркие картинки мести в воображении радовали бомжа, да и свет из
магазинных витрин, уже заметный издалека, заставил его ускорить
свои заплетающиеся шаги. Еще немного, и он поравняется с местной
достопримечательностью - Домом с башенками, а там до
супермаркета рукой подать. Борясь с законом всемирного тяготения,
бомж остановился передохнуть у ближайшего столба, когда из-за
угла дома до его притупленного злостью и алкоголем слуха донесся
странный скрежет и металлический звук удара. Передохнув пару
минут и продолжая подогревать в себе обиду и ярость, он
продолжил свой извилистый путь к мести.

***

В 70-ти километрах отсюда в небольшом городе люди уже
готовились ко сну. В сквере на скамейке возле неработающего
фонтана сидел молодой парень в дорогой светло-серой дубленке. На
его темно-русые непокрытые волосы серебристо опускались легкие
снежинки, взгляд был - тоскливым и одиноким, а мысли - мрачнее
темного ночного неба. Утром он снова поругался с отцом и теперь
решал, как жить дальше. От одного только осознания того, что он
оказался для отца лишь средством воплощения родительских
неудавшихся планов, парень так стискивал кулаки, что аккуратно
подстриженные ногти чуть ли не до крови врезались в его ладони.
После гибели восьмилетней сестры несколько лет назад, парень
ощутил, что в этом мире не осталось никого, кому бы он был дорог
или даже просто небезразличен. А теперь и отец стал для него
совершенно чужим. Да и в семейном бизнесе сейчас складывалось
не все гладко. У парня было незавершенное задание, от которого
зависело его дальнейшее положение на фирме. До конца года ему
необходимо найти себе помощника. Отец в отчаянии уже согласен
на все - помощник может быть любого пола и возраста, но появиться
он должен до наступления 1 января нового года. А значит времени
осталось совсем мало. Парень уже решил, где будет искать
помощника, потому для скорости решил воспользоваться
спецтранспортом фирмы. В кармане гулко загудело вибро телефона.
В трубке прозвучал молодой незнакомый голос:

- Здравствуйте. Транспорт готов, мы можем отправляться
прямо сейчас. Подтвердите выбор места назначения.

Парень посмотрел на золотые часы на запястье и что-то
прикинул в уме.

- Я готов.
Он встал со скамейки, отряхнул дубленку от снега и начал
свое перемещение к месту назначения. Через пару минут парень
ощутил странную тревогу. Темнота вокруг него внезапно взорвалась
вспышкой яркого слепящего света, раздался визг тормозов и что-то
огромное и сильное мощно отшвырнуло его прочь, жестко
приземлив спиной на промерзший скользкий асфальт.

***

В машине было тепло, и дочка задремала на заднем сиденьи.
Женщина вела машину быстро, но осторожно - надо успеть
перепрятать подарок из багажника в квартиру, пока девочка не
проснулась. Завтра - Новый год, еще один праздник, который они
проведут только вдвоем. Мать кинула беглый взгляд на девочку и
поджала губы. Она чувствовала вину перед своим ребенком,
который родился от случайной связи и никогда не знал своего отца.
Во всем этом большом мире у нее была лишь мать. Женщина
выросла в интернате без семьи и всегда хотела со временем выйти
замуж и завести большую и дружную семью. Но вышло все не так,
как она мечтала. А теперь женщина, даже занимающая хорошую
доходную должность и имеющая свою машину и квартиру,
оказалась никому не нужна с балластом в виде ребенка. Красивая и
молодая, но одинокая, она находила утешение в своей дочери.

Эта ночь была такая же, как обычно, но женщину не покидало
странное тревожное ощущение. Машин на дороге осталось мало -
наверное, многие уже сидели дома и наряжали елки, потому она
слегка расслабилась и снова мельком взглянула на дочь. Дальнейшее
произошло настолько неожиданно, что женщина даже не поняла,
откуда вдруг прямо перед машиной появилась человеческая фигура.
Прохожий словно свалился откуда-то сверху. Стараясь избежать
столкновения, она вдавила педаль тормоза и резко вывернула руль к
обочине, но столкновения избежать не удалось - машина задела
правым крылом человека и отшвырнула его на несколько метров
вперед. Резкий визг тормозов и грохот удара спугнул задремавшую
на теплом канализационным люке собаку - она стала единственным
свидетелем того, как машину вынесло на обочину и впечатало левой
стороной бампера в некстати подвернувшийся чугунный фонарь.
Девочка, пристегнутая ремнем безопасности, проснулась и

испуганно заплакала, не понимая, что произошло. Ее мать сидела на
своем месте, упиралась головой в крышу автомобиля,
прогнувшуюся от упавшего тяжелого фонаря. По лицу женщины
стекали ручейки крови, а широко раскрытые глаза неподвижно
смотрели на растрескавшееся лобовое стекло.

Жнец довольно улыбнулся, щелкнул ногтем по песочным часам,
в которых вниз упала последняя искрящаяся песчинка, и плавно
слетел с крыши. На сегодня с него все. Возле машины уже стоял
светящийся полупрозрачный силуэт женщины и с недоумением
озирался по сторонам. Жнец опустился на землю прямо перед ней и
с легкой улыбкой протянул ей руку.

- Не волнуйся, милая, все хорошо. Пойдем со мной.
И лишь та самая разбуженная собака видела, как черный силуэт
Жнеца растаял в бездонном небе, унося с собой молодую женщину,
освободившуюся от земной жизни .

*********

Этот день не задался у меня с самого утра. Начиная со скандала с
отцом и заканчивая этим путешествием в соседнюю область. Наша
фирма уже лет 20 пользуется услугами местного провайдера по
телепортации. Их телепортационные туннели никогда не работали
стабильно, но сегодня это был сущий ужас. Наверное, потому что к
концу года они набрали в штат необученный молодняк. Но нам не
приходилось выбирать - наш район обслуживал только один
провайдер - печально известный "ТелепортNET". У нас, демонов, не
принято пользоваться людским общественном транспортом, даже не
смотря на то, что наши виды сосуществуют рядом довольно давно.
Так давно, что с первого взгляда нас не отличишь от нормального
человека. Оно и к лучшему - люди до сих пор не знают о нашем
существовании и, надеюсь, так и будет в дальнейшем. Но нам все же
приходится время от времени тесно взаимодействовать с людьми.
Чтоб получить более высокий статус в сообществе и занять более
выгодное положение в демоническом бизнесе, приходится брать
себе помощников из числа людей - дань древней традиции. Это мне
и нужно сделать до наступления нового года.

Я как раз сидел на лавке в парке и размышлял, когда позвонил
какой-то новенький из "ТелепортNETа" и сообщил, что они готовы
перебросить меня в город, где мне предстоит в короткий срок
завербовать человека к себе на работу. Встав со своего места, я сразу
же ощутил, как вокруг меня невесомо сомкнулся невидимый
коридор, и меня медленно втянуло в телепортационный канал,

растворив мою физическую сущность и начав трансфер в точку
назначения. Вибрирующее иссиня-черное пространство вокруг
непривычно гудело, и меня ощутимо трясло в тоннеле. Раньше тоже
были всевозможные помехи во время перемещений, но на этот раз
явно что-то шло не так. Внезапно стены тоннеля побагровели,
подернулись волнами, и прямо перед моими глазами высветилась

голографическая надпись: "Ошибка 800"1, после чего тоннель еще
раз мигнул и исчез. Мое материализовавшееся тело начало падать
куда-то вниз, но падение было недолгим - мне удалось приземлиться
на ноги, и тут же глаза ослепили два огромных световых пятна,
раздался невероятно громкий в морозной тишине скрип, что-то
огромное со зверской силой отшвырнуло меня назад и раздался
глухой удар. Я несколько раз перекатился по скользкой поверхности
и замер лицом вверх.

Боль в голове и левой руке не давала четко осмыслить, что
произошло, но первая мысль была, что провайдер "упал" и
отключился канал телепорта. Только что я несся растворенной в
пространстве субстанцией, и вот уже лежу на холодном, покрытом
тонким ледком асфальте, а надо мной в небе перемигиваются
острыми лучами крошечные яркие звезды. Теперь надо осторожно
подняться с асфальта. Кажется, ничего серьезного, но стоило мне
встать, как по лбу что-то щекотнуло, скользнуло по брови,
ресницам, стекло по щеке и закапало темными каплями на дубленку.
Механически теранув рукой по лбу я сморщился от боли и
посмотрел на пальцы - кровь. Левая рука тоже ныла - рукав
дубленки задрался и на руке от кисти до локтя темнела длинная
кровоточащая ссадина. В кармане как раз оказался завалявшийся
платок, который я сразу же прижал к ране на лбу. Осталось
осмотреться и понять, где я оказался.

Первое что бросилось в глаза - машина в пяти метрах от меня,
врезавшаяся в фонарный столб. Столб подломился в месте удара и
упал всей своей массой на крышу машины. В машине кто-то громко
плакал, но из нее никто не выходил. Поднявшись с дороги, я
осторожно направился к машине. Из соседнего дома высунулся

какой-то пожилой низкий мужчина в тапках и длинном пальто на
спортивный костюм, оценил обстановку и, с трудом обогнув
парочку сугробов, скользя, засеменил к водительскому сиденью. Мы
почти одновременно с ним открыли передние дверцы авто и
заглянули внутрь. За рулем сидела молодая женщина и сразу было
понятно, что она мертва. Вогнутая часть крыши машины вдавилась в
левую часть ее головы, остекленевшие глаза неподвижны, а по лицу
и шее течет кровь, пропитывая пушистый сиреневый воротник
пуховика. На заднем сидении, сжавшись, сидела плачущая девочка

лет пяти-шести. Кажется, она не понимала, что произошло, и от
шока не знала, что ей делать - теребить сидевшую впереди
женщину, требуя объяснений, или бежать прочь. Мужчина
засуетился, кивнул на девочку:

- Осторожно уберите ее из салона, не показывайте! Я сейчас
вызову "скорую".

И я остался наедине с этим человеческим детенышем. Не могу
сказать, что люди мне неприятны, скорей, мне неуютно рядом с
ними, потому я не горел желанием даже прикасаться к девчонке. Но
тут она вышла из ступора и вцепилась руками в плечо женщины:

- Мама! Мамочка! Что это было? Ты в порядке? Что с тобой?
Значит, это была ее мать. И хоть они – люди, но все же они тоже
любят друг друга и держатся своих родственных связей, потому я не
стал дожидаться, пока ребенок поймет, что случилось. Открыв
заднюю дверцу, я схватил ее за широкое синее пальтишко и потащил
прочь из машины. Девчонка вырывалась и продолжала звать мать,
потом вцепилась руками в дверцу машины, как маленькая обезьяна,
и заплакала еще громче:
-Отпустите меня! Отпустите! Мама! Я хочу к маме! Пусти-и-ите
меня-а-а!
Мне пришлось выкинуть платок и обхватить ребенка двумя
руками. Только так удалось отцепить ее от машины и, захлопнув
ногой дверцу, оттащить малявку на тротуар. Она продолжала
попытки освободиться.
- Дядя, пусти к маме!
Ее меховая шапка сбилась на глаза, шуба топорщилась, шарф
выбился, и сейчас девчонка казалась похожа на испуганного
истеричного зверька. Это немного раздражало, учитывая, что я
теряю время с этим происшествием. Тут я уже ничем не могу
помочь, но и бросить этого ребенка рядом с разбитой машиной было
бы слишком даже для старого бесчувственного демона. А уж мне
точно следовало дождаться приезда "скорой" и сдать ее на руки
врачам, пусть дальше сами разбираются; сброшу ее и попытаюсь
выяснить, что за прикол отмочил сегодня провайдер и как мне
умудриться закончить свои дела. Чтоб немного ее успокоить, я
присел рядом и обхватил ее руками:
- Перестань! К твоей маме сейчас нельзя, она крепко спит. Давай
немного подождем тут, скоро все уладится.

"Скорая" приехала довольно быстро. Все это время я просидел
на корточках возле дома, сжимая в руках девочку. Она немного
успокоилась и просто тихонько всхлипывала, прижимаясь к моему
плечу. Врач сперва осмотрел женщину в машине и попросил своего

водителя вызвать милицию, а затем подошел к нам и мельком
глянув на мою голову, пригласил меня в машину. Я взял девчонку за
руку и зашел с ней в "скорую". Врач посмотрел на нее с легким
недоумением, но я сразу усадил малявку на сиденье:

- Ее надо бы осмотреть, мало ли что... Она находилась в
разбившейся машине, могла пострадать.

Мне не столько нужна была медицинская помощь, сколько
хотелось как можно скорей убраться с места происшествия, тем
более уже где-то выла сирена милицейской машины. Так что
пришлось воспользоваться официальным поводом спрятаться от
ментов в медицинской машине. Мельком скользнула мысль:
"Хорошо, что у нас кровь красная, как и у людей".

- Ага, - ехидно отозвалось мое подсознание, - главное, чтоб в
больнице анализ крови не сделали.

Дорога в больницу заняла не так много времени. Вскоре мы уже
заходили в приемное отделение. Это был большой длинный холл с
кушетками, парой разукрашенных бумажными снежинками
стеклянных шкафов и несколькими каталками вдоль стен. Дежурная
усадила нас на изодранную древнюю "банкетку" и попросила
подождать. Вскоре к нам вышла пожилая крупная врачиха. Не
смотря на свой явно избыточный вес, она подплыла к нам довольно
тихо и сперва собралась осмотреть меня, но я кивнул на свою
мелкую спутницу:

- Я потерплю, осмотрите сперва ребенка, она была в машине,
врезавшейся в столб. Волнуюсь, не случилось ли с ней что.

- Ваша девочка? - Женщина сняла с шеи фонендоскоп и
протянула к девчонке пухлую ладонь.

"Еще чего не хватало!" - но вслух я ответил иначе.
- Нет, она дочь женщины, которая меня сбила.
Врач смягчилась и с жалостью посмотрела на малую:
- А, я поняла. Со "скорой" мне сообщили о происшествии.
Хорошо, пойдем, золотко, присядем на кушетке, я на тебя
посмотрю.
Не то, чтобы я был таким жалостливым к людям, просто

планировал под шумок, пока осматривают девчонку, смыться из
больницы. Но не тут то было, я слишком замешкался, наблюдая за
ребенком. Не успел я сделать и пары шагов, как входная дверь
открылась и внутрь зашли двое милиционеров. Они сразу подошли к
дежурной и та кивнула в нашу сторону. Быстро же они приехали!
Врачиха как раз закончила осмотр, встала со своего места и заметив
новых посетителей, направилась к ним. Мне оставалось лишь
присесть на другую кушетку и ожидать своей участи. Они долго о
чем-то бормотали, единственное, что мне удалось расслышать, была

обрывочная информация. Хоть они и старались говорить, как можно
тише, но мой слух все же гораздо острей, чем положено людям.

"Светлана Кудинова, 24 года... Да, все правильно... документы в
машине были... выяснили - мать-одиночка... отец ребенка
неизвестен... да... родственников нет... Настенька, бедная девочка...
сироткой стала... заберем... нет, приемник-распределитель для
несовершеннолетних... Ну а что... дальше - приют... "

Дальнейший план моментально созрел в моей голове, словно
прямо надо мной загорелась яркая лампочка идеи. Если все пройдет
удачно, то мне не придется больше мотаться по городу и искать себе
помощника. Говорят, из человеческих детенышей можно воспитать
хороших помощников. Главное начать обучение как можно раньше,
пока они еще поддаются воспитанию. Теперь осталось приложить
максимум убедительности и театрального мастерства.

Врач как раз закончила говорить с милиционерами и сейчас они
все вместе приближались ко мне. Женщина обернулась на них:

- Сначала мне нужно осмотреть пациента, а потом уже вы
сможете с ним поговорить.

Она подтащила стул и села напротив меня.
- Как вас зовут? Голова не кружится? Не тошнит?
- Сергей. Самочувствие вроде нормальное, дискомфорта не
ощущаю.
Она заглянула мне в глаза, несколько раз провела перед ними
указательным пальцем, наблюдая за моим взглядом.
- Дважды семь?
Я на секунду растерялся от неожиданного вопроса, но быстро
ответил:
- Четырнадцать.
Врачиха собиралась спросить что-то еще, но тут откуда-то из
дальней двери выбежала обеспокоенная медсестра и на ходу
закричала:
- Татьяна Дмитриевна, Соколову из пятой плохо!
Она встала со стула на удивление легко и быстро.
- Иду, бегу. - И уже ко мне: - Подождите здесь, я как только
освобожусь - обработаю вас.
Сразу же после ухода врачихи, ее место занял один из ментов.
- Здравствуйте. Я - старший лейтенант Соцков. Вы не могли бы
представиться и рассказать, что произошло?
Надеюсь, в этот момент мой вид был достаточно удрученным.
- Сергей Белый. Я сегодня только приехал в город, были планы
на праздники, собирался сегодня встретиться с одной девушкой. Она
обещала встретить меня на машине возле торгового центра. Мне
нужно было перейти на другую сторону улицы, но возле

пешеходного перехода навалило сугробов и они подмерзли. Я
пытался обойти сугроб, но поскользнулся и съехал по льду на
дорогу. А тут по дороге машина. Дальше плохо помню, кажется, я
пытался уйти с проезжей части, но было очень скользко. Потом меня
ослепили фары и я отлетел в сторону от сильного удара, а затем
раздался грохот. Мне удалось встать и добраться до машины,

въехавшей столб. Открываю дверь, а там... Не могу в это поверить...
Как же так?.. Я ведь только сегодня приехал, чтоб с ней увидеться.

По моей щеке сбежала вниз одинокая горькая слезинка.
- Светланка... За что?...
Лейтенант оживился.
- Постойте, постойте. Так вы знали потерпевшую?
Вторая и третья слезинки стекли по моим щекам, а плечи
горестно опустились.
- Это Света Кудинова. Мы раньше с ней встречались, но не
получилось у нас что-то, хоть я и любил ее тогда, и замуж звал. Пару
месяцев назад я приезжал сюда по делам и мы случайно
встретились, немного поговорили. Тут-то я и узнал, что у меня
доченька от нее... Малышка... Настюшка... Мы когда-то
разбежались своими дорогами, а она и не сказала мне ничего. Не

отпустил бы я ее, если бы знал, что она ребенка ждет...
Утирая слезы рукавом дубленки, я обернулся туда, где

оставалась девчонка. Видимо, она очень устала за день, потому что
подняла на кушетку ноги, подложила под голову шапку и спокойно
спала, свернувшись калачом.

- Мы договорились пока ничего ей не говорить, сначала
познакомиться. Потому я и приехал к ним на праздники, надеялся
отношения наладить. Да и Света была не против. Тогда в спешке я
ей только свой телефон городской оставил, боялся - вдруг не
позвонит. А тут звонок - "приезжай, на дочку посмотришь, Новый
год вместе встретим".

Лейтенант Соцков что-то бегло конспектировал в своем
блокноте. Вряд ли моя выдуманная история любви была нужна для
составления протокола происшествия. У меня сложилось мнение,

что он просто испытывал какую-то неловкость от сложившейся
ситуации и пытался ее замаскировать напускной
сосредоточенностью. Ну а я изображал горе не хуже актера
корейской мелодрамы. Лейтенант достал из брюк чистый носовой
платок и протянул мне.

- Спасибо! - От соприкосновения с моими глазами платок
наверное потерял половину своей сухости. - А что теперь с девочкой
будет? Света говорила, что у Насти никого кроме нее и меня нет.
Сетовала, что так и не смогла другого папу ей найти.

Милиционер закрыл блокнот, молча глянул на своего напарника,
затем повернулся ко мне.

- Не беспокойтесь, пока за девочкой присмотрят в приемнике-
распределителе. Но учитывая, что нашелся ее биологический отец, у
вас есть шанс стать ее опекуном. Нужно будет только сделать
генетический тест на отцовство. Если хотите помочь девочке и

вступить в свои отцовские права, то можете заняться этим сразу же
после праздников.

Никогда еще мои глаза не светились такой надеждой, как в
данный момент. Но потом я нахмурился.

- Простите, а до этого времени ее будут держать в приемнике-
распределителе, среди множества других детей? Вы разве не
понимаете, какой это стресс для ребенка? Она даже не знает еще,
что случилось с ее матерью! Вы ведь прекрасно знаете, какие
условия в этих приемниках. Завтра будет такой праздник, а девочка
проведет его в том жутком месте, в слезах и горе!

Уже не сдерживая рвущихся наружу отцовских чувств, я вскочил
с кушетки.

- Да вы вообще представляете, каково это! Она же на всю
оставшуюся жизнь возненавидит Новый год! Она больше никогда не
сможет радоваться и улыбаться.

Лейтенант отшатнулся от меня и тоже встал, пытаясь что-то
возразить, но я вцепился обеими руками в его одежду:

- Прошу, пожалуйста, пойдите мне на встречу! Я что угодно
сделаю - оставлю вам свой паспорт, вы можете связаться с моей
фирмой и подтвердить мою личность, заплачу, если нужно, но
пожалуйста, разрешите мне провести праздник вместе с дочкой! Я
скрашу для нее эти дни и уже потом, в новом году расскажу, что
произошло. Умоляю, позвольте мне поддержать ее в эти дни, не
отдавайте ее в чужие руки! Я даже останусь в городе настолько,
насколько нужно, пока не уладятся все юридические формальности.

При необходимости я уже готов был зарыдать, но лейтенант и
так почти сдался. Он осторожно убрал с себя мои руки и кивнул
напарнику, мол "давай отойдем на минутку". Они о чем-то быстро
посовещались и второй милиционер спросил:

- У вас паспорт с собой? Дайте его пожалуйста.
Хорошо, что столетие назад мы полностью слились с людским
населением настолько тесно, что даже завели себе цивильные
человеческие имена и настоящие документы. Мент взял мой паспорт
и отошел к столу дежурной. Там он долго что-то выяснял по
телефону, переписывал в свой блокнот данные из паспорта, выдрал
из блокнота лист, а затем вернулся назад. С паспортом он дал мне и
листик с двумя телефонами.

- Возьмите. Все в порядке, данные удалось подтвердить,
сотрудники еще не разошлись. После праздников в первый же
рабочий день свяжитесь с нами по этому телефону и будем решать,
что делать дальше. Скорее всего, готовьтесь общаться с властью и
стать уникальным человеком, удочерившим собственную дочь.

- Спасибо! Огромное вам человеческое спасибо! - Взволнованно
запихав паспорт и листик в карман, я кинулся жать руки то одному,
то другому милиционеру.

- Да, кстати, вам есть, где остановиться в нашем городе?
Я горячо кивнул головой:
- С этим проблем нет. У меня с собой достаточно денег и мы
снимем комнату в гостинице. Только если девочка проснется, не
проговоритесь о ее маме, пусть думает, что она просто лежит сейчас
в больнице.
Тепло попрощавшись, милиционеры, наконец-то покинули
больницу. Я тоже решил тут не задерживаться, а как можно скорее
рвать когти, пока менты не одумались. Теперь ребенок в моих руках
и дальше не должно возникнуть никаких проблем. Мы довольно
богаты и имеем множество весьма полезных связей среди людей,
потому легко можно будет состряпать тест, подтверждающий мое
"отцовство" и подкупить органы опеки и другие службы, которые
понадобится. Возня, конечно, предстоит, но дело стоящее - этот
детеныш официально станет моим. Хотя то ли дело раньше, когда
люди были менее цивилизованы и подвержены бюрократии -
приехал ночью в город, похитил силой любого приглянувшегося
ребенка или даже взрослого, и никто не почешется.
Девочка продолжала сладко посапывать, когда я взял ее на руки
и двинулся к выходу. Дежурная на нас и не глянула - она была
увлечена чтением женского романа в мягкой обложке, поставив
книгу перед собой и посасывая чай из эмалированной кружки.
Когда дверь больницы захлопнулась за нами, в лицо сыпанули
холодные мягкие снежинки. На улице было не холодно, с темного
неба валил пушистый, искрящийся в свете фонарей, снег. Хорошо,
что на мне нет шапки - в силу своей природы, тело отлично
переносит морозный климат этой местности. Потому я наслаждался
ощущением прохлады от медленно садящегося на мои волосы снега.
Снежинки попадали и на лицо девчонки, от чего она смешно
морщилась и пыталась прижаться плотней к моей дубленке. Как бы
не было здорово стоять под снегопадом, но все же пора
отправляться домой. Осталось только найти незаметное место для
телепортации. В дальней части больничного двора я нашел
деревянную беседку, уложил спящую на скамейку и достал телефон.
Набрал номер своего провайдера.

- Добрый вечер! Вас приветствует служба по работе с клиентами
компании "ТелепортNET"! Поздравляем вас с наступающим Новым
годом и благодарим за выбор в пользу нашей кампании, - ответил
мне приятный девичий голос.

Хитрецы, телепортаторы, с недавних пор посадили работать с
клиентами демониц-сирен, чем значительно сократили количество
телефонной брани в свой адрес по сравнению с еще недавними
временами, когда звонки принимали рядовые телепорт-админы,
набираемые из низших демонов, только начинающих свою карьеру.
На такого можно было по полной программе отвязаться. С сиреной -
совсем другое дело: только заговорила - и - как будто праздник
внутри, и проблемы куда только деваются. Впрочем, никуда они не
деваются, просто действия чар не позволяют нормально
сосредоточиться на том, что волнует или бесит. Но я уже научился
противостоять чарам сирен. Потому, похоже, удивил вечно юное
создание, ответив ему, не мешкая решительным тоном:

- Возникла проблема при телепортации. Вы наверняка по
пеленгу уже идентифицировали меня. Потому потрудитесь все-таки
выполнить заказ. И поскорее. Да, и чуть добавьте трафика: со мной
детеныш.

На том конце провода, похоже, растерялись: было слышно, как
демоница-сирена совещалась с кем-то из телепорт-админов, и лишь
потом я услышал:

- Мне очень жаль, но прямо сейчас мы не можем выполнить ваш
заказ. Возникли серьезные проблемы на телепортационном канале.
Сейчас мы занимаемся их решением.

- И как скоро решите ваши проблемы?
- Немедленно перезвоним вам, как только все исправим.
- Когда исправите?!
- Видите ли...
- Короче, до Нового года я телепортируюсь?!
- Мы приложим все усилия...
- В таком случае и я приложу определенные усилия, если заказ
не будет выполнен. И результатом этих усилий может стать...

- Заранее примите наши извинения. В порядке компенсации мы
предлагаем вам бесплатное обслуживание в течение всего
следующего месяца.

- То есть, я до Нового года...
- Мы, конечно, приложим все усилия...
- Понял. С наступающим, - как можно более язвительно сказал я
и нажал на "Отбой".
Проклятье! Придется прозябать тут еще полтора дня! Зло
сплюнув в снег, я посмотрел на девчонку. А ведь мне еще в этом

году необходимо отчитаться о проделанной работе! Ничего другого
не остается - включив на телефоне камеру, я сделал фото спящего
ребенка и отстучал короткую ММС-ску отцу: пусть увидит, что мое
задание выполнено. Теперь необходимо поймать такси и попросить
отвезти нас в ближайшую гостиницу. Со скамейки донесся вздох и
неразборчивое бормотание - девчонка проснулась, встала и с

недоумением оглядывалась по сторонам. Заметив меня, она вжалась
в спинку скамьи.

- Дядя, а где моя мама? Где я?
Присев рядом на корточки, я положил руки на ее плечи.
- Не переживай, с твоей мамой все в порядке, просто она сейчас
не очень хорошо себя чувствует. Ее оставили в больнице, но сейчас
к маме нельзя, пока ей не станет лучше. Мы потом обязательно ее
навестим. А пока я буду заботиться о тебе. Ты ведь Настя, да? Меня
зовут Сергей или можешь называть просто дядей - я дальний
родственник твоей мамы. А сейчас мы поедем в гостиницу и ляжем
спать: уже поздно. Хорошо?
На этот раз девочка отреагировала спокойно. Она соскочила со
скамейки и молча протянула мне руку.
Такси получилось поймать на удивление быстро, не смотря на

то, что улицы были уже пусты. Водитель отвез нас к ближайшей
гостинице, здание которой на фоне падающего снега напоминало
огромный бетонный утюг. Усадив девчонку на диван в холле, я
подошел к регистрационной стойке. Администратор окинул нас
подозрительным взглядом, особенно пристально изучал мой лоб и
потеки крови на дубленке. Предвосхищая его вопрос, я заговорил
первым:

- На улице было темно и зверски скользко. У вас есть свободные
комнаты? Я тут проездом и хочу остановиться у вас до утра 1
января.

Портье высунулся из-за стойки, посмотрел на девочку, потом
снова на меня а затем заклацал клавиатурой компьютера.

- Есть одноместная комната на пятом этаже. Подойдет?
- А как насчет двухместных?

Он отрицательно покачал головой.
- Извините, это единственная свободная комната. Вы же
понимаете - праздники, много постояльцев.
- Хорошо, оформляйте.
Полистав мой паспорт, администратор кивнул на девочку:
- Эта девочка, я так понимаю, с вами? Кем она вам приходится?
Без записи в паспорте или свидетельства о ее рождении я не могу
вас поселить.

Ох уж этот человеческий формализм! Я чуть опустил голову и
изобразил на лице скорбь.

- Понимаете, тут вообще очень сложная ситуация. Фактически,
она моя кровная дочь, но я и сам узнал об этом совсем недавно.
Сегодня произошел несчастный случай: ее мать погибла в аварии, а
я взял девочку под опеку, пока не уладятся все юридические

формальности. - На стойку был извлечен листок с телефонами. -
Можете позвонить по этому городскому номеру и спросить
старшего лейтенанта Соцкова. Это городское управление ГАИ, они
присылали дознавателей. Лейтенант вам все объяснит. Только
пожалуйста, говорите с ними потише, девочка еще ничего не знает
ни обо мне, ни о том, что случилось с ее мамой.

Администратор почему-то сперва позвонил в дежурную часть
горуправления милиции и разузнал насчет данного мной номера.
Затем уже позвонил в ГАИ, и, на мое счастье, Соцков оказался на
месте и подтвердил, что рассказанная мной история - не вымысел.
После всех выяснений, администратор все же поселил нас.

Комната оказалась маленькая, но довольно уютная. Кровать,
кресло, стол со стулом и зеркало - все, что необходимо для ночлега.
Из окна открывался вид на большую площадь с елкой и каким-то
памятником. Девочка от еды отказалась. Сняв с себя обувь и
верхнюю одежду, она тут же залезла на кровать под одеяло с
головой и затихла там, как затаившаяся мышь. Застирав в ванной
дубленку и заклеив порез на лбу найденным в аптечке пластырем, я
вернулся в комнату. Дубленку пришлось повесить на стул вплотную
к батарее, чтоб высохла до утра. Так как у меня нет с собой никаких
вещей, придется спать в брюках и рубашке. Жаль мять дорогую
фирменную одежду, но выбора не остается. Сперва я пытался
разместиться в кресле, но вскоре понял, что если засну в этом
продавленном приспособлении для пыток, то завтра просто не смогу
разогнуться. Пришлось примоститься на самом краю кровати
поверх одеяла.

До этого дня мне не приходилось настолько тесно сходиться с
людьми, и потому засыпать в таком положении рядом с этим

детенышем оказалось весьма дискомфортно. И все же мне почти
удалось задремать, когда до моего слуха донеслись странные звуки
из-под одеяла. Откинув край одеяла, я включил ночник. Девчонка
лежала, свернувшись клубком, и плакала. Честно говоря, это
заставило меня немного растеряться. Моя рука нерешительно
коснулась ее плеча.

- Эй, ты чего? Что случилось? У тебя что-то болит?
Она не ответила, лишь стала всхлипывать потише.
- У тебя точно ничего не болит?

В ответ - отрицательное мотание головой и выразительное
шмыганье носом. Пытаясь хоть как-то успокоить этого ребенка, я
принялся осторожно поглаживать ее ладонью по голове и
нашептывать:

- Ну, тише, тише. Все хорошо. Засыпай, завтра начнется новый
день. Завтра будет Новый год. Если хочешь, мы пойдем погуляем,

посмотрим на елку, все равно мне некуда девать время.
Договорились?

Детёныш вроде начал затихать. Я выключил свет и спустя
немного времени уже почти заснул рядом с ней, когда вдруг
раздался ее тихий голосок:

- Дядя, укройся, а то замерзнешь. Мама говорит, что ночью
холодно, можно заболеть, если спать на одеяле.

Ее слова вызвали у меня слабую улыбку.
- Не волнуйся, я не боюсь холода. - Но она настойчиво
продолжала:
- Вот заболеешь, и не пойдем гулять. А я к Деду Морозу хочу! И
к маме хочу! - Тут, похоже, она снова расстроилась, потому что
замолчала и снова хлюпнула носом.
Вздохнув, я все же залез под одеяло и настороженно затих,

ожидая очередного потока слез. Но ребенок не оправдал моих
ожиданий. Она поступила иначе - подобралась поближе, положила
голову мне на плечо и уткнулась мокрым носом в мою рубашку.

- Эй, ты что делаешь? Я тебе что - подушка?
Прижавшись ко мне всем своим тельцем, девчонка
пробормотала:
- Я тут боюсь. Дома мы всегда с мамой вместе засыпаем.
Этого мне еще не хватало - перепуганного ребенка под боком.
Но нужно как-то пережить эту ночь. Потому я обнял ее одной рукой,
а второй принялся поглаживать по спине. Не знаю, сработает ли этот
трюк, но, помнится, моя сестренка любила, когда я так делал,
укладывая ее спать.
Девчонка давно уже спала, а на меня нахлынули воспоминания,
которые еще днем казались далекими и потускневшими.

Сколько себя помню, отец ни разу не упоминал о моей матери. С
пяти и до шестнадцати лет я вообще жил в учебном пансионате для
детей демонической элиты, готовился к наследованию семейного
дела. Отец и мой двоюродный дядя навещали меня раз в год на день
рождения, в остальное время даже не звонили, чтоб узнать, жив ли я
вообще. Когда отец забрал меня домой, там нас уже ожидала моя
пятимесячная сестра. Когда же я спросил, где наша мать, мне никто
не ответил, лишь сказали, чтоб в доме больше не звучало этого
вопроса. Не помню даже, как она выглядела, какой была, потому в

своей маленькой сестренке я пытался рассмотреть отражение нашей
мамы. Эта малышка с человеческим именем Мария стала для меня
самым родным существом, которому я посвящал все свое свободное
время. А когда ей едва исполнилось восемь лет она погибла во время
пожара в нашем доме. Мы с отцом находились в это время на фирме,
и уже потом выяснилось, что это было нападение на дом ифритов.

Уверен, у отца были с ними какие-то темные делишки, в результате
которых они что-то не поделили, но мне так и не удалось узнать
подробности.

Со смертью сестренки во мне что-то сломалось, я больше не
могу смотреть на отца так, как раньше, хотя и до этого наши
отношения нельзя было назвать теплыми. Мария часто снится мне
по ночам, особенно сейчас, когда приближается Новый год. Она
очень любила этот праздник, перенятый нами у людей, каждый год
ждала в Новогоднюю ночь маленького чуда. И я делал все
возможное и невозможное, чтоб воплотить это маленькое чудо в
жизнь, увидеть ее радостные светящиеся восторгом глаза и
услышать радостный смех. От этих воспоминаний я даже на секунду
ощутил, словно она обнимает меня своими маленькими ручками.

Ощущение детского объятия не проходило, и сквозь полудрему я
вдруг вспомнил о человеческом детёныше. Ведь это она сейчас
обнимала меня и прижималась во сне. Отогнав подступивший сон и
открыв глаза, я посмотрел на Настю. Она мирно посапывала на моей
груди и легонько улыбалась во сне. Ее спящее личико сейчас так
было похоже на Марийкино, что легкий холодок пробежал по
моему позвоночнику. Наше отражение в зеркале на стене казалось
картиной, написанной темными красками ночи. В поверхности
зеркала отражались два разных, не похожих друг на друга существа,
но казалось, что безумная фантазия Случайности умышленно свела
их в эту предновогоднюю ночь. Порозовевшее круглое личико
девочки, ее светлые волосы, заплетенные в толстую косу,
крошечные сережки в маленьких ушках - этот ангельский образ
казался неуместным рядом с таким демоническим созданием, как я.
Сейчас в полумраке гостиничного номера меня бы мало кто принял

за человека - скудное освещение слегка заострило черты моего лица,
глаза казались мерцающими неестественным светом из-за отблесков
фейерверков за окном, темные волосы делали светлую кожу еще
более бледной, словно фарфоровой. Сейчас мое отражение больше
напоминало бесстрастную венецианскою маску, чем живое лицо.

И все же в этом ребенке было что-то, что внезапно вызвало
теплый комок в горле и заставило сжаться сердце. Наверное, она
тоже каждый год ждет 31 декабря и надеется на маленькое чудо. Но
в этом году чуда не будет. Ей предстоит лишь боль потери и слезы.

Что бы у нас не говорили о людях, но они тоже чувствуют, живут и
надеются на что-то хорошее, тоже создают семьи, теряют близких,
рожают детей. Поговаривают, что даже некоторые демоны берут
себе в супруги людей, но это не афишируется и считается закрытой
темой. Размышляя обо всем этом, я не заметил, как заснул.

Утро пробралось в номер яркими солнечными лучами. Девочка
спала на подушке спиной ко мне, а у меня затекло правое плечо -
похоже, она лежала на нем почти до самого утра и лишь недавно
скатилась на подушку. Дубленка как раз высохла, и я ненадолго
выбежал в ближайший магазин, купил себе печёночный фарш.
Заказав для Насти завтрак в номер, сам наспех перекусил сырым
фаршем, стараясь успеть, пока она не проснулась: не думаю, что
девочке понравились бы мои кулинарные пристрастия. Неплохо бы
еще запить слегка протухшим апельсиновым соком, но пришлось
довольствоваться стаканом воды. Девочка как раз проснулась и
пыталась вспомнить, как она тут оказалась. Ела она с большим
удовольствием и так активно запихивала блинчики с начинкой в рот,
что стала похожа на маленького бурундука.

- Дядя, а ты почему не кушаешь?
- Я выходил по делам, потому поел раньше. Ты давай, доедай, и
пойдем немного прогуляемся. Не хочется сидеть тут весь день.
Настя как раз дожевала последний кусок и опустошила стакан
компота.
- Ура! Пойдем к елке на Деда Мороза смотреть! Дядя, а ты мне
волосы заплетешь? - Радостно улыбаясь, она продемонстрировала
свою разлохмаченную во время сна косу.
- А может так сходишь? Никто там не будет к тебе
присматриваться.
Девочка насупилась и обиженно протянула:
- Ну пожалуйста-а... Мама меня всегда заплетает, чтоб красиво
было! Может, к ней в больницу съездим, пусть заплетет?
Последняя фраза укрепила меня в моем решении:
- Ладно, садись. К маме пока еще нельзя, я сам что-нибудь
сделаю с твоими волосами.
Когда-то я научился делать множество причесок из длинных
волос, когда заплетал сестренку, потому не испугался предстоящей
процедуры. Моя расческа прекрасно справилась с задачей, а навыки
еще не успели растеряться за два года. Минут через пятнадцать
девочка уже крутилась перед зеркалом, стараясь рассмотреть
сложный "колосок", сооруженный на ее голове.
- Какая красивая косичка! Здорово! Дядя, а ты научишь мою
маму так делать?

- Научу, научу...
Она не успокаивалась:
- Как красиво! А откуда ты так умеешь?
На этот вопрос я не ответил. Просто не смог. Мне все еще
больно вспоминать о тех счастливых днях, которые сгорели в
пламени пожара два года назад. Кажется, девочка поняла, что со

мной что-то не так, потому что замолчала и отправилась к стулу
одеваться.

Сдав ключи, мы вышли на улицу. Ночью прошел снег и теперь
улицы золотились отраженным солнечным светом. Наст тонко
поскрипывал под ногами, с площади доносились рождественские
мелодии и девочка, схватив меня за руку, нетерпеливо тянула туда,
где над площадью возвышался огромный конус искусственной елки.
Обширная площадь перед театром, на которой разбили новогодний
городок, оказалась почти пуста - большинство людей в это время
заняты предпраздничными приготовлениями. Дед Мороз и
Снегурочка меланхолично протаптывали тропинки вокруг елки,
замерзшие продавцы поп-корна и сладкой ваты потихоньку
поглощали собственный товар, а малочисленные гуляющие больше
интересовались раскладками со всякой сувенирно-игрушечной
фигней, чем самой елкой и ряжеными персонажами под ней. По
бокам площади стояли пока еще пустые будочки, стилизованные
под деревянные терема. Наверное, этой ночью тут будут продавать
еду и напитки для встречающих Новый год на площади. Чуть в
стороне рядом с памятником какому-то политическому деятелю
расположилось несколько аттракционов для малышей - паровозик,
лодка и какие-то жуткого вида птицы, похожие на перекормленных
стероидами утят.

Настя сразу же потянула меня к фургончику со сладостями.
- Дядя, я поп-корн хочу. Пожалуйста!
Заполучив стаканчик кукурузного лакомства за девять гривен,
девочка сразу же захрустела хлопьями, не обращая внимания на
мороз и покрасневшие руки. Затем мы несколько раз обошли вокруг
елки, пока она внимательно изучала висящие на ней украшения.

Постояв немного и понаблюдав за катающимися на паровозике
карапузами, Настя грустно изрекла:

- Жалко, я уже такая взрослая...
Но тут ее внимание привлекла въехавшая на площадь карета,
запряженная белой упитанной и ухоженной лошадью. Управлял ею
кучер, одетый в костюм Деда Мороза. Поначалу меня удивило, что
карета запряжена не шестеркой или семеркой лошадей, как
полагается такого рода экипажам. Впрочем, карета, сделанная, судя
по всему, из алюминия и пластика, напоминавшая полупрозрачную

тыкву (мне показалось, что похожий транспорт фея могла
предоставить Золушке для поездки на бал), была вполне по силам
одной крепкой лошадке.

Девочка не отрываясь наблюдала, как карета обогнула полукруг
и остановилась напротив театра. Тут же собралась группа желающих
покататься. Настя тяжело вздохнула и умоляюще посмотрела на

меня. В ее глазах теплилось столько надежды, что я сам кивнул на
карету:

- Ну, что? Пошли, что ли, прокатимся.
Девочка помчалась к месту стоянки кареты чуть ли не визжа от
радости, так что я еле успел за нею. Невольно вспомнилось недавнее
путешествие в Польшу по отцовским поручениям. Будучи в
Кракове, решил в свободное время побаловать себя поездкой по
старой части города на бричке (они выполняют там функции такси).
Пожалел: от лошади исходила просто чудовищная вонь. Тут же
находиться возле животины можно было безо всякого риска
спровоцировать нежелательные рефлексы или надолго испортить
себе аппетит. Тягловая сила, наматывая круги по площади,
отрабатывала расходы на свое содержание с лихвой.
После катания у нас еще оставалась уйма времени до конца дня,
потому мы решили зайти в музей, посмотреть на выставку восковых
фигур. Моя маленькая спутница так радовалась всему, что видела,
что я даже на время забыл о том, что она человек, которому
предстоит до конца дней работать на меня и фирму. Сейчас она была
той, кто скрашивал своим присутствием мой последний день старого
года. С некоторых пор я не люблю праздник Нового года, потому
что встречаю его в одиночестве, погруженный в воспоминания. Но,
возможно, эта новогодняя ночь пройдет для меня иначе. Потому я
старался организовать для этого человечка максимум развлечений
перед тем, как ее жизнь навсегда изменится.
После музея восковых фигур мы решили зайти в переход,
перекусить в подземном кафе "Блинок". Забавное это оказалось
место - огромный зал, поделенный плетеными ширмами на кабинки,
обои в виде гигантских жареных блинов и огромные экраны на

стенах, показывающие процесс приготовления пищи. Настя
дожевала первый блин и внимательно посмотрела на меня.

- Дядя, а мы будем отмечать Новый год? У нас дома стоит елка и
мама сказала, что ночью обязательно придет Дед Мороз и положит
под нее подарок. Хочешь, мы сходим к маме и возьмем ключи?
Наверное, она разрешит тебе пожить у нас и мы с тобой вместе
сегодня попразднуем.

Мне даже стало жаль эту девочку, но нужно еще немного
продержать ее в неведении, пока мы не окажемся у меня дома.

- Настя, не переживай, будет у тебя праздник. Мы пока еще не
можем пойти к твоей маме, но этой ночью я куплю разные
вкусности на стол, а под утро обязательно придет Дед Мороз и
оставит для тебя что-то интересное.

И я собирался выполнить это обещание. Остается лишь найти
возможность незаметно купить подарок. Девочка радостно

заулыбалась:
- Здорово! А оливье будет?
- Закажем. И торт будет, и мандарины. Доедай скорее и пойдем

посмотрим, что в городе еще есть интересного.
Так, гуляя по городу и заходя время от времени погреться в

магазины, мы провели время до семи часов вечера. Мороз крепчал, и
пора бы уже вернуться в гостиницу, отогреться и сделать
приготовления к празднованию. Автобусы шли все забитые, а такси
поймать никак не получалось, потому мы пошли пешком, благо, что
за день я научился ориентироваться в этом городе. Решив сократить
путь, мы свернули на территорию стадиона. Откуда-то впереди
доносилась музыка, шум и голоса. Завернув за угол темной туши
крытого стадиона, мы вышли к праздничным огням передвижного
луна-парка. Морозный воздух тут пропитан запахами поп-корна,
хот-догов и кофе, к которым примешивается свежий хвойный
аромат установленной в центре площадки натуральной елки. На
душе у меня царили такая легкость и спокойствие, словно все
проблемы отошли на задний план, а тут еще встретился луна-парк с
его весельем и радостью. В этот момент я даже мысленно
благодарил своего провайдера за вынужденную остановку в
незнакомом городе. Давно уже мне не было так хорошо, как сейчас.
Да и девочка, держащая меня за руку, уже не казалась настолько
чужой и далекой. У меня создалось ощущение, словно мы давно уже
с ней знакомы, но просто долго не виделись. Я сам повел ее туда, где
продавались разные кондитерские изделия.

- Настён, хочешь пирожок с клубникой? Молочный коктейль?
Или, может быть, слойку с чаем? Сегодня проси все, что захочешь.

Немного подумав, девочка попросила пирожное "Домино" и

горячий шоколадный напиток. Мы сели с ней за маленький
пластмассовый столик и осмотрелись. Тут было полно веселящихся
людей с детьми, молодых влюбленных парочек и я даже заметил
несколько милиционеров, курсирующих в толпе, как голодные
акулы. Недалеко от нас расположилось несколько павильонов с
игровыми автоматами, лотком праздничной лотереи и тиром. Не
переставая жевать, Настя неожиданно спросила:

- Дядя, а ты не голодный? Хочешь, оставлю тебе пирожное?
Улыбнувшись ей, я отрицательно качнул головой.

- Спасибо, кушай лучше сама. Я потом поем, сейчас не хочется.
От одной только мысли попробовать что-то из человеческой еды
меня слегка замутило. Приходилось терпеть, пока не представится
случай раздобыть что-то подходящее себе на ужин. Доев и запив
подстывшим напитком, Настя вскочила со стула.
- А давай посмотрим, что там такое. - Ее рука указала в
направлении тира. - Мы с мамой никогда в такое не играли. Она
говорила, что сама не умеет, это мужская забава.
Ничего особого - тир как тир, стандартный набор птичек-
домиков-мельниц, несколько ружей и полка с плюшевыми
игрушками. На каждой игрушке висит бумажка с необходимым для
получения приза количеством очков.

- Ну что, посмотрела? Пойдем дальше.
Но девочка просто прикипела взглядом к огромному розовому
поросенку, гордо возвышавшемуся среди остальных призов. Я
помахал ладонью перед ее глазами:
- Ты тут не примерзла? Пошли, посмотрим, что там за елкой.
На этот раз она отреагировала, отвернулась и медленно побрела
дальше, но мне показалось, что в ее глазах блеснули слезы.
-Эй, Настя, стой! Иди-ка сюда.
Единственное, за что я был сейчас благодарен своему отцу, так
это за то, что он в свое время научил меня стрелять. Ни одна из
купленных мной пулек не пролетела мимо цели. Не прошло и пяти
минут, как я протягивал девочке плюшевого поросенка. Странно,
что такие простые вещи могут настолько менять настроение
человека. Настя обхватила поросенка двумя руками, зарылась в него
носом, а потом прильнула ко мне:
- Спасибо, дядя Сережа!
О, прогресс - меня уже по имени назвали. Это что, такое
выражение благодарности? Глядя на счастливую детскую мордашку,
почему-то не хотелось возвращаться в скучный гостиничный номер.
- Настён, не замерзла? Может, хочешь на аттракционах
покататься?
Мое предложение было с радостью принято, и мы отправились

выбирать вид развлечения. Порезвившись на огромном батуте, на
котором прыгают, пристегнувшись специальными подвесными
ремнями и излазив вдоль и поперек надувную горку в виде
чудовищного динозавра с открытой пастью, Настя выпросила
несколько кругов на музыкальной карусели с лошадьми.

И ладно, если б она развлекалась сама, так ей показалось этого
мало. С ярким румянцем и горящими глазами она уломала меня
посетить "Комнату страха". Не пойму, что люди находят в этом
глупом развлечении? Всего лишь большой зал, разделенный

ширмами на лабиринт, в котором установлены двигающиеся чучела
на батарейках, жуткие манекены, и притаились актеры в костюмах
разных чудовищ. Пока мы медленно шли по лабиринту, вокруг нас
раздавались всевозможные звуки, призванные вселять ужас в
посетителей - шорох, стон, грохот цепей и перестук костей, злобный
хохот и треск. За это время девочка раз десять визжала, хватала меня

за руку и прижималась к моим ногам, но когда мы вышли наружу,
она засмеялась.

- Это было так здорово! А ты разве совсем-совсем не испугался?
А когда та ведьма из бочки вылезла?

Хмыкнув, я присел перед девочкой, поправил ей шапку и
ответил:

-А что там бояться? Ведь это только игра. Не нужно бояться
такой ерунды. Нужно бояться тех, кто тебя окружает. Возможно,
поймешь, когда подрастешь.

- Дядя Сережа, но тебя же я не боюсь, а ты тоже меня
окружаешь.

Мой смех, кажется, ее немного смутил.
- Малышка, я тебя не окружаю, меня не так много. И спасибо,
что не боишься меня.
Она ласково сжала мою ладонь.
- Но ты ведь хороший! Мне с тобой нравится!
Встав и погладив ее по теплой щечке, я постарался замять тему.
- Давай еще немного побудем тут и пойдем уже домой, в
гостиницу. Мы и так много сегодня погуляли. Ты, наверное, уже
устала.
После совместного посещения "Комнаты страха" девочка явно
вошла во вкус. Ей захотелось прокатиться со мной на "Пиратском
корабле". Это огромная ладья со скамьями, которая раскачивается
вперед и назад, зарываясь носом в небо под углом в 45 градусов.
Темные силы, ну скажите мне кто-нибудь, зачем нужно так
вопить, катаясь на этом адском сооружении? Да, захватывает дух, но
это же не конец света. Я почти оглох от раздающихся вокруг меня
диких визгов. После этого корабля мне было как-то немного не по
себе. Не могу сказать, что меня укачало: во время телепортаций
приходилось проходить и через худшее. После такого испытания
хотелось просто посидеть в тишине и прийти в себя, но моим планам
не суждено было сбыться. Перед возвращением Настя захотела
покататься на карусели, очень напоминающей советскую
"Ромашку", только поменьше, но тут она называлась "Цветик-
семицветик".
Подвох заключался в том, что на эту карусель детей до десяти
лет почему-то пускали только в сопровождении взрослых.

Пришлось брать билеты на двоих, не удалось переждать это катание
на земле за ограждением. Когда все заняли свои места и
пристегнулись, карусель начала свой убыстряющийся полет
навстречу свежему морозному воздуху. Этот аттракцион, в отличие
от предыдущего, вызывал у меня какое-то смутное приятное
ощущение. Полет, ветер в лицо, пластиковые круглые крыши над

сиденьями... Не знаю, что было в них такого особого, но я ощутил
странное и непривычное тепло в груди, какое-то сладковатое
томление, которого раньше никогда не испытывал.

Внезапно, как вспышка света в подсознании, в моей памяти
всплыла странная картина. Силуэт женщины, которая держит меня
за руку и ощущение комфорта. Я не видел ее лица, не слышал
голоса, просто видел силуэт, который возвышался надо мной, но не
подавлял, а внушал чувство надежности и защищенности. А затем
такой же полет на старой доброй "Ромашке" навстречу теплому
солнечному дню, яркому свету и легкому ветру, несущему ароматы
цветущей сирени. Мама... Это была она, за день до того, как отец
отвез меня в пансионат на долгие одиннадцать лет. Последний день,
когда я видел свою мать. День, после которого изменилась вся моя
жизнь...

Воспоминания нахлынули штормовой волной на берег моего
сознания. Мама не хотела меня отпускать, но ничего не могла
сделать. Потому она повела меня в парк отдыха, где мы почти до
самого вечера катались на аттракционах и просто гуляли. Она
хотела, чтоб я запомнил тот день, запомнил, как мама любит меня, и
чтоб эти воспоминания грели меня все предстоящие годы разлуки.
Но я забыл...

Понимание нахлынуло внезапно, словно меня окатили ведром
ледяной воды. Что-то подсказывало мне, что отец с его
демоническими способностями приложил руку к моей частичной
амнезии. Не хотел, чтоб эмоции и воспоминания мешали мне
обучаться на его преемника? Возможно. Любил ли он меня когда-
нибудь? Не знаю. Может, и любил своей извращенной расчетливой
любовью, как вещь, как перспективную инвестицию. Он забрал у

меня мать, даже ее имя, забрал память, нормальное детство,
отцовскую заботу. Забрал все, что могло повлиять на процесс
воспитания из меня демона высшей иерархии, наследника семейного
дела, даже не спросив, что же хотелось бы мне самому. Он поступил
со мной так, как и я собрался поступить с этой девочкой, забрав у
нее детство и нормальную жизнь.

Карусель медленно останавливалась. Когда я отстегивал Настин
страховочный ремень, мои пальцы дрожали и плохо слушались. Вся

тяжесть осознания давила на мысли. Отец, как же ты мог так
поступить со мной?

Девочка слезла с сиденья и дернула меня за рукав:
- А что дальше, дядя Сережа?
В горле стоял горький комок. Теперь меня угнетала здешняя
обстановка. Я только неопределенно качнул головой, схватил ее за

ручку и потащил из луна-парка, подальше от этой музыки и веселья.
- Дядя Сережа, что случилось? Ты сердишься? Я сделала что-то

не так?
Я остановился и только сейчас заметил, как сильно сжал ее

маленькую ладошку.
- Прости... Прости, малыш. Все нормально, ты ни в чем не

виновата. Просто... - И тут я ощутил, как по моей щеке поползла
вниз капелька теплой влаги. Но она не была растаявшей снежинкой.
- Просто... я кое-что вспомнил...

Настя смотрела на меня так, словно чувствовала мое состояние.
- Но мы ведь идем праздновать? - Тут она опустила голову и
вполголоса добавила: - И как там мама? Как бы мне хотелось, чтоб
она встретила Новый год с нами.
В ее словах было столько грусти. Я даже испугался, что сейчас

она снова заплачет.
- Настя, ты действительно так сильно любишь маму и хочешь

встретить с ней Новый год?
Девочка подняла на меня взгляд:
- Конечно! Очень люблю! И больше всего на свете хочу, чтоб мы

праздновали все вместе!
Эти слова оказались той последней каплей, которая стала

решающей в принятии решения. Короткий взгляд на часы - время
еще есть, но нужно поторопиться. Присев, я взял девочку на руки.
Она радостно взвизгнула и обхватила меня свободной рукой за шею.

- Держись крепче, я пойду быстро!
Вцепившись в воротник моей дубленки, Настя смущенно
осмотрелась по сторонам.
- Дядя, я же уже взрослая и тяжелая!

- Ничего ты не тяжелая. Держись лучше и наслаждайся поездкой.
Когда еще тебе удастся на мне покататься?

Быстрым шагом я добрался до темнеющего за перекрестком
сквера. Не мешал даже поскрипывающий снег, толстым слоем
устилающий промерзшую землю. Видимо в теплое время года этот
сквер полон отдыхающих, но сейчас, зимой, тут было тихо и темно,
даже фонари горели через один. В центре сквера возвышалась
нелепая скульптура, напоминающая гигантскую головку чеснока,

плавно переходящую в крылатую женскую фигуру. Мы подошли к
этому бронзовому "шедевру" и я поставил девочку на землю.

- Настя, мне нужно ненадолго отойти, буквально минут на пять.
Пожалуйста, подожди меня тут, никуда не отходи. Посмотри, какая
интересная статуя. Я скоро вернусь. И не бойся! Договорились?
Если вдруг увидишь кого-то постороннего, просто спрячься за
статуей и дождись меня.

- Только, пожалуйста, не долго, дядя Сережа! Мне тут боязно
одной.

- Хорошо, не бойся. Все будет хорошо, обещаю!
Наклонившись, я нежно погладил девочку по щеке, стараясь
запомнить черты ее лица, а затем направился вглубь сквера.
Как я и предполагал, в этом сквере не составило труда найти
глухой уголок, как раз между зарослями заснеженных кустов и
развалинами летнего открытого кинотеатра. Надеюсь, тут хороший
прием. Достав телефон, я вытащил из его корпуса тонкую антенну,
предназначенную для особых вызовов. Она позволяла звонить на
частоте, не используемой человеческой электроникой. Нужный
номер телефона все еще хранился в недрах адресной книги. До этого
я звонил по этому номеру всего лишь один раз, но тогда все

оказалось бесполезным: время было упущено. Одно нажатие на
кнопку, и в трубке раздался веселый новогодний рингтон вызова.
Секунд через десять послышался щелчок и наступила тишина -
вызов принят. На этом номере никто никогда не отзывается, нужно
просто передать сообщение и ждать.

- Здравствуйте. С наступающим вас Новым годом! С вами
говорит демон девятого уровня, обитатель 25-го сектора
человеческого измерения. Мне нужно срочно поговорить с тем, кто
дежурил вчера, тридцатого декабря примерно в 23 часа 50 минут.
Дело не терпит отлагательства. Заранее спасибо. Жду!

Отбой. Теперь остается надеяться, что на проводе не оставили
включенный автоответчик и не отправились праздновать. У этих
товарищей ведь тоже кто-то должен дежурить круглосуточно.
Прошло, наверное, минут пять, как вдруг я ощутил рядом

присутствие постороннего. Чье-то неосторожное движение сбило
снег с ближайшей ветки, и из-за куста вышел тот, кого я ждал. Его
фигуру скрадывал длинный черный плащ с капюшоном, из под-
которого виднелось бледное красивое лицо молодого мужчины.
Длинные аристократичные пальцы правой руки поигрывали
серебряной цепочкой песочных часов, висящих у пояса. Длинными
черными когтями левой, он небрежно сжимал какую-то бумажку,
похожую на квитанцию. Внимательно окинув меня пронзительным
взглядом, он перевел взгляд на бумажку.

- Так, тридцатого в 11-53 ночи, автомобильная авария. Женщина,
24 года. Моя клиентка. Возникли какие-то проблемы? Зачем я
понадобился представителю столь древней расы?

- Приветствую тебя, Мрачный Жнец! Извини, если оторвал от
важных дел, но мне нужна твоя помощь.

Жнец засунул "квитанцию" вглубь своего плаща и посмотрел на

небо.
- Ничего, у меня есть немного времени. Но чем я могу помочь?

Если нужно кого-то забрать, то это только в том случае, если имя
есть в Книге Смерти - мы можем немного перенести дату в ту или
иную сторону. Но на этот год все планы уже выполнены и мы
закрыли квартал.

- Нет, не нужно никого забирать. Точнее нужно, но... - Я пытался
подобрать слова, чтоб объяснить ситуацию.

- Давай скорее, мне еще нужно дописать поздравительную речь.
- Жнец снова бросил нетерпеливый взгляд в небеса.

Мне не оставалось иного выбора, как выложить на стол все
карты.

- Я хочу обменять душу погибшей на свою. Ты дашь мне
погибнуть, но сохранишь жизнь этой женщине. Насколько знаю,

души таких как я у вас котируются довольно высоко. Я знаю, Жнецы
могут совершать такой обмен в крайних случаях. Сутки еще не
прошли, мы можем успеть.

Жнец воззрился на меня со смесью недоумения и насмешки.
- Какие еще сутки? Причем тут это? Она же еще вчера
скончалась, душа уже принята и оформлена, а тело пришло в
негодность. Извини, но ничего не получится.
- Жнец, у каждого из нас есть свои особые возможности. Я могу
вернуть нас на сутки назад, в тот самый момент, когда произошла
авария. Все будет сделано так, что в твоем распоряжении окажется
несколько минут, чтоб забрать душу, а затем ты вернешься в
настоящее и успеешь закончить свои дела. Ведь тебе главное
выполнить план, верно? В этой предпраздничной суматохе никто не
будет сверять, чью именно душу ты принес. Цифры сойдутся, а за
демона тебе еще начислят премиальные. Каждый из нас получит то,
что хочет, ведь так?
Он приблизился ко мне и заглянул в глаза.
- Ты хочешь себе смерти?
- Я хочу жизни для матери одной маленькой девочки.
Слегка откинувшись назад, Жнец глухо засмеялся.
- Демон, отдающий свою жизнь за человека! Вот это да! Первый
раз такое вижу! Это даже интересно. Что ж, если ты действительно
можешь перенести нас назад, то давай попробуем сделать это. Но

мне интересно кое-что... Скажи, участники этой авантюры будут
помнить о произошедшем? И не пожалеешь ли ты о своем решении?

- Мы с тобой будем все помнить в силу своей нечеловеческой
природы. Я не пожалею об этом, сколько бы не провел времени в
раю или аду. А девочка запомнит сегодняшний день, потому что она
еще ребенок. Произошедшее отложится отпечатком на ее душе.
Душа девочки станет старше на один день, но сама девочка будет
считать сегодняшний день причудливым сном.

Немного помолчав, словно прикидывая что-то в уме, Жнец
наконец нарушил молчание.

- Ладно. Я согласен. Премиальные еще никому не помешали,
даже нам, служителям смерти. Переноси.

- Спасибо, Жнец!
То, что мне сейчас предстоит проделать, я освоил еще несколько
лет назад, но еще ни разу не делал. Процесс отнимает много сил и
требует максимальной концентрации. Настроившись на тот самый
момент, когда начался сбой в телепортационном туннеле, я
мысленно прочитал заклинание и начал закручивать вокруг нас
временную воронку. Пространство и время разомкнулись, соединив
коридором настоящие время и место с нужной нам точкой в
прошлом.
Парк моего родного города подернулся пеленою перед моими
глазами, и тело пронзили волны телепортации. Один шаг, и канал
телепортации замкнулся за моей спиной. Мир вокруг растворился, и
вот я уже мчусь по иссиня-черному вибрирующему туннелю.
Единственное, что еще соединяло меня с реальным миром, был
образ маленькой девочки с толстой светлой косой и ощущение ее
теплой ладошки в моей руке. И снова стены туннеля побагровели
вокруг меня. "Ошибка 800". Глаза ослепил яркий режущий свет.
Удар, и мое тело поглотила вспышка боли. Дальше был короткий
полет. Еще один удар. И наступила темнота.

***

Сверху город казался россыпью разноцветных стразов на
черной бархатной подушке ночи. Жнец стоял на крыше
многоэтажки и с интересом наблюдал за жизнью города. Мысленно
от зачитывал почти готовое новогоднее поздравление для
праздничного корпоратива. Песочные часы на поясе никуда не
торопились - они степенно пересыпали вниз свой черный песок.
Осталось 2 минуты 10 секунд. Пьяный бомж, шатаясь, брел на
"дело", сжимая в кармане заточенную отвертку. В семидесяти
километрах отсюда парень в светло-серой дубленке вошел в

телепортационный туннель. По городу торопится легковая машина с
двумя пассажирами. Осталась всего минута и скоро все будет
кончено. Жнец даже немного жалел, что в Новогоднюю ночь
пришлось заниматься этим делом. После той самой аварии, в
которой погибла женщина, он заметил странного мужчину на месте
аварии, своей энергетикой не похожего на всех остальных людей, и

вернулся потом посмотреть на него. Жнец никогда раньше не имел
дела с демонами. Наверное, он и сам бы не смог сказать, что
заставило его весь следующий день наблюдать за этим молодым
демоном, беззаботно гуляющим с человеческим ребенком. Но это
действительно оказалось интересным и познавательным.

Мысли Жнеца прервала едва различимая нечеловеческим
взглядом вспышка на дороге. Внезапно из ниоткуда прямо под
машину выпало чье-то тело. Вот он, час "Икс"! Теперь наступает
черед работы Жнеца. Жнец сжал левой рукой песочные часы и резко
выставил в сторону дороги растопыренную правую ладонь с
длинными угольно-черными ногтями. Машину занесло, колеса
отчаянно выворачивались, цепляясь за обледеневшую дорогу.
Бампер машины врезался в человека и отбросил его на несколько
метров вперед. Тело парня рухнуло на дорогу, из-под его головы
начала растекаться темная лужа крови. Машина же каким-то чудом
умудрилась затормозить рядом с бордюром. Из нее тут же
выскочила перепуганная женщина в сиреневом пуховике и кинулась
к пострадавшему. Вслед за женщиной, из салона выбралась девочка
и побрела вслед за матерью.

- Мама, что такое? Что случилось?
- Настя, быстро в машину и принеси мне телефон из сумки!
Быстренько, давай!
Женщина присела рядом с телом парня и попыталась нащупать
пульс на его шее.
- Боже! Господи! Неужели я его убила?
Внезапно лежащий вздрогнул, застонал и начал подниматься.
- Не надо, не вставайте! Я сейчас вызову скорую. Все будет
хорошо. Потерпите. Настя, ну где ты там! - В ее крике, обращенном
к девочке, слышалась паника.
Девочка подбежала к матери и протянула ей телефон. Парень
сел, держась за голову, и медленно осмотрелся.
- Что случилось? Неужели... Вы?! ... - Тут он присмотрелся к
женщине и перевел взгляд на девочку.
Та стояла рядом и изумленно смотрела на него.
- Дядя Сережа!

- Что ты говоришь, Настя? Ты знаешь этого дядю? Иди лучше в
машину, я тут сама управлюсь. - Мать выхватила телефон и
дрожащими мальцами принялась набирать номер.

- Мам, мне сейчас в машине такой сон приснился! Я потом
расскажу. И там этот дядя был!

Парень вытащил из кармана носовой платок и прижал к затылку,
затем протянул руку к телефону женщины и нажал отбой.

- Пожалуйста, не надо! Со мной все в порядке. Я сам виноват -
поскользнулся, обходя сугроб.

Женщина не торопилась убирать телефон.
- Вы точно в порядке? Может, нужно кому-нибудь из
родственников позвонить?
Он отрицательно качнул головой и тут же болезненно
поморщился.
- Нет, у меня никого нет. Я вообще у вас в городе проездом на
несколько дней. Случайно занесло, даже знакомых тут нет, некому
сообщить. Сейчас найду гостиницу, отлежусь, и со мной все будет в
порядке.
Убрав телефон, женщина взяла его под руку, помогая встать. С
беспокойством поглядывая на красивого статного мужчину, который
ей сразу почему-то понравился, она неожиданно приняла решение.
- Меня зовут Светлана. Знаете что, у меня есть идея. Все-таки я
сбила вас, потому в качестве компенсации оплачу лечение в
больнице нашего города. А раз вы приезжий, разрешите пригласить
вас к нам. Все-таки завтра праздник - Новый год, потому приглашаю
вас отметить его вместе. Если, конечно, у вас нет других планов.
Извините, что так вот сразу. Но мне действительно жаль, что так все
вышло. Хочу, чтоб вы простили меня.
Неожиданно парень широко улыбнулся и изобразил легкий
галантный поклон.
- Я – Сергей. Приятно познакомиться. И если вы не шутите, я с
удовольствием приму ваше приглашение. Честно говоря, грустно
совсем одному встречать Новый год.

***

Дождавшись, пока женщина с девочкой и молодой демон сядут в
машину, Жнец тяжело вздохнул.

- И что это со мной сегодня? Сам от себя не ожидал. Неужели
мне стало его жалко? Ох уж это новогоднее чудо! Черт, а ведь надо
как-то выполнять сегодняшний план.

Озадаченно оглянувшись по сторонам и не обнаружив в
непосредственной близости никого из своих коллег или начальства,

Жнец задумчиво поцокал языком. Затем изо всех сил оперся рукой о
бетонную корзину с фруктами, украшавшую край крыши, и закрыл
второй ладонью одно ухо. Корзина покачнулась и рухнула вниз.
Снизу раздался сочный чвякающий звук, а затем кто-то грязно
заматерился.

Ох, и зря же пьяный бомж задержался у столба, прислушиваясь к
звукам аварии. Как раз в этот момент он не торопясь добрался до
угла Дома с башенками и собирался переходить дорогу. А тут такая
смертельная неприятность в виде упавшей на голову бетонной
корзины с фруктами.

Утрамбовывая поглубже в карман текст поздравительной речи и
свернутую маску белого кролика, Жнец мягко спрыгнул с крыши.
Буквально через несколько секунд он несся в небо, таща за собой
упирающуюся и матерящуюся душу бомжа. И лишь полусонная
уличная собака видела, как Мрачный Жнец, торопясь на корпоратив,
улетал в бездонное небо со своей ношей и весело насвистывал
"Джингл Бэллс".

КОНЕЦ

Примечания.
1. – «Ошибка 800» - ошибка при подключении интернета: "Проблемы на линии связи".


Click to View FlipBook Version
Previous Book
หนังสืออนุสรณ์ เนื่องในงานพระราชทานเพลิงศพ พระครูโพธาภิรัต จังหวัดสุพรรณบุรี
Next Book
สถิติการนิเทศ ติดตามการดําเนินงานของโรงเรียนในสังกัด